ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Совершенно верно.

— И теперь они усиливают соединения своих подводных ракетоносцев?

— Да, господин президент.

— А хорошие новости у вас есть?

— Сэр, хорошая новость уже в том, что других новостей нет, и вы…

— Слушайте, Райан. Предупреждаю вас в последний раз: от вас мне нужна информация, и ничего больше. Это вы познакомили меня с материалами Кадышева и теперь утверждаете, что им нельзя верить. Почему же я должен верить вам сейчас?

— Сэр, когда я передавал вам эти материалы, я предупредил, что они ничем не подтверждены!

— Думаю, теперь у нас есть подтверждение, — послышался голос Лиз. — Генерал Борштейн, если советские ракетные войска находятся в состоянии полной боевой готовности, насколько велика угрожающая нам опасность?

— Самым быстрым средством доставки ядерного оружия к цели у русских являются межконтинентальные баллистические ракеты. Расчёты показывают, что один полк ракет СС-18 нацелен на район Вашингтона, а большинство остальных — на наши ракетные базы в Северной и Южной Дакоте, а также на базы подводных ракетоносцев, в том числе в Чарлстоне, Кингс-Бэй, Бангоре. Нас предупредят о запуске за двадцать пять минут до накрытия ими цели.

— Значит, и мы тоже будем их целью? — спросила Лиз.

— Вполне реальное предположение, доктор Эллиот.

— И теперь своими СС-18 они попытаются исправить то, чего им не удалось добиться своей первой бомбой?

— Если это была их бомба, то это так.

— Генерал Фремонт, где находится резервный ЛКП?

— Доктор Эллиот, он взлетел десять минут назад и совершит посадку в Хагерстауне через девяносто пять минут. Сейчас дует сильный попутный ветер.

И тут же командующий стратегической авиацией пожалел об этих словах.

— Значит, если они готовят нападение и запустят ракеты не позже, чем через полтора часа, нам всем здесь конец?

— Да.

— Элизабет, не забывай, наша задача не допустить этого, — тихо произнёс Фаулер.

Советник по национальной безопасности посмотрела на президента. Казалось, её лицо сделано из стекла, таким хрупким оно выглядело. Всё шло совсем не так, как она ожидала. Она была главным советником самого могущественного человека в мире, находилась в месте, безопасность которого была заведомо гарантирована, окружена преданной прислугой, однако меньше чем через тридцать минут какой-то безымянный безликий русский примет решение — может быть, уже принял, — и она умрёт, превратится в горстку пепла, рассеянного по ветру, уж никак не больше этого. Все, ради чего она работала, все эти книги, лекции и семинары завершатся ослепительным уничтожающим взрывом.

— Роберт, мы даже не знаем, с кем разговариваем, — с трудом выдавила она.

— Вернёмся к сообщению русских, господин президент, — сказал генерал Фремонт. — «…дополнительные воинские части, чтобы расследовать происходящее там.» Сэр, это похоже на подкрепление.

* * *

Молоденький пожарный нашёл первого, кто уцелел после ядерного взрыва. Пострадавший выполз по бетонному пандусу из подземного помещения, где находилась погрузочная платформа. Поистине невероятно, как ему удалось проползти такое расстояние. Его руки были в ожогах второй степени, и, пока он полз, в раны попали осколки стекла, бетона и ещё Бог знает чего. Пожарный поднял пострадавшего — это был полицейский — и отнёс к эвакопункту. Две оставшиеся пожарные машины облили их потоками воды, затем им приказали раздеться и снова облили водой. Полицейский ещё был в сознании, он оторвал листок из своего блокнота и всё время, пока их везли в машине «скорой помощи», пытался что-то объяснить пожарному. Но тот слишком замёрз, слишком устал или был слишком напуган, чтобы обращать внимание на слова полицейского. Он исполнил свой долг и при этом, вполне возможно, ценою жизни. Всё это было уж слишком для двадцатилетнего парня, который уставился невидящим взглядом в мокрый пол машины и дрожал, закутавшись в одеяло.

