Содержание  
A
A
1
2
3
...
227
228
229
...
271

— Вот они, — сообщил Уолтере, — в образцовом круговом порядке.

— Кто-нибудь прикрывает их сверху?

— Все, что я вижу на экране, имеет на борту транспондер.

— Хорошо — через несколько минут займём позицию.

* * *

В пятидесяти милях позади с катапульты номер два взлетал Е-2С «Хокай» — воздушный пункт раннего оповещения. Вслед за ним готовились к взлёту два танкера КА-6, а также несколько истребителей. Воздушные танкеры скоро прибудут на позицию Джексона и пополнят его топливные баки, что позволит командиру авиакрыла держаться в воздухе ещё четыре часа. Но важнее всех была задача Е-2С. Он взлетал на полной мощности включённых двигателей и поворачивал на юг, чтобы занять позицию в 50 милях от авианосца. Как только «Хокай» достиг высоты в 25 тысяч футов, включился его радиолокатор кругового обзора, и три оператора, находящихся на борту, принялись составлять описание всех контактов. Полученные данные посылались по дискретному каналу на авианосец, а также офицеру на борт крейсера класса «Эгида» «Томас Гейтс», который будет руководить воздушным боем авиакрыла. Его позывным было «Стетсон».

— Вокруг ничего, шкипер.

— О'кей, мы заняли позицию. Полетаем и осмотримся.

Джексон слегка накренил свой истребитель и начал описывать широкий правый поворот. Санчес следовал вплотную за ним. «Хокай» обнаружил их первым. Они находились почти точно под Джексоном и его двумя «Томкэтами» и вне пределов обзора их радиолокаторов в данный момент.

— «Стетсон», это «Сокол-2». Вижу четыре неопознанных самолёта на малой высоте, пеленг двести восемьдесят один, в ста милях. — Цифры указывались относительно положения «ТР».

— Опознание «свой — чужой»?

— Отсутствует, их скорость четыреста узлов, высота семьсот футов, курс один-три-пять.

— Подробности, — донёсся голос «Стетсона».

— Летят все четыре в ряд, — сообщил оператор с «Хокая». — По нашему мнению, это тактические истребители.

— Я что-то заметил, — мгновением позже сообщил Джексону Шреддер. — У самой поверхности вроде два — нет, четыре самолёта, направляются на юго-восток.

— Чьи?

— Не наши.

* * *

В боевом центре «Теодора Рузвельта» пока ещё никто не имел представления о том, что происходит, однако офицеры разведки авиагруппы изо всех сил старались выяснить это. До настоящего момента им удалось обнаружить, что большинство спутниковых каналов новостей перестали, по-видимому, функционировать, хотя все военные каналы связи действовали нормально. Последующий электронный обзор спутникового спектра показал, что масса видеоканалов космической связи по непонятной причине бездействует вместе с телефонными каналами. Специалисты по связи так глубоко верили в непогрешимость высокой технологии, что потребовалась подсказка радиста третьего класса о необходимости прослушать коротковолновые диапазоны. Первой станцией оказалась Би-би-си. Срочный выпуск новостей был записан на плёнку и тут же передан в боевой центр авианосца. Из динамика доносился голос, говоривший со спокойной уверенностью, которой славилась Британская радиовещательная корпорация:

— По сообщению агентства Рейтер, в центральной части Соединённых Штатов произошёл ядерный взрыв. Телевизионная станция «KOLD», расположенная в Денвере, штат Колорадо, передала через спутник изображение грибовидного облака над Денвером. Сопровождающий изображение голос диктора говорил о мощном взрыве. Неожиданно «KOLD» прекратила трансляцию, и все попытки связаться с Денвером по телефону оказались пока безуспешными. До сих пор не поступило никакого официального заявления по поводу инцидента.

— Боже мой, — послышался чей-то голос, выразивший чувства всех присутствующих в центре.

Капитан первого ранга Ричарде обвёл взглядом сослуживцев.

