ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Спутник Министерства обороны США уже нацелил свои датчики на русскую ракетную базу. Он однозначно зарегистрировал выброс энергии. Сигнал был послан в Элис-Спрингс в Австралии, затем передан на спутник связи ВВС США, который ретранслировал его в Северную Америку. На всё это потребовалось чуть больше половины секунды.

— Вероятный запуск — вероятный запуск в Алейске! В это мгновение всё изменилось для генерал-майора Джо Борштейна. Его взгляд не отрывался от дисплея, работающего в режиме реального времени, и его первой мыслью было — вот оно, началось, несмотря на все, на все перемены, на весь прогресс в отношениях, на все договоры, каким-то образом это произошло, и он следил за происходящим и будет следить до того самого момента, пока баллистическая ракета СС-18 не врежется в гору Шайенн. Это тебе не сбрасывать бомбы на мост Пауля Доумера или вести воздушные бои над Германией. Это — конец света. Голос Борштейна хрипел как наждачная бумага.

— Я вижу лишь один… где «птица»?

— «Птицы» нет, «птицы» нет, «птицы» нет, — сообщала женщина-капитан. — Вспышка слишком велика, больше походит на взрыв. «Птицы» нет, «птицы» нет. Это не запуск ракеты, повторяю — не запуск.

Борштейн почувствовал, как дрожат его руки. Такого с ним не случалось с того времени, как его сбили, или с момента аварии при посадке на базе Эдварде, или с тех пор, как он летал на самолётах в погоду, с которой не сравнить даже бурю с градом. Он повернул голову, посмотрел на своих подчинённых и увидел на их лицах тот же страх, который испытывал сам. Это походило на ужасный, пугающий кинофильм — доходило до этого самого момента, но теперь это был не фильм… Он поднял трубку телефона, соединяющего его со штабом стратегической авиации, и отключил канал «золотого телефона» убежища в Кэмп-Дэвиде.

— Пит, ты видел это?

— Конечно, Джо.

— Знаешь, Пит, нам лучше… лучше принять какие-то меры. Президент теряет контроль над ситуацией.

Командующий стратегической авиацией помолчал, прежде чем ответить.

— Я тоже едва не утратил контроль над собой, но тут же взял себя в руки.

— Понимаю тебя, Пит.

— Так что у них произошло, черт побери?

Борштейн снова включил канал связи с Кэмп-Дэвидом.

— Господин президент, по нашему мнению, на ракетном полигоне в Алейске произошёл взрыв. Мы, э-э… на мгновение изрядно перепугались, но запуска не произошло — повторяю, господин президент, сейчас в воздухе «птицы» нет. Это, без сомнения, была ложная тревога.

— Что это значит?

— Сэр, мне трудно сказать. Может быть, они проводили регламентные работы и произошёл несчастный случай. Такое бывало и раньше — у нас случалось подобное с «Титаном-II».

— Генерал Борштейн прав, — послышался спокойный и трезвый голос командующего стратегической авиацией. — Именно поэтому мы и сняли «Титан-II» с вооружения… Господин президент?

— Да, генерал?

— Сэр, я бы посоветовал спокойнее относиться к происходящему.

— Это каким же образом? — поинтересовался Фаулер. — А если этот взрыв имеет отношение к их повышенной боеготовности?

* * *

Поездка по шоссе Джорджа Вашингтона прошла спокойно. Несмотря на то что шоссе было покрыто снегом, Гудли ехал с постоянной скоростью сорок миль в час. Включив передний и задний приводы и ни разу не потеряв управления, он объезжал брошенные на шоссе автомобили, словно гонщик в Дейтоне. Наконец он остановился возле ворот Пентагона со стороны реки. Рядом с гражданским охранником сейчас стоял солдат, причём М-16 явно был заряжён.

— ЦРУ! — произнёс Гудли.

— Погоди. — Райан передал свой пропуск. — Опусти его в прорезь. Думаю, он сработает и здесь.

Гудли послушно выполнил указание Райана. Действительно, на пропуске заместителя директора ЦРУ оказался специальный электронный код, который подействовал на автоматическое устройство. Ворота скользнули вверх, а предохранительный барьер опустился, открыв проезд. Солдат кивнул. Раз у сидящих в автомашине нужный пропуск, то и всё остальное в порядке.

