ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сейчас Айла пыталась соорудить прическу, но получалось плохо. Проклятая карета постоянно тряслась, и девушка уже в который раз ударилась головой. Пытаясь убрать прядь, закрепляя ее шпилькой, снова стукнулась. Карету тряхануло. Сил нет! И Айла решила оставить все как есть, вроде бы прилично.

Взглянув на себя в зеркало, она удивилась. Вот уж бы не подумала, что станет миледи. Даже зоркому взгляду не уловить ее низкое происхождение. Теперь главное не испортить свой внешний вид манерами. Как ведут себя богатые девушки?! Айла вспоминала все, что знала о высшем обществе. Сейчас ей предстояло начать играть. Если ей поверят охранники, ее примут и во дворце. Все же Эрик молодец, розовое платье идеально подходит к их представлению!

Карета подъехала к трехэтажному деревянному зданию, покрашенному в кремовый цвет. По фасаду от низа вверх поднимались геометрические узоры, а на карнизе была умело вырезана изящная резьба. В центре располагалось ступенчатое резное крыльцо, оперяющееся на четыре колонны. Венчало это премилое заведение надпись: «У Розалины».

Дверцу открыл кучер. У Айлы сразу появилась милая улыбка на лице, работал профессионал. Встретив открытый взгляд девушки, Никель немного замешкался, будто впервые увидел. Это точно она вчера была в мокрой одежде и ругалась не хуже мужика в кабаке?! А сейчас на него смотрело невинное дитя! Он подал руку новоявленному ангелочку и помог выбраться из кареты.

— С удачным дебютом, прошептала для себя Айла. — Кажется, поверили.

Они вошли в гостиницу. Оказавшись в своей комнате, Айла поспешила вытрясти содержимое единственных двух чемоданов прямо на пол. Девушка стала перебирать оружие, которое теперь уже некуда прятать. Придется просто везти с собой. Каждый кинжал, острая иголка, нож, меч занял свое место.

Очередь была за следующим чемоданом с вещами. В каком же они ужасном состоянии! Ее любимые сапоги начали разваливаться и рваться, красное платье после вчерашнего дождя стало грязным и помятым, разрез стал еще выше («спасибо» вольным рукам Эрика). Дело дрянь. В случае необходимости надеть нечего. Не побежит же она куда-то в розовом мешке с завязочками.

Сложив свою рухлядь в сумку, девушка направилась в небольшую комнатушку лакея, располагавшуюся сбоку от зала. Она ворвалась туда без стука:

— Никель, пойдем. Мне нужно купить вещи.

— Миледи, вам уже подобрали платья. Их около сотни. Не стоит беспокоиться.

Айла только сейчас обратила внимания на паренька. Как же он связался с Эриком?! Молоденький мальчик, лет двадцать на вид. Вот сама наивность, надо будет у него пару уроков взять.

— Я говорю, пойдем, значит пойдем. Мне нужна обычная одежда. Я совсем не знаю этого города и к тому же мне нельзя появляться одной на людях. Я же теперь такая… — ох, как захотелось выругаться!

— Придворная дама, миледи, поспешил ее перебить Никель. — Вы ведь это хотели сказать?

Он улыбнулся. Конечно, ругается она хорошо, но здесь лучше этого не делать.

— Да. Придворная дама, тоже улыбалась Айла.

Они пришли на местный рынок. Оказалось, Никель прекрасно знал этот город и даже жителей. Теперь Айле было понятно, за какие заслуги его взял на службу Эрик. Интересно, а, сколько денег получал лакей?! А то может ей сменить службу. Работа не такая пыльная.

Никель привел ее к лучшей обувной лавке в округе. Цены там тоже были «самыми лучшими». Раньше бы она себе этого позволить не смогла, а вот теперь и глазом не моргнула. Мастер предложил ей несколько пар сапог. Но они были такими милыми, с цветочками, бантиками и на каблуке. Айла с трудом скрывала неприязнь. В стороне тихо смеялся Никель, прикрывая рот рукой. Он-то знал, что за демон скрывается под видом барышни.

У продавца челюсть отвисла, когда девушка объяснила, какие ей нужны сапоги. Интересно было видеть ангелочка в розовом платье, говорившего:

— Понимаете, мне нужны черные кожаные сапоги, прошитые двойным швом, без молнии, на плоской ребристой подошве, чтобы не скользко было! Чего смеетесь?! По грязи в чем ходить, повашему?!

Мастер куда-то умчался, пробурчав «у меня есть то, что вам надо».