— Ну что же, теперь мы знаем, почему нас перевели на боевую готовность номер два. Поднимем в воздух ещё несколько истребителей. Пусть F-18 барражируют впереди нас, а F-14 — позади. Вооружить четыре А-6 ядерными бомбами Б-61 и сообщить о целях в соответствии с ЕИОП. Одну эскадрилью F-18 вооружить антикорабельными ракетами и начать подготовку к нанесению удара по боевой группе авианосца «Кузнецов».

— Капитан, — донёсся голос. — «Сокол-2» сообщает о приближении четырех тактических самолётов.

Ричардсу пришлось всего лишь повернуться назад и взглянуть на главный экран тактического дисплея диаметром в целых три фута. На нём появились четыре новых цели с векторами курса. Они находились уже на расстоянии меньше двадцати миль — в пределах досягаемости ракет «воздух — корабль».

— Пусть Спейд немедленно опознает этих бандитов!

* * *

— ..сблизиться и опознать, — таков был приказ, переданный через контрольный пункт «Хокай».

— Ясно, — ответил Джексон.

— Бад, отойди на безопасную дистанцию.

— Исполняю.

Капитан третьего ранга Санчес подал ручку управления налево и увеличил расстояние между своим истребителем и самолётом Джексона. Цель манёвра была двоякой: оба истребителя оставались недалеко друг от друга и могли поддержать один другого и в то же время их нельзя было атаковать одновременно. Удалившись друг от друга, самолёты перешли в пике и спустя несколько секунд уже мчались со скоростью, превышающей число Маха.

— Прямо перед нами, — сообщил Шреддер своему пилоту. — Включаю телевизионную систему.

Истребитель «Томкэт» имел на вооружении простой прибор для опознания. Он представлял собой телевизионную камеру с телеобъективом десятикратного увеличения, функционирующую одинаково успешно как при дневном свете, так и в темноте. Лейтенанту Уолтерсу удалось спарить телекамеру с радиолокационной системой, и через несколько секунд у него на экране появились четыре точки, быстро растущие по мере того, как «Томкэты» обгоняли их.

— Двойные стабилизаторы на хвосте.

— «Сокол», это «Спейд». Передайте Стику, что мы видим их, ещё не опознали, но продолжаем сближение.

* * *

Майор Пётр Арабов не испытывал лишнего напряжения. Лётчик-инструктор, он учил трех ливийцев навыкам ночной навигации над поверхностью моря. Тридцать минут назад они повернули над итальянским островом Пантеллерия и направлялись теперь домой, к Триполи. Полет в строю ночью был трудным испытанием для ливийцев, хотя каждый из них уже налетал больше трехсот часов на этом типе истребителя, да и полёты над водой являлись самыми опасными. К счастью, выдалась хорошая ночь. Небо, усыпанное звёздами, позволяло ориентироваться по горизонту. Пусть уж сначала освоят ночные полёты над морем в менее сложных условиях, подумал Арабов, и на такой высоте. Настоящий тактический манёвр на высоте в сто метров от морской поверхности, при более высокой скорости да к тому же облачной ночью может оказаться исключительно опасным. Искусство ливийцев в управлении военными самолётами не произвело на него, как в ряде случаев на морских лётчиков США, большого впечатления, но они проявили желание учиться, а это было уже что-то. К тому же их страна, богатая нефтью, кое-чему научилась на примере Ирака и пришла к выводу, что, если ей вообще нужны военно-воздушные силы, пусть в их составе будут хорошо подготовленные лётчики. Это означало, что теперь Советский Союз мог продать гораздо больше своих МИГ-29, несмотря на то что продажа в регионе Израиля резко сократилась. Вдобавок майор Арабов получал часть своего жалованья в твёрдой валюте.

Лётчик-инструктор оглянулся по сторонам и убедился, что истребители летели в не слишком тесном строю, хотя и достаточно близко друг к другу. Самолёты не очень легко поддавались контролю, имея два резервных топливных бака под каждым крылом. У баков были стабилизаторы в хвостовой части, отчего они напоминали бомбы.

* * *

— Они несут что-то, шкипер. МИГи-29, без сомнения.

— Да. — Джексон взглянул на экран дисплея, затем включил радио.

— Стик, это Спейд.

— Слушаю. — Дискретный радиоканал позволил Джексону узнать голос капитана первого ранга Ричардса.

228
{"b":"642","o":1}