ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Не вижу, почему нет, — ответил Куати, скрывая раздражение.

— Учтите, это должны быть мастера высокой квалификации, — повторил Фромм подобно школьному учителю. — Выбирайте самых лучших специалистов, с продолжительным опытом работы, по возможности тех, кто обучался в Англии или Германии.

— Возникнет проблема безопасности, — тихо заметил Госн.

— Вот как? Это почему? — спросил Фромм с притворным недоумением, что показалось обоим арабам верхом высокомерия.

— Да, конечно. Вы правы, — согласился Куати.

— Далее, нам нужны прочные столы для размещения оборудования.

* * *

Закончена половина боевого дежурства, подумал капитан-лейтенант Уолтер Клаггетт. Ещё сорок пять дней, и подводная лодка «Мэн» всплывёт в районе пролива Хуан-де-Фука, примет трос с буксира и последует за ним в Бангор. Там ошвартуется у причала и начнётся процесс передачи «синей» команде, которая отправится в следующее патрулирование, имеющее целью сдерживание возможного противника. Поскорее бы, подумал Клаггетт.

Уолтер Клаггетт — друзья звали его Голландцем, это прозвище появилось ещё в Военно-морской академии, и он уже не помнил причину его возникновения — был чернокожим тридцати шести лет. Перед отплытием на боевое дежурство ему дали понять, что он является кандидатом на досрочное присвоение звания капитана третьего ранга и может стать командиром атакующей подлодки. Клаггетт был очень доволен таким известием. Две попытки обзавестись семьёй окончились для него неудачей, что не было такой уж редкостью среди подводников — к счастью, в обоих случаях детей не было, — и его домом стал Военно-морской флот. Клаггетт с радостью проводил большую часть жизни в море, отдаваясь развлечениям в период не столь и коротких перерывов между дежурствами, проводимым на берегу. Однако смыслом жизни для Уолтера Клаггетта было плавать в море, скользить сквозь чёрные глубины на борту величественного военного корабля. Общество хороших друзей, уважение, которое он заслужил, исполняя исключительно трудные обязанности, приобретённая им способность всякий раз находить правильный выход из любого положения, шутливые беседы в кают-компании, ответственность за судьбу людей — да, Клаггетт наслаждался всеми сторонами своей карьеры.

Лишь его командир был источником постоянного раздражения.

Каким образом, черт побери, сумел Гарри Рикс подняться так высоко? — недоумевал Клаггетт вот уже в двадцатый раз за эту неделю. Рикс — блестящий специалист. Ему ничего не стоит спроектировать реактор подводной лодки на обратной стороне конверта или даже просто в уме во время редкого сна наяву. Он знал такие вещи о конструкции подводных лодок, о которых даже не мечтали кораблестроители на верфях компании «Электрик Боутс». Рикс мог обсуждать преимущества и недостатки устройства перископа с главным инженером-оптиком Военно-морского флота и знал о методах космической навигации больше, чем НАСА или кто там ещё, кто занимался этой программой. И уж, несомненно, куда лучше разбирался в системе наведения их ракетных снарядов «Трайдент-II D-5», запускаемых из подводного положения, чем кто-либо, за исключением разве специалистов ракетного отдела фирмы «Локхид». Две недели назад, во время ужина, он прочитал страницу из инструкции по техническому обслуживанию — прочитал наизусть и не ошибся ни в одном слове! Рикс владел техникой, как, по-видимому, ни один офицер американского флота.

Гарри Рикс был образцовым офицером атомного флота. Без всяких видимых усилий, почти инстинктивно он овладел техническими особенностями своей работы. Клаггетт тоже неплохо разбирался в технических аспектах, связанных с исполнением его обязанностей, но он знал, что никогда не сумеет сравниться с Риксом.

При всём при том Гарри Рикс слабо разбирается в специальности подводника и в управлении ракетоносцем, мрачно подумал Клаггетт. Может показаться невероятным, хотя это и соответствовало действительности, что Рикс не обладал искусством управления подводной лодкой и не умел обращаться с матросами.

— Сэр, — произнёс Клаггетт, — это превосходный старшина. Он ещё молод, но отлично знает свои обязанности.

