ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Погодите! — оборвал Райана командующий стратегической авиацией. — Каким образом кто-то мог узнать это от человека, уцелевшего при взрыве? Боже мой, разве вы не понимаете, что мощность этой бомбы превышала сотню тысяч тонн тротила…

— Видите ли, генерал, из надёжных источников стало известно — информация поступила от ФБР, — что мощность взрыва не превышала пятидесяти килотонн и…

— ФБР? — донёсся голос Борштейна из НОРАД. — Они ни черта не понимают в этом! Да и бомба в пятьдесят килотонн не оставила бы ни одного живого человека в радиусе больше мили. Господин президент, на эту информацию нельзя полагаться.

* * *

— Господин президент, говорят из НВКЦ, — услышал Райан чей-то голос по той же линии связи. — Мы только что получили радиограмму с Кодиака. Советская подлодка атакует наш подводный ракетоносец «Мэн». К нашему ракетоносцу движется торпеда. «Мэн» пытается уклониться от неё.

Джек услышал из динамика какой-то звук, происхождения которого он не понял.

— Сэр, — тут же произнёс Фремонт, — это весьма угрожающее обстоятельство.

— Я понимаю это, генерал, — едва слышно проговорил президент. — Генерал — «ОТСЧЁТ»!

— Что это значит, черт побери? — тихо спросил Гудли.

— Господин президент, вы совершаете ошибку. В нашем распоряжении надёжная информация. Вы требовали от нас такую информацию, и мы предоставили её вам! — быстро выпалил Райан, снова едва не теряя самообладание. Его руки, лежавшие на поверхности стола, сжались в кулаки. Джек напряг все силы и сумел овладеть собой. — Сэр, у нас есть доказательства.

— Райан, мне кажется, что вы обманывали меня и снабжали неверными сведениями весь день, — произнёс Фаулер голосом, в котором не осталось ничего человеческого.

Контакт прервался в последний раз…

* * *

Окончательный сигнал боевой тревоги был отправлен немедленно по десяткам каналов связи. Дублирование каналов, их известные функции, краткость передачи и одинаковый метод шифровки дали понять Советам, что это значило, ещё до того, как полученный сигнал пропустили через компьютеры. Когда из них вышла расшифрованная команда, она была передана в кремлёвский центр спустя всего несколько секунд. Головко взял с принтера лист бумаги с единственным словом.

— ОТСЧЁТ, — прочитал он.

— Что это значит? — спросил президент Нармонов.

— Это кодовая фраза. — На мгновение губы Головко побелели. — Термин из американского футбола, по-моему. Он означает число цифр, произнесённых футболистами, перед тем как… получетвертной вводит мяч в игру.

— Не понимаю, — покачал головой Нармонов.

— Раньше у американцев кодовая фраза, означающая полную стратегическую готовность, была другой: «ВЗВЕДЁННЫЙ КУРОК». Значение этой фразы понятно каждому, верно? — Заместитель председателя КГБ продолжал, словно во сне:

— Слово «ОТСЧЁТ» означает для американцев то же самое. Я могу только сделать вывод, что…

— Мне всё ясно.

Глава 42

Змея и меч

ПРЕЗИДЕНТУ НАРМОНОВУ:

ПОСЫЛАЮ ЭТУ ТЕЛЕГРАММУ ВАМ ИЛИ ВАШЕМУ ПРЕЕМНИКУ В КАЧЕСТВЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ.

НАМ ТОЛЬКО ЧТО СООБЩИЛИ О ТОМ, ЧТО СОВЕТСКАЯ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА В ДАННЫЙ МОМЕНТ АТАКУЕТ АМЕРИКАНСКИЙ ПОДВОДНЫЙ РАКЕТОНОСЕЦ.

МЫ НЕ ДОПУСТИМ НАПАДЕНИЯ НА НАШИ СИЛЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ, ТАКИЕ ДЕЙСТВИЯ БУДУТ ИСТОЛКОВАНЫ ТОЛЬКО КАК НАЧАЛО НАПАДЕНИЯ НА СОЕДИНЁННЫЕ ШТАТЫ. Я ДОЛЖЕН ТАКЖЕ СООБЩИТЬ ВАМ, ЧТО НАШИ СИЛЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ ПРИВЕДЕНЫ В ВЫСШУЮ СТЕПЕНЬ БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ. МЫ БУДЕМ ЗАЩИЩАТЬСЯ. ЕСЛИ ВЫ СЕРЬЁЗНО НАСТАИВАЕТЕ НА СВОЕЙ НЕВИНОВНОСТИ, УБЕДИТЕЛЬНО ПРОШУ ВАС ПРЕКРАТИТЬ ВСЕ АКТЫ АГРЕССИИ, ПОКА ЕЩЁ ЕСТЬ ВРЕМЯ.

