ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чистая правда
Безумно счастливые. Часть 2. Продолжение невероятно смешных рассказов о нашей обычной жизни
Особенности кошачьей рыбалки
Лавка забытых иллюзий (сборник)
Зона Икс. Черный призрак
Девушка Online. В турне
Песнь Кваркозверя
Я – танкист
Туве Янссон: Работай и люби
Содержание  
A
A

— Каково мнение НОРАД? — спросил Фаулер. Президенту даже в голову не пришло, что он обращается к генерал-майору, чтобы тот оценил правильность мнения генерала армии.

— Господин президент, если мы хотим вернуть создавшуюся ситуацию на разумные рельсы, это правильный путь.

— Хорошо. Генерал Фремонт, что вы предлагаете?

— Сэр, в данный момент мы можем привести свои войска стратегического назначения в состояние боевой готовности номер один. Кодовое слово операции — «ОТСЧЁТ». После этого мы будем находиться в состоянии максимальной боевой готовности.

— Они не сочтут это провокацией?

— Нет, господин президент, не сочтут. По двум причинам. Во-первых, мы и так находимся в состоянии высокой боевой готовности, они знают об этом и, хотя весьма обеспокоены, не выразили никакого протеста. Это является единственным признаком разумного поведения, который мы пока заметили. Во-вторых, они не узнают об этом до тех пор, пока мы не предупредим их сами о том, что чуть повысили уровень боевой готовности. Не обязательно предупреждать русских, пока они не начнут вести себя подозрительно.

Фаулер отпил кофе из очередной чашки. Он понял, что скоро ему понадобится посетить туалет.

— Генерал, давайте не будем торопиться с этим. Дайте мне подумать несколько минут.

— Очень хорошо, сэр. — В голосе Фремонта не было заметно явного разочарования, но в тысяче миль от Кэмп-Дэвида командующий стратегической авиацией повернулся и взглянул на своего заместителя начальника штаба.

* * *

— Что это? — спросил Парсонс. В настоящее время ему нечего было делать. Срочно связавшись с Вашингтоном, он решил доверить анализ частиц, собранных им на месте взрыва, другим членам группы, не хуже его знакомым с лабораторной процедурой. Теперь Парсонс вызвался помочь врачам. У него были с собой приборы, с помощью которых он измерил степень радиоактивного облучения у пожарных и горстки уцелевших посетителей стадиона, потому что обычные врачи не обладают достаточным опытом в этом деле. Положение было не особенно радостным. Из семи человек, сумевших уцелеть при взрыве, у пятерых уже проявились симптомы тяжёлой радиационной болезни. Радиоактивное облучение у них составляло от четырехсот до тысячи рентген. Шестьсот рентген — максимальная доза облучения, при которой ещё возможно выжить, хотя известны случаи, когда люди выживали в результате героических усилий врачей и при более высоких дозах. Разумеется, если можно назвать словом «выживание» способность человека прожить ещё один или два года с телом, раздираемым несколькими формами рака. К счастью, последний из семи получил, по-видимому, наименьшую дозу радиации. Он замёрз, хотя его руки и лицо жестоко обгорели, но зато не страдал ещё от приступов рвоты. Вдобавок, он совсем оглох.

Парсонс увидел, что это был молодой человек. В мешке с одеждой, что находился рядом с его кроватью, находился револьвер и значок полицейского. Кроме того, он сжимал что-то в руке и, когда поднял голову, увидел рядом с руководителем группы чрезвычайных ситуаций агента ЦРУ.

Полицейский Пит Доукинс был в состоянии глубокого шока, едва живой. Он дрожал всем телом — мокрый, замёрзший, переживший больше ужаса, чем может выпасть на долю человека, сумевшего уцелеть. Его сознание разделилось в трех или четырех направлениях, каждое из которых имело определённую устремлённость, причём ни одно из направлений не было логически связанным. Впрочем, одна мысль в его сознании удерживалась вместе как единое целое благодаря профессиональной подготовке полицейского. Когда Парсонс провёл каким-то прибором по одежде, которая ещё совсем недавно была на Доукинсе, полуслепые глаза полицейского увидели совсем рядом ещё одного мужчину в синей пластиковой куртке, на рукавах и груди которой виднелись крупные буквы ФБР.

Молодой полицейский рванулся вперёд, выдернув из вены на руке иглу от аппарата внутривенного вливания. Врач и медсестра, стоявшие рядом, силой уложили его обратно, но Доукинс сопротивлялся отчаянно, с силой безумного, протягивая руку к агенту ФБР.

