ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Кое-что? – переспросил Шилов, послушно следуя за старушкой. По тропинке, огибающей ладный домик, выкрашенный в какие-то совсем уж детские, леденцовые цвета, они обошли дом, миновали коровник, пришли во внутренний двор, забитый разнообразным сельхозинвентарем. Старушка подвела Шилова к ржавой железной бочке, наполненной до краев водой. От бочки неприятно пахло, вода в ней была почти прозрачная. Изнутри бочка обросла каким-то мхом. У поверхности, ближе к середине «водоема», резвились головастики.

– Очень мой внучек любит здесь играться, – сказала старушка. – Пальчиком крохотным – тык-тык, в воду, а хвостатики[4] – в стороны.

– Так что вы хотели показать, тетка Еленка? – спросил Шилов, утирая пот со лба – припекало порядочно. Солнце стояло в зените.

– А по твоей части, милок! Ты ведь, эта, специволист! Смотри в бочку.

– Смотрю. Ну и причем тут головастики?

– Ты не на хвостатиков смотри, а вот сюды… – Она ткнула пальцем, показывая на внутреннюю стенку бочки. Приглядевшись, Шилов заметил спрятавшийся во мху небольшой фиолетовый кристалл. Кристалл прирос к стене широкой своей частью. Вдруг один из головастиков метнулся к кристаллу и завертелся подле него, быстро переплывая с места на место, головкой тычась в гладкую поверхность загадочного образования.

– Это…

– Ты гляди-гляди!

Острие кристалла вдруг раскрылось, подобно бутону розы и выпустило из себя ядовито-красную жидкость, которая облаком окутала головастика. Тот дернулся раз, другой, обмяк, впитав в хрупкое тельце жидкость, и пошел на дно. Кристалл закрылся.

– Что это, Костенька? – шепотом спросила бабка. – Которое отравило хвостатика?

Шилов не знал. Одно он подозревал: кристалл этот внеземного происхождения. По крайней мере, Шилов о таких ничего не слышал, хотя был знаком с флорой и фауной Земли не понаслышке. Впрочем, знал он и то, что флора и фауна Земли частенько обогащается различными биологическими видами, которые прорываются на Землю сквозь космический карантин. И не всегда эти существа безвредны, чаще специальной службе приходится прилагать большие усилия, чтобы спасти экосистему планеты. Но здесь, в деревне, откуда могла взяться такая дрянь?

– Давно кристаллы появились? – спросил Шилов.

– Так неделю назад, когда внучек приезжал! Прибегает ко мне однажды: тетка Еленка, кричит, там волшебные камушки! Я не поверила сначала, решила, выдумывает, но посмотреть пошла. Смотрю: мерзость какая-то к бочке моей приклеилась. Вон, Костенька, во-он туда погляди, еще один камушек, и еще. На дне бочки их с десяток. Я палку туда совала, ворошила, видела.

– Почему раньше не сказали? – спросил Шилов, чувствуя неприятный холодок в груди. Нет, он не очень сильно переживал из-за кристаллов, даже если они вправду имеют чужеродное происхождение. Он больше волновался, что может накрыться встреча с Сонечкой. Но ведь надо обязательно позвонить в службу биологической защиты… или все-таки не надо? Может, повременить, само рассосется?

– Вот что, тетка Еленка, я свяжусь со своими друзьями, попробую выяснить, что это такое, а вы пока дома сидите, ничего не трогайте и никого к бочке не подпускайте, хорошо? И никому не говорите, чтобы лишних слухов не появилось. Договорились?

Она вдруг засуетилась, чуть ли не подпрыгивая рядом с Шиловым:

– Ох, хорошо, Костенька, конечно, хорошо. Как замечательно, что под боком живет такой специволист, как ты. Пойдем, Костенька, к старухе в дом, я тебя молочком напою… пойдем-пойдем, блинами еще угощу, а то, вишь ты, исхудал совсем, побледнел на своей работе, вредная она, видать, работа эта…

Шилов покорно брел за ней. Однако прежней радости не осталось, сердце терзала тоска. Надо звонить, думал Шилов.

Сейчас, дочитаю книгу и позвоню, думал он позже, когда пил горячий малиновый чай, сидя в своем кресле, уставившись пустым взором в страницу. Афоня стучал спицами за шкафом, меланхолично шмыгал носом, иногда чихал. Кажется, у него началась сезонная аллергия.

– Эй, Афоня! – крикнул Шилов, чтобы отвлечься от дурных мыслей. – Как твой нос?

– Благодарствую, недурно, – неохотно ответил Афоня.

– А мне так не кажется. Вчера ты целую ночь чихал и кашлял на чердаке, я слышал.

