ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это достаточно точно.

* * *

ПРЕЗИДЕНТУ НАРМОНОВУ:

МЫ ЗАДЕРЖАЛИ ТЕРРОРИСТОВ И ВЫЯСНИЛИ ПЛАН ОПЕРАЦИИ…

— Этому можно верить?

— Да, на мой взгляд, можно, — ответил Головко. — Дарейи — фанатик. Он ненавидит американцев.

— Эти варвары пытались втянуть нас в…

— Пусть американцы занимаются этим сами, — посоветовал Головко. — Ведь они понесли самые тяжёлые потери.

— Вы понимаете, к каким мерам он захочет прибегнуть?

— Да, товарищ президент, — хорошо понимаю.

ПРЕЗИДЕНТУ ФАУЛЕРУ:

ДО ЗАВЕРШЕНИЯ ИЗУЧЕНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ Я РЕШИЛ СЧИТАТЬ ВАШЕ ПОСЛЕДНЕЕ СООБЩЕНИЕ ФАКТОМ. МЫ ПРЕДОСТАВЛЯЕМ ВАМ СВОБОДУ ДЕЙСТВИЙ.

КАКИЕ БЫ ДЕЙСТВИЯ ВЫ НИ ПРЕДПРИНИМАЛИ, МЫ НЕ БУДЕМ ИМЕТЬ ВОЗРАЖЕНИЙ НИ СЕЙЧАС, НИ ВПОСЛЕДСТВИИ. ЭТИ БЕЗУМЦЫ ВОЗНАМЕРИЛИСЬ УНИЧТОЖИТЬ ОБЕ НАШИ СТРАНЫ. ПОШЛИ ОНИ К ЧЁРТОВОЙ МАТЕРИ.

— Господи, Андрюшка! — пробормотал Райан. Заявление было явно недвусмысленным. Президент прочитал его на экране и не произнёс ни слова.

До сих пор Райан считал, что Нармонов контролирует свои эмоции, однако теперь утверждать бы этого не стал. Фаулер окаменев сидел в своём кресле и спокойно смотрел на присутствующих.

— Пусть мир извлечёт урок из происшедшего, — произнёс он. — Я приму все меры, чтобы впредь ни у кого не появилось желания повторить нечто подобное.

Зазвонил другой телефон.

— Господин президент, это ФБР.

— Да?

— Господин президент, говорит Мюррей, мы только что получили молнию от Bundeskriminalamt — это Германская федеральная уголовная полиция, — что в Восточном Берлине найдено тело некоего Гюнтера Бока, одетого в форму русского армейского полковника. Кроме того, найдены тела ещё девяти так же одетых людей, причём один из них, по мнению полиции, был полковником Штази. Так что сведения, полученные нами от Куати и его сообщника относительно этой стороны операции, подтвердились, сэр.

— Мюррей, мне нужно ваше мнение. Вы уверены, что террористы говорили правду?

— Сэр, вообще-то говоря, после ареста такие люди начинают петь как канарейки. Это не мафия, у них нет закона «омерты».

— Благодарю вас, Мюррей. — Фаулер повернулся к Райану.

— Судя по всему, мы получили от них ценную информацию.

— Итак, на этот раз у нас единое мнение. — Фаулер нажал кнопку прямого канала связи со штабом стратегической авиации. — Генерал Фремонт?

— Да, господин президент?

— Сколько вам потребуется времени, чтобы произвести расчёты для поражения цели баллистической ракетой? Я хочу, чтобы удар был нанесён по городу в Иране.

— Что?!

— Сейчас заместитель директора ЦРУ Райан вам все объяснит.

* * *

— Мерзавцы. — Фремонт выразил чувства всех, кто присутствовал в помещении.

— Совершенно верно, генерал, и я намерен уничтожить человека, ответственного за это, причём уничтожить таким образом, чтобы об этом никто никогда не забыл. Руководитель Ирана нанёс военный удар по Соединённым Штатам Америки. Я отвечу ему тем же. Ракета с ядерным зарядом поразит город Кум. Сколько времени на подготовку вам потребуется, генерал?

— Не меньше десяти минут, сэр. Разрешите уточнить у моих… оперативных специалистов. — Командующий стратегической авиацией выключил микрофон. — Господи…

— Пит, — обратился к нему заместитель по оперативным вопросам. — Босс прав. Этот сукин сын едва не погубил всех нас — и русских в придачу! И ради чего? Из-за собственной политической выгоды!

— Мне это не нравится.

— Нам нужно направить ракету на новую цель. Предлагаю «Минитмен-III» из Мино. Три боеголовки сметут город с лица земли. Десяти минут мне будет достаточно.

Фремонт молча кивнул.

* * *

— Господин президент, не надо спешить.