— Подъезжай к первому подъезду.

— Где поставить машину?

— Брось её у входа! Пойдёшь со мной.

Служба безопасности внутри здания тоже была усилена. Джек попытался пройти через металлодетектор, но его остановили монеты, лежавшие в кармане. Он в ярости сгрёб их и швырнул на пол.

— Где Национальный командный центр?

— Следуйте за мной, сэр.

Вход в НВКЦ закрывала стена из пуленепробиваемого стекла, за ней стояла чернокожая женщина-сержант с револьвером на поясе.

— ЦРУ — мне нужно пройти.

Райан приложил свой пропуск к чёрному квадрату, и он опять сработал.

— Кто вы, сэр? — спросил старшина ВМС.

— Заместитель директора Центрального разведывательного управления. Кто тут за старшего? Проводите меня к нему.

— Следуйте за мной, сэр. Вам придётся разговаривать с капитаном первого ранга Росселли.

— Капитаном первого ранга? Не адмиралом и не генералом?

— Генерал Уилкс пропал, сэр. Мы не знаем, куда он мог запропаститься.

Старшина открыл дверь.

Райан увидел перед собой капитана первого ранга ВМС и подполковника ВВС, огромный дисплей на стене, где мгновенно отражалась меняющаяся ситуация, и кучу многоканальных селекторов.

— Вы — Росселли?

— Да, а вы кто?

— Джек Райан, заместитель директора ЦРУ.

— Вы приехали не в самое лучшее место, дружище, — заметил подполковник Барнс.

— Есть какие-нибудь изменения?

— Как сказать, только что мы наблюдали что-то похожее на запуск баллистической ракеты в России…

— Боже милосердный!

— Но ракета не взлетела — по-видимому, произошёл взрыв внутри пусковой шахты. У вас есть какие-нибудь сведения для нас?

— Мне нужен канал связи с командным центром ФБР. Кроме того, я должен поговорить с вами обоими.

— Сумасшедший дом, — оценил обстановку Росселли.

— Вы так думаете? — Райан поднял телефонную трубку. — Дэн, это Джек.

— Где ты был, черт побери? Я только что звонил в Лэнгли.

— Сейчас я в Пентагоне. Что там у тебя с бомбой?

— Погоди минутку, я соединю тебя с доктором Ларри Парсонсом. Он руководитель группы по чрезвычайным ситуациям. Поговори с ним.

— Хорошо. Здравствуйте, это Райан, заместитель директора ЦРУ. Объясните мне, что вам известно.

— Бомба была изготовлена из американского плутония. Это совершенно определённо. Образец проверили четыре раза, и всякий раз получали один и тот же результат. Саванна-ривер, завод по производству плутония, февраль 1968 года, реактор типа К.

— Вы уверены в этом? — спросил Джек, отчаянно желая, чтобы ответ был утвердительным.

— Абсолютно. Это может показаться невероятным, но расщепляемый материал нашего производства.

— Что ещё?

— Мюррей передал мне, что у вас возникли проблемы с оценкой мощности взрыва. Так вот, я был на месте, понимаете? Это была бомба малой мощности, меньше пятнадцати килотонн тротила. На месте взрыва оказались уцелевшие — немного, но я видел их собственными глазами, ясно? Мне трудно сказать, откуда взялась первоначальная оценка мощности взрыва, но я твёрдо заявляю, что устройство обладало малой мощностью. Есть предположение, что это — шипучка. Мы пытаемся выяснить детали, но то, что я вам сообщил, самое важное. Бомба изготовлена из американского плутония. Я уверен в этом на сто процентов.

Росселли перегнулся через аппарат, чтобы убедиться, что канал связи гарантирован от прослушивания и действительно ведёт в штаб-квартиру ФБР.

— Одну минутку, доктор Парсонс. С вами говорит капитан первого ранга Джим Росселли, Военно-морской флот США. У меня степень магистра в ядерной физике. Чтобы убедиться в том, что я не ошибся, назовите соотношение изотопов 239 и 240.

— Сейчас найду, где это записано… Вот, плутоний 239 — девяносто восемь целых и девяносто три сотых; плутоний 240 — ноль целых сорок пять сотых. Назвать соотношение микроэлементов?

— Не надо, этого достаточно. Спасибо, сэр.

260
{"b":"642","o":1}