Содержание  
A
A
1
2
3
...
261
262
263
...
271

Джек уронил голову на клавиатуру, и на экране появились непонятные буквосочетания.

— У вас не найдётся стакана воды? У меня что-то пересохло в горле.

* * *

— Господин президент? — донёсся из динамика голос Фремонта.

— Слушаю вас, генерал.

— Сэр, независимо от того, как это произошло, сама идея, по-моему, неплохая.

Боб Фаулер едва не швырнул в стенку чашку с кофе, но сдержался. Разве это имеет значение? Впрочем, имеет, но не в этом смысле.

— Что вы советуете?

— Сэр, чтобы убедиться в их намерениях, подождём до тех пор, пока не увидим, что они действительно снижают уровень своей боеготовности. Тогда мы последуем их примеру. Для начала — прямо сейчас — нужно отменить команду «ОТСЧЁТ», сохраняя боевую готовность.

— Генерал Борштейн?

— Сэр, я поддерживаю эту точку зрения, — послышался голос из НОРАД.

— Генерал Фремонт, я согласен.

* * *

— Спасибо, господин президент. Мы немедленно займёмся этим. — Генерал Питер Фремонт, ВВС США, командующий стратегической авиацией, повернулся к своему заместителю по оперативной части:

— Сохранить прежний уровень боевой готовности, самолёты остаются в готовности к немедленному взлёту, но стоят на аэродромах. Ракеты снять с боевой тревоги.

* * *

— Установил контакт… пеленг три-пять-два… расстояние семь тысяч шестьсот метров.

Они ждали этого сообщения уже несколько минут.

— Приготовиться к торпедному залпу. Наводить не по проводам, взрыватель снимается с предохранителя через четыре тысячи метров.

Дубинин посмотрел вверх. Он не мог понять, почему самолёт, летающий над головой, не предпринял новой атаки.

— Готово! — доложил командир торпедной части.

— Огонь! — скомандовал Дубинин.

— Капитан, поступает шифровка по ИНЧ-диапазону, — донёсся из динамика голос офицера связи.

— Не иначе, это сообщение о том, что наступил конец света. — Капитан первого ранга тяжело вздохнул.

— Ну что ж, мы сделали все что могли, верно? — Было бы приятно сознавать, что действия, предпринятые «Адмиралом Луниным», спасли кому-то жизни, но ему было известно, что это не так. Он поможет советским войскам уничтожить больше американцев, но это не совсем то же самое. Не правда ли, ядерное оружие — зловещая штука?

— Погружаемся?

Дубинин покачал головой.

— Нет, у них, по-видимому, больше неприятностей с волнением на поверхности, чем я ожидал. Не исключено, что здесь мы в большей безопасности. Повернуть направо, курс ноль-девять-ноль. Прекратить активную гидролокацию.

Новое сообщение из динамика:

— Получена шифровка — группы из пяти цифр: «Немедленно остановить все боевые действия!».

— Всплыть на поверхность! Поднять антенну!

* * *

Мексиканская полиция проявила поразительную готовность к сотрудничеству, а отличный испанский Кларка и Чавеза отнюдь этому не повредил. Четверо детективов из федеральной полиции, одетые в штатское, вместе с сотрудниками ЦРУ ждали в помещении аэропорта прибытия самолёта, а ещё четверо полицейских в форме, с автоматами наготове, расположились поблизости, стараясь не привлекать к себе внимания.

— У нас слишком мало людей, чтобы провести эту операцию соответствующим образом, — с беспокойством заметил руководитель группы федеральной полиции.

— Лучше всего взять их, когда они выйдут из самолёта, — сказал Кларк.

— Хорошо, сеньор. Вы считаете, что они вооружены?

— Вряд ли. Опасно проносить оружие на борт самолёта.

— Это имеет какое-то отношение к… Денверу?

Кларк кивнул.

— Мы так считаем.

— Будет интересно посмотреть на людей, способных совершить такое. — Детектив имел в виду глаза, разумеется. Фотографии он уже видел.

Авиалайнер DC-10 подрулил к воротам и выключил турбины. Коридор продвинулся на несколько футов вперёд, чтобы присоединиться к передней двери.

— Они путешествуют первым классом, — сделал совершенно излишнее пояснение Джон.