— «Преемнику»? Что это за чепуха? — Нармонов на мгновение отвернулся и посмотрел на Головко. — Что здесь происходит? Может быть, Фаулер болен? Или сошёл с ума? Что все это значит? Какая подводная лодка? — Когда президент кончил говорить, рот у него остался открытым, как у пойманной на крючок рыбы.

— К нам поступило сообщение об американском подводном ракетоносце, потерпевшем аварию в восточной части Тихого океана. Мы послали туда нашу подводную лодку, чтобы выяснить ситуацию, однако никакого приказа нападать на американцев ей не давали, — ответил министр обороны.

— При каких обстоятельствах наши люди могут предпринять нападение?

— Ни при каких. Без приказа из Москвы они могут действовать лишь в пределах самообороны. — Министр отвернулся не в силах выдержать пристальный взгляд президента. Ему не хотелось продолжать, однако выбора не было. — По моему мнению, положение вышло из-под контроля.

* * *

— Господин президент, — армейский офицер открыл свой портфель — «футбольный мяч» — и достал из него толстую папку с листами, скреплёнными металлическими кольцами. Первый раздел был обведён красной каймой. Фаулер открыл его. На странице значилось:

Е И О П ГЛАВНЫЕ ВАРИАНТЫ НАПАДЕНИЯ «НЕБЕСНЫЙ ГРОМ»

— Так что же это за ОТСЧЁТ, черт побери? — спросил Гудли.

— Это наивысший уровень боевой готовности, Бен. Это значит, что курок пистолета взведён и направлен в цель и ты ощущаешь давление на спусковой крючок.

— Каким образом мы…

— Перестань, Бен! Не имеет значения, каким образом мы оказались в таком положении. Главное, что мы уже достигли его. — Райан встал и начал расхаживать по кабинету.

— Теперь нам всем нужно думать как можно быстрее, парни.

— Надо убедить Фаулера… — начал старший дежурный офицер.

— Его нельзя убедить, — вмешался Гудли. — Нельзя убедить человека, который отказывается слушать.

— Госсекретарь и министр обороны помочь не смогут — они оба мертвы, — напомнил Райан.

— Вице-президент — он в ЛКП.

— Хорошая мысль, Бен… у нас есть канал связи с ним?.. Да, вот. — Райан нажал кнопку.

— Летающий командный пункт.

— Центральное разведывательное управление, говорит заместитель директора Райан. Мне нужен вице-президент.

— Одну минуту, сэр. — «Минута» оказалась очень короткой.

— Роджер Дарлинг. Здравствуйте, Райан.

— Здравствуйте, господин вице-президент. У нас возникли трудности, — сообщил Джек.

— Что произошло? Мы получаем все сообщения по «горячей линии». Они казались напряжёнными, но ещё двадцать минут назад всё шло хорошо. Что внезапно изменилось?

— Сэр, президент убеждён, что в Советском Союзе произошёл государственный переворот.

— Что? Кто виноват в этом?

— Я, сэр, — признался Райан. — Именно я и есть тот идиот, который передал ему эту информацию. Но прошу не обращать на это внимания. Президент отказывается выслушать меня.

К изумлению Джека, послышался короткий горький смех.

— В этом нет ничего странного. Боб и меня отказывается слушать.

— Сэр, мы должны убедить его выслушать наши доводы. В нашем распоряжении имеется теперь информация, свидетельствующая о том, что это мог быть террористический акт.

— Что за информация?

Джек коротко рассказал.

— Вообще-то не слишком убедительно, — заметил Дарлинг.

— Может быть, это действительно не слишком убедительно, но это все, что у нас есть, и такая информация куда лучше, чем всё остальное.

— Хорошо, не торопитесь. Сейчас мне нужна ваша оценка ситуации.

— Сэр, я убеждён, что президент ошибается. Переговоры с ним ведёт Андрей Ильич Нармонов. В Москве сейчас приближается рассвет. Президент Нармонов не спал всю ночь, он испуган не меньше нашего и, судя по полученному им последнему сообщению, не может понять, что случилось с президентом Фаулером — может быть, он сошёл с ума? Это опасная ситуация. Мы получаем шифровки об отдельных столкновениях между советскими и американскими войсками. Один Бог знает, что происходит на самом деле, но обе стороны истолковывают происходящее как акты агрессии. Фактически воцарился настоящий хаос — выдвинутые вперёд войска сталкиваются друг с другом, но перестрелки, которые они ведут, вызваны высокой степенью боевой готовности с обеих сторон. Это как снежный ком, катящийся с горы.

257
{"b":"642","o":1}