— Не смейся, Никель, резко обернувшись, произнесла Айла.

Когда продавец прибежал с этими сапогами, девушка изумленно открыла глаза. Как же ему объяснить?! Но мастер уговорил ее померить эту хорошую пару. Это были ботфорты, сшитые из черной кожи и отделанные мехом сверху. Они хорошо облегали ногу и заканчивались чуть выше колена. Расплатившись с продавцом, она надела свои розовые туфельки и засеменила дальше, входя во вкус и вовсю командуя Никелем.

Слава богам, платье нашлось быстро. Простое черное и, естественно, с высоким разрезом. Никель покраснел, когда девушка показала свою ножку. Вот народ пошел слабенький!!! Наслаждаться надо, а не отворачиваться! Айла прикупила еще пару вещей на всякий случай. Правда, паренек не понимал, зачем ей нужна кастрюля и какие-то травы. Она же не ведьма. Хотя кто знает, Эрик кого угодно найдет.

Нагруженный пакетами, Никель старался по возможности найти путь к гостинице и не наступить на длинный подол платья госпожи. Айла наслаждалась своей «могущественностью» и злорадствовала. Когда еще она сможет так гордо пройтись по улицам со слугой?! Может и неплохо, что она согласилась на эту затею. Это же неограниченные возможности, любые прихоти… Хорошо, что Никель, загруженный пакетами по голову, не увидел многообещающей улыбки хозяйки.

***

В местах пребывания Эрика

Ожидая очередного своего друга, который так же работал десять лет по контракту, Эрик наслаждался дорогим красным вином, так схожим с кровью их жертв. А ведь он сам не убивал, всегда был посредником. Однако его имени боялись, как никого другого. Эрик вовсе не придумывал игр — он делал их жизнью для миллионов.

— Здравствуй, начальничек, — ехидно произнес Артур и плюхнулся рядом на стул, сразу же беря в руки бутылку. Никакой грациозности и воспитанности! Прекрасно играет, а на самом деле сама обходительность!

Артуру было двадцать семь лет, и он имел потрясающую выдержку и актерский талант. Мог стать коброй, бросающейся на жертву, а мог — несчастным котенком. Все эти качества поддерживались великолепной внешностью. Короткие темные волосы цвета воронова крыла, глаза, поражающие безбрежной серостью ледяной пустыни и улыбка, чаще плотоядная, нежели снисходительная. Он не знал жалости или слабости, в его жизни был лишь один закон — долг. Артур не лез, куда его не просят. Он проявлял дальновидность, но никогда не довольствовался предложенным, боролся за лучшее и всегда выходил чистым из воды. Его сердце не знало любви. Только одно прельщало — жизнь и наслажденье, риск и война. Это сплеталось воедино в его холодной душе воина-наемника.

— И тебе здравствуй, Артур. Напомника, сколько тебе осталось работать у меня? — спросил Эрик, а на лице зажглась самодовольная улыбка.

— Три года, мужчина поднял бутылку, будто говоря «за тебя» и отхлебнул. Манеры исчезали так же быстро, как и появлялись.

— Всего лишь три года… эхом повторил Эрик. — Хочешь стать свободным раньше времени?

Артур загадочно улыбнулся, интригуя собеседника. Его ответ мог быть любым. Свободным, конечно, быть хотелось, но куда он пойдет. Хотя с его характером и умениями не пропадет. И он, наконец, станет хозяином сам себе.

— Хочу, был короткий ответ.

— Вот и прекрасно, сказал посредник. — Перейдем к делу.

Эрик подумал, что можно утаить. Не гоже знать слуге все, что известно ему.

— Будешь охранять одну придворную даму до приезда в столицу.

— Тебе заплатили за доставку новой наложницы? Или же это твой шпион во дворце? — сообразил Артур. Он слишком хорошо изучил своего начальника. Они даже подружились. Немного. Но лучше со стервятниками (а таковым был Эрик, по мнению Артура) не связываться.

— Как всегда проницателен, в усмешке визави склонил голову. — Да эта миледи будет шпионить. Твоя задача состоит в ее защите. Чтобы с нее и волоса не упало! И никто больше кроме тебя и нее не должен знать о цели визита. Еще я предоставлю немного людей, человек тридцать пять, обученные солдаты. Будешь ими управлять. Довезешь до столицы нашу пташку, а там ее встретят мои люди и устроят во дворец. После этого ты можешь вернуться сюда уже свободным.

3
{"b":"642170","o":1}