– Делать тебе, Шилов, нечего, только и занимаешься тем, что подслушиваешь. Ночью спать надо. А ты, небось, еще и о бабе своей все время думал.

– Молчал бы. О тебе ведь беспокоюсь! Может, в поликлинику сгоняешь, доктору покажешься? Он тебя от аллергии враз излечит.

– Я лучше по старинке, горячего чая с вареньем хлебну или молочка с чесночком…

– Так может на них у тебя и аллергия! – Шилов засмеялся.

– Аллергия у меня сезонная, на травы цветущие. А ты что-то веселый слишком. Случилось чего?

Шилов немедленно заткнулся. Уж что-что, а чувствовать настроение хозяина Афоня умел, немало лет вместе живут все-таки. Что-то вроде телепатической связи у них развилось. Шестым чувством, выцеживая мельчайшие изменения в интонации, друг друга понимают.

– Да так, – буркнул Шилов, подхватываясь. Пихнул книгу обратно на полку, сунул ноги в старые шлепанцы, пошлепал к входной двери.

– Сразу делай, что бы это ни было, – сказал домовой ему вслед, – потом поздно будет.

– Хм…

– Я тебе дурного не посоветую, не то что шалава твоя новообретенная!

– Я тебя выпорю, Афоня, клянусь, если хоть раз еще Соню шалавой назовешь.

– Натуральная шалава.

Шилов запустил в домового тапочком и попал, потому что зловредный домовой и не думал уворачиваться. Афоня заскулил, потирая ушибленный бок, заругался.

– Вредная тварь… – пробормотал Шилов огорченно.

Очутившись во дворе, он первым делом пошел в туалет. Туалетов в его доме было два. Один, основной, в помещении, а другой – для романтики – во дворе. Во второй Шилов любил ходить, если приспичит посреди ночи; брал какую-нибудь газету или книгу и шел. Туалет был деревянный, изящно перекошенный, со скрипучей дверцей, запиравшейся на ненадежную щеколду. Внутри на черном шнуре висела тусклая лампочка. Гости, приезжавшие к Шилову, удивлялись привычке хозяина ходить именно в этот туалет, но тактично молчали.

Шилов дернул за прибитую ржавым гвоздем ручку, щелкнул выключателем и замер на пороге. Из дыры, которую по-научному зовут «очком», поднимался красный пар. Вернее, пар-то, может, и белый был, но красный свет, который источала какая-то установка, спрятанная в глубинах туалетных пространств, делал его именно таким. В неровные щели между досками пробивались рубиновые лучи, хлестали по стене и потолку. Откуда-то доносилось мерное жужжание, будто шумел допотопный холодильник. Со стен туалета свисали странные белые червяки, которые медленно ползли по периметру и, натыкаясь друг на друга, старались друг друга поглотить. Кто успевал первым, кто разевал «рот» шире, тот и пожирал недруга, втягивал его тонкими гибкими щупальцами в едва заметную щелку возле хвоста. Или головы, это с какой стороны смотреть.

Шилов некоторое время зачарованно смотрел на красный свет и червей, а потом поспешно захлопнул дверь. Зачем-то посмотрел на солнце: оно соскочило с зенита и спускалось к горизонту. На небо набегали тучи, поля пшеницы в солнечных лучах казались красными, будто залитыми кровью. Где-то вдалеке неуверенно запел кочет, осекся, замолчал, нервно закудахтал.

– Что за бред… – пробормотал Шилов и побежал в дом. В кабинете первым же делом увидел Афоню, который, заметив его состояние, отложил вязальные спицы и посмотрел на него с любопытством и тревогой.

– Чего случилось-то?

Шилов, сверкая глазами, как безумец, понесся по коридору в туалет. Захлопнул за собой дверь, отдышался. С опаской заглянул в унитаз, но там все было в порядке. Сделав дело, Шилов вышел в коридор, остановился и крепко задумался. Черви и свет он мгновенно связал с кристаллами в бочке у тетки Еленки и странным пищащим механизмом… кстати, где он? Шилов сунул руку в карман, достал диск, повертел его на ладони. Сзади раздались торопливые шажки, и Шилов, вздрогнув, обернулся.

вернуться

4

Хвостатик – Мифическое существо, обитающее, по преданиям, в самых захолустных деревнях и поселениях Беловодья и местности Китеж. Места обитания хвостатика – заброшенные бочки с водой, чаще металлические, ржавые. Хвостатики, напоминающие с виду головастиков, таковыми не являются. Питаются черными металлами, древесиной и особо крупными микробами, забывшими, что размножаться следует делением.

67
{"b":"6424","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Три царицы под окном
Довмонт. Князь-меч
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Будда слушает
Возвращение
Ветер над сопками
История моего брата
Стеклянная магия