Содержание  
A
A
1
2
3
...
200
201
202
...
271

— Толчок не был таким уж сильным, — заметил подполковник.

— Я уже говорил ему об этом. Так что, сообщить на базу?

— Да, действуй. Ты проверил уровень готовности?

— Все тихо в мире, сэр. Конечно, проверил.

Выражение «уровень готовности» означало, насколько тревожным является положение в мире. Состояние готовности правительственных департаментов, ответственных за различные проблемы, связанные с безопасностью страны, зависело от предполагаемой угрозы, существующей в мире. Чем выше опасность, угрожающая миру, тем больше сил держали в немедленной готовности. В настоящий момент угрозы Соединённым Штатам Америки не было, а потому для транспортировки президента в резерве находился всего один вертолёт, готовый в случае необходимости заменить президентский VH-3. Майор снял трубку и связался с базой в Анакостии.

— Да, разогрейте двигатели и держите второй в состоянии готовности. Первый вышел из строя… что-то с системой электроснабжения. Нет, мы справимся сами. К полуночи должен быть готов к полёту. Да, конечно. До свидания. — Майор повесил трубку в тот момент, когда в комнату вошёл Пит Коннор.

— Что-нибудь случилось?

— Наша птичка вышла из строя, — ответил подполковник.

— Я даже не заметил, что мы ударились так сильно, — удивился Коннор.

— Теперь эта точка зрения стала официальной, — улыбнулся майор. — Все придерживаются такого же мнения, кроме самого вертолёта, который вышел из строя от сильного толчка при посадке.

— Резервный вертолёт приведён в готовность, — сказал подполковник, закончив бриться. — Извини, Пит, но, возможно, нарушенное электроснабжение не имеет никакого отношения к толчку при посадке. Резервный вертолёт может быть здесь через тридцать пять минут после вылета из Анакостии. Никаких сообщений об опасности. Может, у тебя есть для нас что-нибудь?

Коннор отрицательно покачал головой.

— Нет, Эд. Нам ничего не известно об угрозе.

— Я мог бы перегнать сюда резервный вертолёт, но стоит ли в такую погоду… В Анакостии о нём позаботятся куда лучше. Так что решай.

— Да, пусть остаётся на базе.

— Босс все ещё собирается смотреть матч здесь?

— Да. Нам всем предоставили день отдыха. Вылетаем в Вашингтон завтра в половине седьмого утра. Думаешь, к этому времени всё будет готово?

— Да, ремонт закончится.

— Ну, пока. — Коннор вышел из дома пилотов и направился в свой коттедж.

— Как там на свежем воздухе? — спросила Дага.

— А ты выгляни в окно, — ответил Пит. — Вертолёт сломался.

— Обращаться с ним следует поосторожнее, — заметила специальный агент Эллен Д'Агустино, расчёсывая волосы.

— Это не их вина. — Коннор поднял трубку телефона прямой связи с командным центром Секретной службы, расположенным всего в нескольких кварталах к западу от Белого дома.

— Говорит Коннор. Вертолёт президента вышел из строя. Из-за неблагоприятных метеорологических условий запасной вертолёт решено оставить на базе ВВС в Анакостии. Есть что-нибудь на пульте, о чём мне ещё неизвестно?

— Нет, сэр, — ответил дежурный агент. На расположенной перед ним панели были видны буквы «ПРЕЗ», означающие «президент». Яркие светоизлучающие диоды свидетельствовали, что он сейчас находится в Кэмп-Дэвиде. Пространство, отведённое для «ПЛ» — первой леди США, сдавалось пустым. Вице-президент вместе со своей семьёй находился в официальной резиденции на территории военно-морской обсерватории рядом с Массачусетс-авеню, Норт-Уэст.

— Насколько нам известно, сэр, все в порядке, тихо и спокойно, — доложил он.

— Как ситуация с дорогами? — спросил Пит.

— Плохая. Все вездеходы, имеющиеся в нашем распоряжении, занимаются перевозкой людей.

— Слава Богу, что у нас есть «шевроле», — вздохнул Коннор. Как и ФБР, Секретная служба пользовалась большими фургонами с приводом на все колеса, выпускаемыми этой фирмой для перевозок, не терпящих отлагательства. С надёжной броней и запасом топлива, как у танка, эти фургоны пробирались там, где, кроме них, мог пройти только танк. — А вот у нас здесь тепло и уютно.