— Да. Авиакомпания сообщила, что на борту находятся пятнадцать пассажиров первого класса, и согласилась задержать остальных. Как видите, сеньор Кларк, мы знаем своё дело.

— Я в этом не сомневался. Извините, если у вас создалось по моей вине такое впечатление. Teniente.

— Вы из ЦРУ?

— Я не имею права говорить об этом.

— Тогда вы из ЦРУ, разумеется. Что вы собираетесь делать с ними?

— Побеседовать, — просто ответил Кларк.

Служащий аэропорта открыл дверь самолёта. Двое сотрудников федеральной полиции, расстегнув пиджаки, встали по сторонам. Кларк молил Бога, чтобы все обошлось без стрельбы. Пассажиры начали выходить из самолёта, и, как обычно, их приветствовали встречающие.

— Начали, — тихо произнёс Кларк.

Лейтенант полиции поправил галстук, подав этим знак детективам, стоящим у двери. Арабы сами облегчили задачу полицейским, выйдя из салона последними. Куати выглядел бледным. Кларк заметил, что на лице его застыла гримаса боли. Может быть, рейс прошёл не так гладко. Он переступил через верёвочное заграждение. Чавез сделал то же самое, улыбаясь незнакомому пассажиру. Тот смотрел на него с изумлением.

— Эрнесто! — воскликнул Джон, подбегая к пассажиру.

— Боюсь, вы ошибаетесь…

Кларк не останавливаясь пробежал мимо пассажира из Майами.

Госн отреагировал на происходящее слишком медленно. Его чувство самосохранения притупилось из-за долгого перелёта и радостной мысли, что им удалось спастись. Когда он понял, в чём дело, и попытался сопротивляться, сзади его тоже схватили. Ещё один полицейский приставил дуло пистолета к затылку, на руках защёлкнулись наручники, и его потащили вперёд.

— Черт меня побери! — удивлённо воскликнул Чавез. — Ты — тот самый парень с книгами. Никак, мы встречались, милый?

— Куати, — произнёс Кларк, обращаясь ко второму. Тот тоже был в наручниках, и его обыскали. Оба оказались безоружными. — Вот уже несколько лет я мечтал об этой встрече.

Кларк взял их билеты. Полиция заберёт багаж. Задержанных быстро повели вперёд. Пассажиры бизнес— и турклассов узнают о случившемся лишь через несколько минут, когда им расскажут об увиденном встречающие.

— Здорово работаете, лейтенант, — похвалил Джон старшего группы.

— Я же говорил — мы знаем своё дело.

— Вы не могли бы поручить одному из своих людей позвонить в посольство и передать, что взяты оба — живыми.

— Конечно.

Восемь человек ждали в маленькой комнате, пока не принесли чемоданы арабов. В них могли оказаться косвенные доказательства, и вообще спешить не было особых оснований. Лейтенант мексиканской полиции внимательно посмотрел на лица арестованных, но не заметил в них ничего, что отличало бы их от сотен других убийц, — ничего особенно уж бесчеловечного, — которых он видел прежде. Это его несколько разочаровало, хотя он и был опытным полицейским и не ожидал ничего иного. Чемоданы обыскали, но, не считая кучи лекарств — их проверили и убедились, что это не наркотики, — не обнаружили ничего необычного. Полиция подогнала фургон, чтобы отвезти их к стоящему наготове «Гольфстриму».

— Надеюсь, вы остались довольны своим пребыванием в Мексике, — сказал прощаясь лейтенант Кларку.

— Что тут происходит, черт побери? — спросила женщина-лётчик, одетая в гражданскую одежду. Она была майором ВВС.

— Сейчас я все вам объясню, — начал Кларк. — Вы, летающие скауты, погоните этот самолёт на базу Эндрюз. Мистер Чавез и я собираемся побеседовать с этими джентльменами в хвостовой части вашего самолёта. Ни вы сами, ни ваши сослуживцы не будете смотреть, слушать или думать о том, что там происходит.

— Что…

— Вот видите, майор, вы уже начали думать. Я не хочу, чтобы вы даже думали о происходящем. Может быть, объяснить все ещё раз?

— Нет, сэр.

— Тогда вылетаем отсюда — и побыстрее.

Лётчик и второй пилот прошли к своим креслам. Два техника-связиста разместились у консолей и задёрнули занавеску, отделяющую их от салона самолёта.

262
{"b":"642","o":1}