— Нет, я не собираюсь тянуть с этим. Вы ведь знаете, Райан, что они сделали и почему. Это было военным актом…

— Террористическим, сэр.

— Государственный терроризм равносилен войне — так написано в вашем собственном докладе шесть лет назад!

Джек не знал, что Фаулер читал этот доклад. Президент попался в ловушку, вырытую им самим, и это привело его в смущение.

— Ну, сэр, я действительно так говорил, но…

— Этот «святоша» пытался убить — нет, действительно убил тысячи американцев и пытался спровоцировать нас и русских на убийство ещё двухсот миллионов! И едва не добился успеха.

— Да, сэр, это верно, однако…

Подняв руку, Фаулер прервал его и продолжал размеренно чеканить слова как человек, уже принявший решение.

— Это было актом войны. Я отвечу ему тем же. Моё решение окончательное. Я — президент и главнокомандующий вооружёнными силами. Мне поручено оценивать опасность угрозы нашей стране и действовать в интересах Соединённых Штатов. Я решил, как нужно поступить вооружённым силам нашей страны. Этот человек безжалостно умертвил тысячи наших сограждан и применил для этой цели ядерное оружие. Конституция обязывает меня ответить тем же.

— Господин президент, — начал ван Дамм, — американский народ…

На мгновение гнев Фаулера выплеснулся наружу.

— Американский народ потребует от меня, чтобы я принял меры! Но это не единственная причина. Я обязан сделать так для того, чтобы никогда больше не повторилось впредь.

— Прошу вас, сэр, тщательным образом…

— Арнольд, я всё обдумал.

Райан посмотрел на Пита Коннора и Элен Д'Агустино. Оба с поразительным мастерством скрывали свои чувства. Остальные, кто присутствовал в помещении, были на стороне Фаулера, и Джек уже знал, что он не сумеет убедить президента. Он глянул на часы и подумал, что же произойдёт дальше.

— Господин президент, говорит генерал Фремонт.

— Слушаю вас, генерал.

— Сэр, мы перенацелили ракету «Минитмен-III» с базы в Северной Дакоте на указанный вами объект. Я… Сэр, это ваше окончательное решение?

— Генерал, я ваш главнокомандующий. Готова ли ракета к запуску?

— Сэр, стартовый отсчёт займёт около минуты с того момента, как вы отдадите приказ.

— Приказ дан.

— Сэр, не все так просто. Я должен опознать вас. Вас инструктировали о порядке процедуры.

Фаулер достал из кармана бумажник и извлёк из него пластиковую карточку, совсем как кредитную. На ней было десять различных цифровых комбинаций по восемь цифр в каждой. Лишь одному президенту было известно, какую из них он должен назвать.

— Три-три-шесть-ноль-четыре-два-ноль-девять.

— Сэр, я подтверждаю верность вашего кода. Теперь, господин президент, должен быть подтверждён ваш приказ.

— Что?

— Сэр, по правилам для этого требуются два человека. В случае непосредственного нападения вторым мог бы стать я, но, поскольку ситуация иная, кто-то ещё из числа лиц, внесённых в мой список, должен подтвердить ваш приказ.

— Рядом со мной руководитель аппарата Белого дома.

— Нет, сэр, он не годится. Согласно правилам, это должно быть или официально избранное лицо, или лицо, назначение которого одобрено конгрессом или сенатом, например, кто-либо из кабинета министров.

— Я включён в этот список, — произнёс Джек.

— Это доктор Райан, заместитель директора ЦРУ?

— Так точно, генерал.

— Заместитель директора Райан, с вами говорит командующий стратегической авиацией Фремонт. — Голос генерала удивительно повторял механические интонации, которыми отдавались приказы по объектам войск стратегического назначения. — Сэр, я получил приказ о запуске баллистической ракеты с ядерными боеголовками. Необходимо, чтобы вы подтвердили его, но прежде вы тоже должны идентифицировать себя, сэр. Не могли бы вы зачитать свой опознавательный код?

Джек достал свою карточку и произнёс цифры, из которых состоял его личный кодовый знак. Он услышал, как Фремонт или кто-то из его подчинённых шелестит страницами, сверяя шифр.

— Сэр, я подтверждаю вашу личность, вы доктор Джон Патрик Райан, заместитель директора Центрального разведывательного управления.

Джек посмотрел на Фаулера. Если он не одобрит приказ, президент найдёт кого-то другого. Что может быть проще? А если Фаулер ошибается, если он совершает трагическую ошибку?

266
{"b":"642","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
По следам «Мангуста»
Как работать на идиота? Руководство по выживанию
НеФормат с Михаилом Задорновым
Дух любви
Тёмные времена. Звон вечевого колокола
Туве Янссон: Работай и люби
Девятнадцать стражей (сборник)
Звездное небо Даркана
Кофейня на берегу океана