ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Занавес со скрипом уехал вверх, поднялась пыль. В глаза Шилову ударил яркий свет, он зажмурился, с трудом различая тень посреди сцены и шевелящееся болото – зрителей. Увидев Шилова, они подались вперед, зашептались. С двух сторон к нему подбежали дюжие молодцы, подхватили вместе со стулом и вытащили на середину сцены. Здесь он вновь обрел зрение. Увидел молодых людей, которые пялились на него. Сплошь и рядом – радикалы. В первых рядах Шилов увидел Рыкова, который улыбнулся и помахал ему рукой. «Вот зараза…» – подумал Шилов и крикнул:

– Эй, Рыков! Прекращай балаган! Я пришел к тебе по делу, мне нужен пакет. Ты знаешь какой.

Рыков не ответил, только пожал плечами.

Оратор подошел к Шилову слева, положил руку ему на плечо и хорошо поставленным голосом сказал:

– Вот он, этот легавый, который сегодня пытался проникнуть в клуб, используя неожиданную аварию автобуса.

– С-сволочь п-правительственная! – закричал тонколицый субъект с пятого ряда. – Ш-шпик! – Он жутко заикался. – В-в этом автобусе м-моя с-сестра б-была! Он-н п-п… п-п… п-пользовал м-мою с-сестру!

– Сядьте, Ффанторин, – возмутился оратор. – Мы все очень переживаем вашу утрату, но, объясните, как он мог пользовать ее? Он использовал гибель автобуса, но откуда он знал, кто в нем едет? Кстати, Ффанторин, вы сами виноваты. Почему не убедили сестру прийти к нам? Зачем оставили ее наедине с этим миром, где всем заправляют волки? Немедленно сядьте, Ффанторин, пока братья вас самого не вызвали на справедливый суд!

Обескураженный Ффанторин сел на место и закрыл лицо ладонями. Отовсюду раздались смешки, которые, впрочем, быстро растворились в душном воздухе. Оратор поднял руку, требуя тишины.

– Мы проведем операцию сейчас же и посмотрим, что скажет этот человек, когда узнает правду. Принесите инструменты!

Шилов, начиная нервничать, закрутил головой. Двое рабочих затаскивали на сцену некое устройство на колесиках, передвижной шкаф, который был забит всяческими инструментами и стрелочными приборами. Шкаф подкатили к самому Шилову. Оратор, похожий на хищную птицу в своем черном двубортном костюме, плотно облегающем усохшее тело, вытащил из шкафа аэрозоль и попрыскал пленнику прямо в глаза. Шилов попытался моргнуть, но ничего у него не получилось, веки будто приклеились к надбровьям. Оратор, тем временем, схватил устройство, очень напоминавшее дрель.

– Что вы делаете? – закричал в исступлении Шилов, прыгая вместе со стулом к краю сцены. – Освободите меня! Я важный человек, меня будут искать! – Он почти уже свалился в зрительный зал, но два молодца схватили его, подняли над полом и водрузили на место. Шилов судорожно дергался, плевался, ругался, а потом заорал, потому что сверло вонзилось ему в глазное яблоко, а анестезии не было никакой и боль он чувствовал адскую. Потом что-то красное залило ему глаза. Оратор все говорил и говорил, боль чуть утихла, но полностью не прошла, ему еще что-то делали с глазами, что-то выковыривали с помощью пинцета и длинной иглы, что-то мерили, прицепив присоски к вискам. Перед остатками его глаз мелькали цвета: желтые, синие, красные, ничего кроме цветов, а потом и они исчезли, уступив место воспоминаниям.

Он очнулся спустя полчаса, а может быть, час. Вокруг было темно. Глаза ныли, Шилов попробовал открыть их, но не вышло. А потом он понял, что они и так открыты, просто он ослеп. «Не впадай в панику, – сказал себе Шилов. – Новые глаза тебе установят на Земле за два часа. Главное, вернуться на Землю… и доложить о чудовищном предательстве Рыкова. Что он себе возомнил? Якшается с радикалами, вступил в какую-то масонскую организацию, лишающую людей зрения…»

Шилов прислушался: вокруг было тихо, откуда-то издалека слышались голоса. Пахло пылью, Шилов чихнул. Наверное, его опять спрятали за занавес, а сами разошлись. Куда? И долго будут его держать здесь? Шилов вдруг ощутил, что очень сильно хочет есть и пить. Он позвал:

– Есть тут кто-нибудь?

Тьма ожила, расплескалась голосами.

– Очнулся, глянь-ка… – Шушша.

– Сам не могу понять, что случилось, впервые неудача… – Виноватый голос оратора. – Тысячу операций провел, никогда такого не было. Какой теперь из меня желтобрей?

– Успокойтесь, Бифф. – Рыков. – Я же говорю вам, он чужак. Немного иное строение глаз – и мельчайшая ошибка стоила ему зрения.