Над входом в здание стадиона стену поддерживала перемычка из предварительно напряжённого бетона. Она была разрушена взрывом, и половина её рухнула вниз, закрыв вход. Солдат из танка размотал стальной трос с лебёдки, установленной на башне, и закрепил его вокруг самого большого блока. Когда он принялся за работу, Кэллахан взглянул на часы. Останавливать его сейчас было уже слишком поздно. Не оставалось другого выхода, как продолжать работу, даже если ценой того станет смерть.

Трос натянулся подобно струне и выдернул бетонный блок. Каким-то чудом не рухнула остальная часть входа. Кэллахан прошёл через образовавшийся проем. Полковник Лайл последовал за ним.

Аварийные лампы освещали помещение, и, казалось, вода лилась из всех спринклеров действующей противопожарной системы. Кэллахан вспомнил, что именно здесь в здание входила главная водопроводная труба, чем и объяснялось обилие льющейся воды. Сквозь её плеск слышались и другие звуки, похоже, издаваемые человеком. Кэллахан вошёл в мужской туалет и увидел там двух женщин, они сидели в воде, пальто их были забрызганы рвотой.

— Быстро, заберите их! — скомандовал он своим людям. — Затем отправляйтесь в разные стороны, налево и направо, быстро проверьте обстановку и немедленно возвращайтесь!

Кэллахан осмотрел кабинки в туалете — все оказались пустыми. Ещё раз огляделся по сторонам. Больше никого. Итак, они потратили столько усилий и пробились в здание стадиона, чтобы обнаружить в мужском туалете двух женщин. Всего двух. Пожарный посмотрел на полковника Лайла, слова были излишними. Они поили дальше и оказались в вестибюле.

Кэллахану потребовалось несколько секунд, чтобы понять это, хотя вход внутрь стадиона находился прямо перед ними. Там, где совсем недавно виднелась бы крыша и южная трибуна, теперь он видел горы, все ещё темнеющие на фоне далёкого оранжевого заката. Зияющий вход манил его к себе, и, словно заворожённый, Кэллахан поднялся по ведущему вверх пандусу.

Сцена, представшая перед ним, напоминала преисподнюю. Каким-то образом этот сектор оказался защищённым от взрывной волны. Но ничто не закрыло его от теплового излучения. Здесь насчитывалось около трехсот мест, почти все сиденья оказались целы, и на всех сидели люди. То, что ещё недавно было людьми. Все они обгорели до черноты, до угля, подобно сгоревшему на сковородке мясу. Это зрелище было куда более страшным, чем все то, что Кэллахан видел за почти тридцать лет службы пожарным.

По крайней мере триста обгоревших трупов все ещё сидели и смотрели на то место, где раньше находилось футбольное поле.

— Пошли, шеф, — произнёс полковник Лайл, беря его под руку. Кэллахан опустился на пол, и Лайл увидел, как стекла его маски изнутри залило рвотой. Полковник снял маску с пожарного и вытер ему лицо.

— Пошли, нельзя терять времени. Здесь всё кончено. Вы исполнили свой долг.

Оказалось, что были найдены ещё четыре пока живых человека. Пожарные положили их на плоскую броню танка над двигателем, и М-728 тут же отправился к пункту первой помощи. Оставшиеся пожарные встали под падающие струи воды, смыли всё, что можно было смыть, и пошли к выходу.

* * *

По-видимому, единственной удачей за весь день оказалось то, подумал Ларри Парсонс, что выпал снег. Снежный покров смягчил тепловой удар по ближайшим зданиям. Вместо сотен пылающих домов горело всего несколько. К тому же солнце, выглянувшее накануне после полудня, оказалось достаточно жарким, так что во дворах и на крышах домов вокруг стадиона образовалась ледяная корка. Парсонс искал радиоактивные осадки. Его сотрудники пользовались для этого сцинтилляционными счётчиками. Трудно поверить в то, что, хотя ядерная бомба превращает значительную часть своей массы в энергию, общее количество массы, потерянной в результате этого процесса, ничтожно. Вдобавок, материю почти невозможно полностью уничтожить, и Парсонс искал осадки от ядерного устройства. Найти их оказалось проще, чем он предполагал. Осадки были тёмными и очень радиоактивными и резко выделялись на белой поверхности. Парсонс обнаружил шесть пятен с исключительно высоким уровнем радиации в двух милях от подветренной стороны стадиона. Он выбрал то пятно, что было самым радиоактивным.

244
{"b":"642","o":1}