— Бьюсь об заклад, что караульные морские пехотинцы отмораживают свои яйца в лесу.

— Есть новости из аэропорта Даллес? — спросил Коннор.

— Премьер-министр прибывает в восемнадцать часов. Оттуда сообщили, что одна посадочная полоса очищена и готова принять самолёт. Во второй половине дня надеются очистить все взлётно-посадочные полосы. У нас снегопад начал наконец стихать. Знаете, сэр, это может показаться странным…

— Знаю, можешь не продолжать. — Коннору надоело выслушивать подобные сентенции. Странным было то, что такая погода делала работу Секретной службы намного проще. — Ну пока. Ты знаешь, как с нами связаться.

— Пока, Пит. До завтра.

Услышав шум мотора, Коннор выглянул в окно. Морской пехотинец, сидевший за рулём снегоочистителя, убирал снег с дорожек между коттеджами. Ещё две машины работали на дороге. Пит присмотрелся к машинам. Их окраска показалась ему странной: дорожные машины были окрашены в стандартный камуфляж Пентагона, предназначенный для действий в лесу, — перемежающиеся зелено-коричневых тонов пятна, зато сами морские пехотинцы были одеты во все белое. Даже их автоматы М-16А2 закрывали белые чехлы. Всякий, кто сегодня попытается проникнуть на территорию Кэмп-Дэвида, рискует слишком поздно обнаружить, что караулы морских пехотинцев, охраняющие наружный забор, совершенно невидимы. В такое время даже Секретная служба может позволить себе расслабиться, а подобное случалось крайне редко. Раздался стук в дверь. Дага подошла и открыла её.

— Утренние газеты, мадам. — Капрал морской пехоты передал газеты.

— Знаешь, Пит, — заметила Д'Агустино, закрыв дверь, — иногда мне кажется, что положиться можно только на тех, кто доставляет почту.

— А на морских пехотинцев? — засмеялся Пит.

— И на них тоже.

* * *

— Пеленг на «Сьерру-16» меняется! — выкрикнул гидроакустик. — Цель поворачивает налево.

— Отлично, — отозвался капитан третьего ранга Клаггетт. — Мистер Питни, командуйте.

— Слушаюсь, сэр, — ответил штурман. Клаггетт скрылся в гидролокационной рубке. Группа слежения ожила и приготовилась получить новые координаты, чтобы произвести расчёты.

— Смотрите, сэр. — Акустик постучал по экрану карандашом. — Похоже, заходит к траверзу. Мостик, докладывает акустик, пеленг сейчас сто семьдесят — один семь ноль, цель смещается влево. Излучаемый ею шум постоянный, оцениваю скорость цели как неизменившуюся.

— Хорошо, спасибо.

Это был уже третий такой поворот, за которым они следили. Судя по всему, предположение Клаггетта оказалось правильным. Русская субмарина вела очень методичный, очень тщательный — и очень продуманный — поиск в районе патрулирования ракетоносца «Мэн», подобно тому, как это делали американские ударные подлодки класса 688, разыскивая русские субмарины. Дистанция между перекладинами этой лестницы составляла примерно сорок тысяч ярдов.

— Знаете, помощник, этот новый питательный насос у русских — настоящий шедевр, — заметил акустик. — Шум двигателя резко уменьшился, а ведь они, по данным группы слежения, движутся со скоростью в десять узлов.

— Да, ещё пара лет, и эти парни причинят нам немало беспокойства.

— Шум, механический шум на «Сьерре-16», пеленг сейчас один шесть четыре, все ещё смещается влево. Скорость не меняется. — Старшина нанёс жировым карандашом всплеск шума на экране. — Может быть, вы и правы, сэр, но пока им ещё учиться и учиться.

— Расстояние до цели сорок восемь тысяч ярдов.

— Мистер Питни, давайте чуть увеличим дистанцию, — скомандовал помощник. — Оставим его справа.

— Слушаюсь, сэр. Рулевой, перо руля влево на пять градусов.

— Поворачивает на новый курс? — Капитан первого ранга Рикс вошёл в гидролокационный пост.

— Да, похоже, он движется по точно рассчитанной схеме, шкипер.

— Методично действует этот сукин сын, а?

— Начал поворот в пределах двух минут по сравнению с нашими расчётами, — ответил Клаггетт. — Я только что отдал приказ поддерживать прежнюю дистанцию.

201
{"b":"642","o":1}