ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Шилов подхватился, нажал кнопку на боку мангала, заставив угли в нем мгновенно погаснуть и рассыпаться в прах. Подождал, пока мангал остынет. Собрал его и потащил черный коробок, оказавшийся неожиданно тяжелым, в палатку. Пацан развалился в своем кресле и задумчиво глядел на Шилова. Шилов никак не мог сфокусировать на нем взгляд. Перепил, отстраненно думал Шилов, возвращая мангал мальчишке. Тот молча затолкнул устройство под стойку и осведомился:

– Мистер Шилов, вам тут нравится?

– Хорошее место, чувствую, скоро полюблю рыбалку, – искренне ответил Шилов.

– А вы не боитесь нашего ультра-осьминога?

– Да нет, чего его бояться?

– Новички обычно трясутся, – сказал мальчишка, пытливо оглядывая Шилова.

– Хо! – сказал тот, подмигивая пацану. Шилову стало приятно, что мальчишка принял его за храбреца.

– Но что-то в этом чудище есть, – произнес мальчишка серьезно, как взрослый, – не может же оно вечно терпеть рыбалку и выращивать нам для потехи новые ноги!

– Почему нет?

– Потому что это неправильно… Ой, смотрите, Эллис идет.

Шилов обернулся. По каменным ступеням спускалась бледная черноволосая девчонка, та самая, которая жила в домике напротив. На этот раз на ней была не пижама, а черный кожаный костюм. Шла Эллис не одна, а под руку с женщиной, похожей на нее, только старше. Наверное, это была ее мать. При солнечном свете мать и дочь, бледные, с кругами под глазами, с ярко накрашенными губами, казались натуральными упырями. Их одежда была совсем неуместна на пляже, и лучше бы смотрелась на собрании готов, любителей поговорить о боли. Дочь шептала под нос, зарывалась носами ботинок в гальку чуть ли не по щиколотку. Ее мать проплывала над пляжем подобно хищной рыбе. Они остановились у берега и молча смотрели на чудовище. Шилову стало не по себе. Туристы, оказавшиеся поблизости от парочки, скатывали полотенца и искали незанятые места подальше.

– Эллис, она ничего так, – сказал за спиной мальчишка. – Когда от мамы сбегает. А с мамой – сущая бестия. Мы с Эллис целовались за рыбным складом однажды. Язык у нее прикольный, раздвоенный, как у змеи, мне понравился. Приятно щекочет, необычно. Вот только молчаливая она, но папа говорит, это хорошо, когда женщина неразговорчивая, и по мне на самом деле хорошо, только скучно иногда.

Шилов повернулся и посмотрел на мальчишку. Видимо, что-то такое было в его взгляде, потому что пацаненок немедленно надулся и сложил руки крест-накрест.

– А чего? Я уже не маленький, мне двенадцать в будущем месяце исполнится, имею право целоваться.

Шилов смолчал.

– Хотите, я вам историю расскажу? О летающих ножах семейства Прескоттов. Фамилия Прескоттов когда-то жила здесь неподалеку, но они совсем не молились морским богам и однажды за обедом, застигнутые врасплох злыми духами, достали ножи и порезали друг друга. И с тех пор ножи Прескоттов летают в округе, поражая неверующих острыми лезвиями. Самый опасный нож – маленький перочинный ножик Бенни-боя. Он режет вас на кусочки, когда вы спите. Единственный способ защититься от него это…

– …укрыться одеялом с головой, – продолжил Шилов.

– Вы не пропадете, – после паузы сказал оголец. – А знаете, как защититься от подводной бутылки Ширяева?

– Эй, Шилов, ты чего застрял?

Семеныч махал ему рукой. Шилов помахал в ответ и пошел, не оглядываясь.

Глава третья

Приняв душ, Шилов спустился на первый этаж. Внизу никого еще не было. Не удивительно: Семеныч, войдя в свою комнату, сразу уснул, и его богатырский храп, звучащий глуховато из-за натянутого на голову одеяла, заставлял дрожать стены и потолок. Стекла звенели, входя в резонанс с Семенычевым храпом. Проненко тоже не выходил из своей комнаты, но вел себя тихо и чем был занят – непонятно. Шилов немного покружил по комнате, почувствовал, что трезвеет, отчего его как серым наждаком закутала шершавая тоска, тяпнул на четверть пальца водки, подумал и дернул еще на полпальца. Вышел из дома. Было за полдень, солнце шпарило, воздух был не душный, а просто горячий, рябью расходился у дальних рубежей базы. По небу, Шилову навстречу, неравномерно плыли клочья небесной ваты. В беседке метрах в тридцати резались в настольный теннис. Шарик монотонно стучал по столу. Шилов решил посмотреть.