Специальный агент Билл Клинтон тоже испытал тяжёлое потрясение. Лишь причуда служебного распорядка спасла ему жизнь. У него был билет на матч, но пришлось отдать его другому сотруднику. Из-за этой неприятности, которая всего четыре дня назад привела его в ярость, жизнь молодого агента была спасена. То, что он увидел на стадионе, потрясло его. Полученная Клинтоном доза облучения — всего сорок рентген, по словам Парсонса, — перепугала его до смерти, но он был тоже полицейским и потому взял листок бумаги из руки Доукинса.

Он увидел, что это список автомобильных номерных знаков. Один номер был обведён кружком и рядом с ним стоял вопросительный знак.

— Что это значит? — спросил Клинтон, наклонившись к полицейскому через плечо медсёстры, пытавшейся вставить в вену Доукинса иглу.

— Фургон, — прошептал полицейский, не слыша вопроса, но догадываясь о его содержании. — Проехал мимо меня… попросил сержанта проверить, но — южная сторона, рядом с телевизионными фургонами. Это был фургон компании Эй-би-си, маленький, в нём сидели двое, я пропустил его. Его не было в моём списке.

— Южная сторона — это что-нибудь значит? — спросил Клинтон у Парсонса.

— Там произошёл взрыв. — Парсонс наклонился к лежащему полицейскому. — Как выглядели эти двое? — Он показал на листок бумаги, потом на себя и Клинтона.

— Белые, лет по тридцать, обычные… сказали, что приехали из Омахи… привезли видеорекордер. Я подумал, странно, что они из Омахи… сказал сержанту Янкевичу… пошёл проверить фургон ещё до взрыва…

— Послушайте, — сказал врач. — больной в тяжёлом состоянии, и мне придётся…

— Отойдите, — бросил Клинтон.

— Ты посмотрел внутрь фургона?

Доукинс только глядел на него ничего не понимающими глазами. Парсонс схватил лист бумаги, нарисовал на нём очертания фургона и ткнул в него карандашом.

Доукинс кивнул, уже теряя сознание.

— Большой ящик, три фута, написано «Сони» — они сказали, что это видеорекордер. Фургон из Омахи… но… — Он показал на список номерных знаков.

Клинтон тоже взглянул.

— Номерные знаки штата Колорадо!

— Я пропустил их, — произнёс Доукинс и потерял сознание.

— Ящик в три фута, — задумчиво сказал Парсонс.

— Пошли.

Клинтон выбежал из помещения экстренной помощи. Ближайшие телефоны стояли на столе приёмного отделения. Все четыре были заняты. Клинтон выхватил трубку из руки сидящего за столом санитара, нажал на рычаг и отключил линию.

— Что вы делаете!

— Молчать! — скомандовал агент. — Дайте Хоскинса… Уолт., это Клинтон из больницы. Нужно срочно проверить номерной знак. Колорадо, E-R-P-пять-два-ноль. Подозрительный фургон на стадионе. В нём приехали двое мужчин, лет по тридцать, белые, выглядели обычно. Свидетелем является полицейский, но сейчас он потерял сознание.

— Хорошо. Кто с тобой?

— Парсонс из ядерной группы.

— Отправляйся сюда — впрочем, нет, оставайся там, но держи эту линию открытой.

Хоскинс нажал кнопку, не выключая связи с Клинтоном, набрал по памяти номер телефона департамента регистрации автомобилей штата Колорадо.

— Это ФБР: мне нужно быстро проверить номерной знак. Ваш компьютер работает?

— Да, сэр, — заверил его женский голос.

— Эдвард-Роберт-Пол-пять-два-ноль. — Хоскинс посмотрел на свой письменный стол. Почему это так ему знакомо?

— Очень хорошо. — Хоскинс услышал щёлканье клавишей. — Вот, это совершенно новый фургон, зарегистрирован на имя Роберта Френда из Роггена. Вам нужен номер водительского удостоверения мистера Френда?

— Боже мой, — прошептал Хоскинс.

— Извините, сэр?

Хоскинс повторил номер.

— Да, правильно.

— Вы не могли бы проверить ещё два номера удостоверений?

— Конечно.

Хоскинс продиктовал их.

— Первый номер вы назвали не правильно… и второй тоже… подождите минутку, эти номера похожи…

— Я знаю. Спасибо. Хоскинс положил трубку.

251
{"b":"642","o":1}