— Он не умеет разговаривать с подчинёнными.

— Капитан, я не понимаю, что вы имеете в виду.

— Его методы обучения не предусмотрены действующими уставами и наставлениями.

— Это верно, у него несколько необычные приёмы, но в результате ему удалось сократить время, требуемое на перезарядку торпедных аппаратов, на целых шесть секунд. Да и сами торпеды в отличном состоянии, даже та, что во время учебных стрельб выскочила на берег. Торпедный отсек в образцовом состоянии. Что ещё можно с него спрашивать?

— Я не спрашиваю. Я командую. Отдаю приказы. Требую, чтобы их выполняли так, как я считаю нужным, то есть в соответствии с морским порядком. И я добьюсь, что всё будет именно так, как мне хочется, — произнёс Рикс зловеще тихим голосом.

Возражать шкиперу по таким вопросам было бессмысленно, особенно когда он формулировал их таким образом, однако обязанности Клаггетта как помощника капитана заключались в том, что ему приходилось стоять между ним и командой, особенно в тех случаях, когда шкипер ошибался.

— При всём моем уважении, сэр, я вынужден не согласиться с вами. Мне кажется, что наша задача — стремиться к достижению наиболее оптимальных результатов, а в данном случае результаты почти идеальны. Хорошим старшиной является тот, кто использует все возможности своих подчинённых, а этот старшина добился успеха, даже не заставляя матросов работать до изнеможения. Если вы осадите его, это может оказать дурное влияние на него и всю боевую часть.

— Помощник, от своих офицеров, и в первую очередь от вас, мне нужна поддержка.

Клаггетт выпрямился в кресле, словно его ударили по лицу. Он заговорил, стараясь держать себя в руках, и голос его звучал спокойно.

— Капитан, вы всегда можете положиться на мою поддержку и преданность. Я не могу быть роботом, выполняя свои обязанности. В их число входят поиски альтернативных решений. По крайней мере, — добавил он, — так учили меня в академии. — Клаггетт тут же пожалел о последней фразе, но она была уже произнесена. Каюта командира подлодки была небольшой, но сразу после слов помощника сделалась ещё меньше.

Как это глупо, капитан-лейтенант Уолтер Клаггетт, что вы решили ответить таким образом, подумал Рикс, глядя на своего помощника непроницаемым взглядом.

— Далее, нужно провести учение по обеспечению безопасности реактора, — произнёс Рикс.

— Ещё одно? Так скоро? — Боже мой, но ведь последнее учение дало идеальные результаты. Почти идеальные, поправил себя Клаггетт. Ребята могли бы сэкономить десять или пятнадцать секунд — правда, помощник не представлял, откуда возьмутся эти сэкономленные секунды.

— Сноровка требует ежедневных учений, помощник.

— Вы совершенно правы, сэр, но уровень их подготовки очень высок. Хочу напомнить, учение по ОБР, проведённое перед самым уходом капитана Росселли, отстало по времени исполнения всего на несколько секунд от рекорда соединения, а при последнем учении мы улучшили и это время!

— Независимо от того, насколько хороши результаты учений, всегда старайтесь их улучшить, помощник. Вот тогда можно быть уверенным, что не случится ничего непредвиденного. Во время очередного учения по ОБР мне нужен рекорд соединения.

Ему нужен рекорд соединения, рекорд флота, мировой рекорд, может быть, даже сертификат от Господа Бога. Более того, этот рекорд должен быть упомянут в его характеристике.

Загудел телефон на переборке. Рикс снял трубку.

— Капитан слушает… да, сейчас приду. — Он положил трубку. — Пост гидролокации сообщил об акустическом контакте.

Через секунду Клаггетт выскочил в коридор, капитан последовал за ним.

— Характер контакта, — потребовал Клаггетт, остановившись за спиной акустика. Являясь помощником капитана, он был ответственным за манёвры сближения при тактических схватках.

— Понадобилось несколько минут, чтобы опознать его, — доложил старший акустик. — Контакт очень неустойчивый. Мне кажется, что это подлодка класса 688, курс сто девяносто пять градусов. Контакт прямо на нас, сэр.

97
{"b":"642","o":1}