Игроков оказалось двое. Одного Шилов знал. Это был сын Стива Коралла ди Коралла. Коралл-младший кивнул ему, как хорошему знакомому. Шилов кивнул в ответ, устроился на скамейке в уголке и стал следить за игрой. И Коралл и его соперник играли превосходно, шарик носился по столу, размазываясь в воздухе, словно крохотная комета. Шилов знал, что у него так не получится, даже если тренироваться долгие годы. В любой игре требуется талант.

Наконец, игра закончилась. Соперники пожали друг другу руки. Противник Коралла-младшего извинился и ушел. Коралл остался. Он задумчиво водил ракеткой по столешнице, чертя круги. Стукнул зубами, обгрызая ход мысли, и спросил:

– Сыграем, мистер… э…?

– Шилов.

– Шилофф, – старательно повторил Коралл.

– Я в настольный теннис как-то не очень, – признался Шилов. – Только Проненко, ну, коллегу моего, и обыгрываю.

– Хорошо, не сыграем, – легко согласился Коралл-младший и снова щелкнул зубами, на этот раз громче, догрызая ход мысли до самой сердцевины. Он вдруг поднял печальные глаза на Шилова и улыбнулся, засунув растопыренные пальцы в густые волосы, и хотел что-то сказать, но не успел, потому что с улицы послышался отчаянный женский визг.

Шилов дернулся посмотреть, кто кричит, но Коралл остановил его.

– Погодите. Не ходите. Это мать Эллис вопит, ничего страшного.

– Мать Эллис? – переспросил Шилов. – Накрашенная, как ведьма, бледнокожая?

– Ну да. Она тронутая немного. Живет здесь с дочерью больше года. Ее муж на озере погиб. Она и помешалась.

– Помешалась?

– Да, с ума сошла. Случается, идет по улице под руку с Эллис и начинает реветь. Ни с того ни с сего. Да вот как сейчас. Эллис жалко. Не жизнь у нее. А так.

– Почему же ее с базы не попросят?

– Зачем? – изумился Коралл. – Она базе доход приносит. Все эти загадки, тайны… ну, вы понимаете. Она – достопримечательность базы. Как и мы. Ди Кораллы. Курите? – Он извлек из нагрудного кармана пачку детских безникотиновых сигарет. Шилову стыдно было отказать, он кивнул, взял сигарету и закурил. Во рту стало сладко, примешивались яблочные тона и – издалека – аромат хвои.

– Но разве вы – достопримечательность? – осведомился он, чтобы не молчать.

Коралл грустно улыбнулся:

– А разве нет? Все, кто протянет на базе больше года, становятся достопримечательностью. Мы. Эллис с матерью. Ластик, это Одесский парнишка с пляжа, у которого вы мангал напрокат брали. Протестующие, выкидывающие пилы, ух как папа их ненавидит… директор базы, которого никто в лицо не видел.

– Он скрывается? – Шилов удивился.

– Ну, власти-то в космопорте его знают и компромат на него имеют… – Коралл усмехнулся: – Говорю же. Тоже достопримечательность. Тайна. Туристы это любят.

– Тайна, значит…

– Но самое интересное, – Коралл поднял ракетку, подставляя ее под солнце, и внимательно разглядывал появившийся вокруг нее нимб, – самое интересное, что люди возле озера Кумарри вправду пропадают.

Шилов вздрогнул, но тут же решил, что Коралл всего-навсего пытается разыграть его, простака-туриста. Простаком Шилов себя не считал, но показывать этого не спешил, решил подыграть. Отдых, опять же, а какой отдых без тайн, будоражащих вымотанную на работе душу?

– Мне мальчишка, Ластик, рассказывал про ножи каких-то Прескоттов.

– Прескотты были рыболовами, причем профессиональными, резали ноги на продажу, – кивнул Коралл, – жили на другой стороне озера, в огромном доме, построенном в стиле барокко. Каждый день они срезали по семь-восемь десятков ног нашего озерного чудища, и, как говорят, совсем не обращались к морским богам, чтоб замолить грехи. В Прескоттов вселились морские духи, и они порезали друг друга. Так говорят. На самом деле в той истории много непонятного. Я слыхал, что полицейские, оказавшись в доме Прескоттов, нашли в столовой тела всех Прескоттов, кроме тела младшего сына, Бенни-боя Прескотта, десяти лет. Но не мог же он сам всех порезать? К тому же (это совсем ненадежные слухи), говорят, что на телах Прескоттов не нашли ни царапины и до сих пор неясно, отчего они умерли на самом деле. В общем, старая это история, многие ее уже позабыли, только туристам она и интересна.

29
{"b":"6424","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сердце бури
Шаман. Похищенные
Демоническая академия Рейвана
Циник
Роман с феей
Земля лишних. Горизонт событий
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Беглая принцесса и прочие неприятности. Военно-магическое училище
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела