ЛитМир - Электронная Библиотека

— Привет, Трилистник, — улыбнулся я.

— Ты пришел вытащить меня отсюда? — поинтересовался Фрэнк. — Даже не ожидал. С тех пор как я оказался в Дыре, ни один из старых друзей не пришел меня навестить.

— Я же должен тебе полтинник, — развел руками я, — так какой смысл? Чем дольше ты здесь просидишь, тем больше у меня шансов смотаться со Статики и простить свой долг.

— Наша дружба стоит жалкие пятьдесят евро? — пробурчал Фрэнк, доставая сигаретку.

— Ого! — восхитился я. — Ты что здесь, на особом счету?

— Пока да, — кивнул Фрэнк, закуривая. — Меня даже в кресло не посадили. Нашли где-то обычную одиночку с приличным проектором и закрыли. Все прекрасно. Только параша воняет нестерпимо — отвык я как-то от такой жизни…

— С чего бы это к тебе такой подход?

Фрэнк пожевал нижнюю губу, будто не решаясь сказать:

— Мы с Малоевым… гм… старые друзья.

Кто бы мог подумать!

— Мда… — только и произнес я.

— Мы служили вместе во время войны с червями. Вместе участвовали в планетарной бомбардировке Кси-4. Ну и потом… поддерживали отношения. На Статике кстати случайно встретились. Когда я переехал сюда шесть лет назад.

— Так сколько тебе лет, Фрэнк? — с любопытством спросил я.

— Семьдесят. Неплохо сохранился, а? Главное, брат, это свежий воздух, здоровое питание, и вовремя проведенная пластическая операция…

— Ты в каком чине был тогда?

— А?.. Полковником я был… и Малоев тоже.

— Надо же! — ухмыльнулся я.

— Дело прошлое, — буркнул Фрэнк. — Теперь у меня есть все шансы попасть в кресло.

— Неужели все так плохо?

— Малоев требует имена всех тех, кто прошел сквозь мои подвалы на территорию Стазиса за последние три недели. Обещает отпустить, если скажу, — объяснил Трилистник.

— Так ты скажи, — посоветовал я.

— Не могу! — Фрэнк с тоской посмотрел на меня. — У меня же тайный бизнес, меня с дерьмом съедят, если я назову хоть одно имя… Неужели непонятно?

— Да что тут такого? — пожал плечами я. — Мало ли? Ну, может, люди — романтики. Их тайны прельщают. Кто по молодости не интересовался загадкой Статики?

— Ничего ты не понимаешь, Герман. Вот, например, одна, известная в городе личность, вместе со своей женой посещает Стазис и все время ходит в один интересный дом — где на кровати в вечном объятии застыли две прекрасные обнаженные девушки.

— И что они там делают? — спросил я изумленно.

— Угадай с трех раз, — пробурчал Фрэнк. — А вот еще один известный мужик любит лазить в огромный мусорный контейнер вместе со свой собакой, где они под цепкими взглядами застывших старушек…

— Ладно, приятель, давай оставим это, — отмахнулся я. — Я только что позавтракал. И мне не нужны данные обо всех людях, посещавших Стазис. Только об этих двоих. — Я протянул Фрэнку фотографию молодоженов.

— Ну не могу я ответить! — крикнул, негодуя, Трилистник. — Пойми ты, мой бизнес держится на доверии! Рот всегда держу на замке — я никогда не выдаю своих клиентов! Никогда!

— Послушай, Фрэнк, — тихо произнес я, — мне нужно знать только проходили они через твой подвал и когда. Все. От этого зависит не только твоя судьба, но и судьба нашей планеты. Это очень важно.

— Ненавижу Статику, — пробормотал бывший полковник и замолчал.

Я терпеливо ждал. Достал сигаретку, прикурил. Времени еще полно. Главное — найти девчонку. Какая к черту судьба планеты? Сто тысяч евро! Сразу же возьму билет до Офелии. Пляжи, холодное пиво, ласковое солнышко, тихая музыка, молодые девочки… девушки… Марина.

Ее фотография осталась у Китайца. Наверное, уже подшили к личному делу.

— Я не могу, — хрипло проговорил Фрэнк.

— Если я найду девчонку, ты получишь десять тысяч евро. Вполне хватит на билет первого класса до Макса-3 или Небраски, — пообещал я. — И еще останется.

— Да, пора отсюда валить, — согласился Фрэнк.

Пару мгновений он молчал.