– Согласен, какие-то аномалии есть, но… чужак? Не смешите меня, Рыкафф. Откуда он, по-вашему? С зеленой луны? Или с фиолетовой? Кстати, я читал исследования на эту тему профессора Зимкиффса, который утверждает, что, существуй на других планетах разумные формы жизни, они никак не могут быть похожи на нас и…

– Поверьте мне, Бифф. Он чужак.

– Но почему вы так уверены, Рыкафф?

– Ты же знаешь, Бифф, – хрипло проговорил Шушша, – наш Рыкафф демона может разглядеть за километр. У него острый взгляд, у нашего Рыкаффа, все различает!

– Ну что за нелепости! – Бифф злился. Раздались шаги, Бифф схватил Шилова за волосы и потянул на себя. Шилову было очень больно, но он не подал виду.

– Отвечай, собака, ты чужак?

Шилов набрал в рот слюны и плюнул. Кажется, попал, потому что Бифф с воплем отскочил.

– Я работаю на правительство, – прорычал Шилов, – и, если вы меня не отпустите, вашу контору накроют!

– Его следует убить, – сказал Рыкафф. – Шушша, твой пистолет с тобой?

– Он всегда со мной, – произнес Шушша, щелкая затвором. Шилов напрягся, попробовал разорвать веревки, но они были слишком крепкие. Он застонал, чувствуя собственное бессилие. Что же это получается, придется погибнуть вот так бесславно, на дурацком задании, да еще и во время отпуска?

– Погодите! – оратор. – Ну а если он действительно чужак… надо выяснить побольше, откуда он здесь взялся, правильно?

– Бифф!

– Опустите пистолет, Шушша. Убив его, мы ничего не добьемся. Сначала необходимо выяснить, кто он.

Минута молчания и голос Шушши:

– А ведь он прав, Рыкафф. Не дело это, сразу кончать придурка.

Шилов услышал, как Рыкафф скрипит зубами.

– Ну ладно, – сказал, наконец, он. – Но надо увезти его отсюда, пока легавые не догадались устроить облаву.

– Пойдемте, Рыкафф, возьмем этого… – Бифф не договорил. Раздались шаги. Они приближались к Шилову с двух сторон. Шилов знал, что надо действовать, но руки и ноги, сдавленные веревками, не слушались его. А замедленного времени здесь нет, это не поезд, тут нельзя действовать наскоком, следует все спокойно обдумать, невзирая на опасность. Поезд расслабил тебя, сказал себе Шилов. И теперь ты попал. Он был слеп, но прекрасно слышал шаги Рыкова и Биффа, чуял кисловатый запашок, который шел от давно нестиранных носков Биффа, чуял запах шампуня, которым мылся сегодня Рыков; он просто так, для смеха, попробовал почувствовать поток времени и неожиданно для самого себя ощутил его, ушел в slo-mo, и, кажется, это влило в его мышцы новые силы. Шилов едва заметным движением рук разорвал путы.

И поднялся на ноги.

Рыков тяжело дышал. Ему хорошо досталось, но Шилов подозревал, что Рыков больше притворяется, чтобы выиграть время. Он привязал курьера к стулу, на ощупь обнаружил графин с водой (вода пахла скверно – давно, наверное, здесь стояла), плеснул Рыкову в лицо. Тот вроде очнулся, зафыркал.

– Ну, привет, мистер Рыков, – поздоровался Шилов, двумя пальцами приподнимая курьеру подбородок. – Ты мне должен был передать пакет, а теперь ты мне должен еще и глаза. Урод, мать твою! – Он вдруг разъярился и ударил Рыкова по лицу, отчего его голова смешно дернулась. Шилов сразу успокоился. Не дело это, спускаться до уровня Рыкова и зря калечить его.

– Давай, бей… – промычал курьер. Голос у него стал шепелявым, кажется, Шилов выбил ему несколько зубов во время быстротечной драки. – Бей, скотина… Вы там на Земле только и можете, что следить за слаборазвитыми расами, а помочь, суки, не хотите, давите любую свободу в зародыше…

– Заткнись, Рыков, – попросил Шилов устало. – Ты сам прекрасно знаешь, что когда можно и когда имеются силы – мы помогаем, и уже многим планетам помогли. Раз мы не вмешиваемся в судьбу Цапли, значит, на то есть особые причины. Мне, собственно, на них плевать сейчас. Где пакет, который ты должен был отдать мне?

60
{"b":"6424","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
Клад тверских бунтарей
Идеальный маркетинг: О чем забыли 98 % маркетологов
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Белокурый красавец из далекой страны
Перекресток Старого профессора
Нет кузнечика в траве
Финская система обучения: Как устроены лучшие школы в мире
Сын лекаря. Переселение народов