ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

РАЗВЕДКА И ЕЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СО СТОРОНЫ

Ситуации удивительно быстро меняют друг друга. Нарастают, накладываются друг на друга, постоянно создавая возможность запутаться, утратить контроль и принимать неверные решения. Разведки могут утешать себя только тем, что все они, без исключения, опаздывают за этим изменением. Кто-то существенно, а кому-то удается настигать ушедшее, чтобы, почти сразу, вновь отстать от, всегда неожиданно, поменявшихся условий. И в этом одна из главных особенностей разведывательной деятельности современного периода, т.е. конца ХХ начала ХХI века.

Такова главная характеристика условий разведывательной деятельности, в которых, и это надо наконец-то признать, современная разведка изменила самой себе. Она, по преимуществу, превратила себя в разведку реагирования на ситуацию и информирования о ситуации, утратив отличающую ее функцию – созидание ситуации. А те попытки по созданию ситуаций, которые можно было наблюдать в последнее время (Ливия, Солсбери, Сирия и т.п.) трудно отнести к явно удачным. Скорее это просчеты, сигнализирующие либо об утрате профессионализма, либо о потери ее взаимосвязи с другими функциональными подразделениями государства. И все же эти потуги разведок реанимировать свою основную функцию по созданию ситуаций говорят о том, что может быть не все еще утрачено и кто-то в разведке осознает существование кризиса и пытается каким-то образом преодолеть его.

Возможно одной из основных причин кризиса стала параноидальная зависимость исполнителей власти от собственного страха перед разведкой. Именно страх стал одной из причин концепции исполнителей власти, на основании которой разведка должна была стать инструментом информирования и прогнозирования, придав ей пассивную роль Кассандры, которая, как известно, плохо кончила. На один из результатов реализации такой концепции указывал руководитель разведуправления Министерства обороны США Лоуэлл Джакоби – «информация, которую одна группа аналитиков расценивает как пустые слухи, может предоставить важнейшие ключи или раскрыть важнейшие взаимосвязи после ее изучения другой группой аналитиков». Дальнейшее следование за этой концепцией неизбежно приведет разведку к тому, что она «погрязнет в заблуждениях» (Нассим Талеб)

Все попытки разведки преодолеть эту концепцию приводят только к возрастанию страха исполнителей власти. Это связано с: 1. Присущей исполнителям власти ориентации на борьбу за власть, когда любые действия любых субъектов рассматриваются как часть такой борьбы, 2. Не знанием и не пониманием исполнителями власти разведки и ее деятельности, ее природы и закономерностей, когда любые попытки разведки объяснить и помочь понять их, так и остаются безрезультатными, 3. Принципиальным различием в мотивации деятельности исполнителей власти и сотрудников разведки, стремлением одних максимально долго оставаться в системе власти и служением других своему государству и народу, 4. Доминированием «коммерческого» подхода к деятельности разведки – кто платит, тот и заказывает музыку, хотя в действительности разведка существует на деньги всех и каждого.

Современный кризис разведки особенно сказывается на проблеме кадров. Многолетний опыт разведывательной деятельности разных стран показывает – успех разведки определяют профессионализм и мотивация ее сотрудников. Это вполне банальное утверждения, казалось бы, не требует ни доказательства, ни расшифровки и любая разведка делает, как ей кажется, все возможное для качественного отбора и подготовки своих сотрудников. Вот только понимание того, что такое профессионализм и какова действительная мотивация сотрудников разведки существенно отличаются в зависимости от ментальности, традиций и кадровой политики в разных странах. Не секрет что работа в разведывательном сообществе США рассматривается как один из возможных вариантов карьерного роста и пути к жизненному успеху. Известно, что бывшие руководители ЦРУ достигали самых высоких постов в государстве. Работа в разведке может стать определенным трамплином в карьере, но тот, кто так относится к своей работе в разведке не сможет стать профессионалом.

Известно и то, что на работу в советскую разведку практически ежегодно направлялись бывшие партийные функционеры, карьерный рост которых оказывался, по разным причинам, ограниченным в зависимости от индивидуального потенциала. Да и саму разведку длительное время возглавляли те, кто пришел из иной управленческой системы, весьма отдаленно связанной с разведывательной деятельностью. Даже пройдя соответствующую подготовку, вряд ли такие сотрудники становились в полном смысле профессионалами, посвятившими всю свою жизнь именно разведывательной работе.

Происшедшие в Советском Союзе фундаментальные изменения создали мощный идеологический вакуум в работе российской разведки. С другой стороны, опустевшую идеологическую нишу быстро стали заполнять конъюнктурные, индивидуалистские тенденции комфортной жизни, когда материальная сторона профессии приобрела доминирующий характер. Разведка никогда не относилась к тем профессиям, в которых затраты на ее исполнения могли хотя бы как-то материально компенсироваться. Попытки решать свои материальные запросы работой в разведке совершенно бессмысленны и приводят только к предательству самого себя и своего служения государству.

Существенным отличием является, как кажется, кадровая политика английской разведки, работа в которой никогда не являлась чем-то «дурнопахнушим». Наоборот. Ее сотрудниками становились представители так называемой элиты английского социума, причем это не приводило к формированию клановости в разведке, с передачей «по наследству» своей профессии. Избирательность, статусность, традиции, поведенческая нормативность и максимальная корректность в отношении к своим сотрудникам отличали профессиональный подход английской разведки.

События 11 сентября поставили многие вопросы. И среди них, возможно главным, стал вопрос о дальнейшем направлении эволюции западной цивилизации. Пойдет ли она по пути глобализации интересов, либо основным станет проблема национализма в самом широком смысле слова. Борьба этих двух тенденций продолжается. И разведка занимает в этой борьбе свое, значимое место. От того, какие задачи она будет решать, с помощью каких средств и методов будет действовать, во многом будут зависеть и будущие результаты и, самое главное, последствия этих результатов. Победа будет за той разведкой, которая будет не угадывать и предсказывать, а активно формировать эту борьбу, своими действиями во многом определяя цели, задачи, тактику и стратегию своих государств и правительств.

январь, 2019 г.

тем, кто ушел…

Человек – существо, которое не только есть, но и знает, что оно есть. Уверенный в своих силах, он исследует окружающий его мир и меняет его по определенному плану. Он вырвался из … процесса, … неосознанного повторения неизменного…

К.Ясперс

В конце ХХ века разведка исчезла… Иногда о ее существовании напоминали редкие скандалы, которые, впрочем, быстро затухали, как воспоминания из прошлого. Впрочем, от этого никому не было ни хорошо, ни плохо. Может быть, только сама разведка почувствовала, что столкнулась с проблемой, которую тогда так и не смогла осознать.

Лишь в конце первого десятилетия нового, ХХI века, вести о разведке стали все более и более распространяться, что в очередной раз продемонстрировало – разведка жива, только ее жизнь стала какой-то иной. И при всей кажущейся парадоксальности оказалось, что разведке необходима популярность, которая … как бы оправдывает и ее существование, и все то, что она делает, может делать и … почему-то не делает. Только вот о наличии у нее проблем она никому не хочет рассказывать. Может быть потому, что не способна признаться в их наличии и самой себе.

Кажется, разведка оказалась в интересном положении … полной неопределенности своего существования. Было бы слишком просто объяснить эту неопределенность происшедшими на рубеже веков социально-политическими переменами. Хотя бы потому, что сами эти перемены во многом стали последствием действий самой разведки, которая к концу века достигла максимума своей компетенции, той самой компетенции, которая, в итоге, и привела ее к утрате понимания – что будет дальше?

1
{"b":"642017","o":1}