— Эта парочка была у меня примерно в 12:45. Около половины второго они вошли через подвал в туннель. Пообещали вернуться к семи-восьми вечера.

Я кивнул:

— Кого ты приставил к ним в качестве проводника?

Фрэнк задумчиво посмотрел на меня:

— Никого. Они знали путь.

* * *

Со «Статик-отелем» меня соединили сразу. Миловидная девушка бархатным голоском поинтересовалась, чем она может мне помочь.

— Дайте мне Леруа! — рявкнул я.

Наверное, в моем лице было что-то такое — через пару секунд на экранчике появилось слегка испуганное лицо метрдотеля.

— Здравствуйте, Герман, чем я…

— Переведите меня на видеофон господина Цвейга, — попросил я.

— Но я не имею права, — замялся Пьер.

— Это очень срочно. Я настаиваю.

Леруа решился — по экрану пошли помехи, а потом я увидел Барона. Все в том же строгом костюме, гладко выбритого и аккуратно причесанного. Немного бледного.

— Здравствуйте, господин Барон.

Он сжал губы в тонкую линию:

— О чем вы?

— Не ломайте комедию, Штефан. Ваша дочь и ее муж впервые посетили Статику?

— Да, и я не пойму…

— Это не может быть правдой, Барон! Они были прекрасно осведомлены о туннелях под городом, которые ведут в Стазис, у них было все необходимое, чтобы прожить на территории Стазиса в течение недели. Они что, специально собирались на Статику?

Барон молчал, играя желваками.

— У вас есть ваше задание, господин Лукин. А еще у вас осталось чуть больше двух суток, чтобы выполнить его, — сказал он, наконец. — Зачем вы пристаете ко мне с глупыми расспросами?

— Я не могу работать, когда мне лгут в гла…

Но в этот момент Барон прервал связь. Я в гневе шмякнул видеофон о приборную панель своего «фалькона». Машина мелко затряслась, и мне пришлось пожалеть о содеянном. Со старушки станется — еще развалится прямо в воздухе…

Я набрал номер своего офиса.

— Детективно… Эй, Гера! Что с тобой происходит? Примчался сюда, взгляд бешеный, схватил ключи от «фалькона» и исчез в неизвестном направлении. В чем дело?

— Все прекрасно, Лера. Восхитительно. Я просто слегка разозлился, но сейчас уже отошел. Сейчас я вернусь — приготовь мне, пожалуйста, бронежилет и достань… «Целитель».

— Все так серьезно? — испуганно поинтересовалась Лера.

— Не знаю, — честно ответил я и отрубил связь.

* * *

— Что происходит? — в сотый раз поинтересовалась Лера, когда я натягивал бронежилет («Алмаз», два с половиной килограмма, выдерживает выстрел с расстояния двадцать метров из линейной военной винтовки «Тополь-22». По крайней мере, так говорилось в рекламном листке).

— Это дело пахнет все хуже и хуже, — пробормотал я, пытаясь справиться с последней застежкой. — Милая прогулка двух молодоженов превратилась в грандиозную политическую махинацию.

Лера притихла. Сидела за столом тише мышки и нервно постукивала по столу ногтями.

— По стерео передавали про капитана Сысоева, — сказала она.

— Я в курсе, — коротко ответил я.

Стереофотография Марины.

Голова забита только ею.

Даже смерть Китайца болтается где-то на втором плане.

— Слушай, Гера, может, бросишь это дело?.. Ну его, жизнь дороже…

— Поздно, зайка, — ответил я. — Я уже в нем по уши. Или еще глубже. А вот ты уходи. Поезжай к Алешке, свалите куда-нибудь за город, на озера, например. А если позволят его финансы — то и вообще со Статики.

— Я не оставлю тебя, Гера!

— Так надо! — рявкнул я. — Собирай вещички и домой! Три или четыре дня не появляйся в офисе — а если узнаешь, что со мной что-то случилось, вообще забудь о существовании «Фалькона».

Лера молчала. Потом отвернулась, и стала судорожно размазывать по лицу тушь — ненавижу, когда она это делает. В такие моменты просто не нахожу слов.

— Ладно, успокойся, Лера, — тихо проговорил я. — Возьми за месяц… считай это выходным пособием, на всякий случай…— Я протянул ей три бумажки по сто евро. — Где «Целитель»?

Лера не глядя положила на стол тяжелый штурмовой пистолет ЦЛ-12, разработки Слюсарева. В простонародье — «Целитель». Гарантированно вылечивает от жизни.

13
{"b":"6427","o":1}