ЛитМир - Электронная Библиотека

Около самого выхода я чуть неподрассчитал — злодейка-память подвела — туннель резко наклонился, и я кубарем скатился вниз.

В тот же миг мощный луч прожектора высветил мое лицо, ослепляя и парализуя мысли. В ход пошли инстинкты: не долго раздумывая я кинулся в сторону, а в том месте, где я только что находился, по скале зачиркали огненные заряды.

Я укрылся за одним из сталагмитов, расположившись так, чтобы он скрывал все мое бренное тело. Сталагмит принадлежал Стазису, поэтому я не боялся, что стационарный пулемет, который был у девушки, разнесет его, да и меня заодно, в клочья. Хуже было то, что Алисия заметила, где я скрылся — луч прожектора был направлен прямо на меня, и Алисия непрерывно поливала сталагмит зарядами чудовищной энергии — их хватило бы, чтобы спалить за пять минут полгорода.

Я не двигался, ожидая, когда девушке надоест развлекаться. Немного ныла нога, я подвернул ее, когда так неудачно вывалился из туннеля.

Наконец, пулемет замолчал, и я, воспользовавшись тишиной, попытался трезво оценить обстановку. Назад? Не успею. Вряд ли на этот раз Алисия промахнется. Да и по тоннелю, круто уходящему вверх, так просто не забраться. Оставалось выжидать.

— Алисия! — крикнул я. В тишине мой голос мне самому показался каким-то жалким и неуместным. Я откашлялся и снова позвал:

— Алисия!

На этот раз получилось чуть лучше.

Однако девушка все равно молчала. Впрочем, ее оружие тоже. Очень хотелось рискнуть и пуститься бегом до тоннеля, но мне вдруг живо представилось, как огненный заряд поджаривает мозги, сжигает кожу и доводит до кипения внутренности. Поэтому я не решился.

Ну что же, остается блефовать.

— Алисия! Ты должна сдаться! Ты окружена! — рявкнул я.

Она, наконец, подала голос.

— Не верю! Ты врешь!

Приятный голосок у девчонки. Я бы с удовольствием оказался бы с ней где-нибудь в тихом ресторанчике за одним столиком.

Жаль я не встретил Алисию раньше, до того как она с мужем пристрелила бедняг ученых.

— Зачем тебе это нужно, девочка? — заорал я. — Чего ты хочешь добиться? За тобой прилетел твой отец, он волнуется…

Ответом была очередь. Некоторые заряды выбили веселую чечетку в сантиметре от правой ноги. Я непроизвольно поджал пальцы, и постарался стать раза в два-три меньше.

— Пусть он убирается ко всем чертям! — завизжала девчонка.

Мимо. Алисия ненавидит отца, это понятно.

Но не настолько же, чтобы открывать огонь по людям?

…Шесть трупов в подвале. Гниль и разложение…

Я зажмурил глаза, борясь с подступившей тошнотой.

— Алисия, я понимаю, у вас с отцом были кое-какие разногласия, но… Но нельзя же так, в конце концов!

— Что с Джоном? — спросила девушка.

Я молчал.

— Вы… убили его?

Я молчал.

— Вы убили его…

— Он мог убить одного из наших, Алисия. Джон первым открыл огонь!

— Он всего лишь хотел связаться с Керком! Керк не вышел на связь — а он должен был вытащить нас отсюда… Керк боялся за меня, за нашего ребенка…

Вот те на! Она, оказывается, еще и беременна…

Керк. На всякий случай я запомнил это имя.

— Ты убил его, правда? — вдруг поинтересовалась девушка.

Я молчал.

— Я знаю тебя. Тебя зовут Герман Лукин, ты — наемник!

— Скорее частный детектив! — зло прокричал я. Алисия расхохоталась.

— Кто больше заплатит, для того и спляшешь джигу, правда, Герман?

Я заскрежетал зубами.

— У меня есть свой кодекс… понятия… честь… Тебе знакомы эти слова, девочка?

— Рассказывай эти сказки старшеклассницам, Герман! Папа нанял тебя убить нас — и ты согласился. Сколько он предложил тебе, Герман?

— Твой отец попросил всего лишь найти Вас и вернуть домой! — крикнул я. — Джон первым выстрелил в меня…

— Значит, это все-таки был ты…

Стареешь, Гера, — ехидно прошептал внутренний голос.

— Да! — со злостью выкрикнул я. — Черт подери, Алисия, он стрелял мне в спину. То, что я остался в живых — чудо. Если бы я не выстрелил — я бы погиб!

— Какая теперь разница? — горько сказала девушка. — Теперь он мертв. Он, а не ты. Не ты, Герман!

Мы молчали. В наступившей тишине я услышал легкий шорох со стороны тоннеля. Или опять показалось?

— Так мой папаша сказал, что хочет всего лишь найти нас? Очень умно с его стороны!

— В чем дело? — спросил я. — Зачем вы прилетели на Статику?

— А ты не знаешь? Мэр Статики и президент Макса — этот грязный выродок, сволочь, ублюдок! — сговорились. Они решили вместе добывать урановую руду!

— И что в этом плохого, Алисия? — поинтересовался я.

— Ничего, если не считать того, что ученые Макса нашли способ разрушить Стазис. И именно это они собираются сделать, когда будет подписан договор!

— Ты с ума сошла, девочка, — крикнул я. — Это невозможно! Уже сорок лет ученые бьются над тайной Стазиса, а ты заявляешь…

— Так ты ничего не знаешь, наемник? Наши ученые давно разгадали тайну Статики! Думаешь, почему ваш мэр заключил договор именно с Максом?

— Это шахтерская планета и…

— Чепуха! Проще было договориться с Небраской — вот, где хорошо развито горнодобывающее дело. Наши способы добычи руды кардинально отличаются от общепринятых — большая часть Макса-3 покрыта водой. Ты никогда не задумывался об этом? Зачем Вам Макс, когда Небраска с большим удовольствием помогла бы вам?

Я молчал. Откуда мне знать? Я — не специалист по добыче полезных ископаемых. И вообще, по образованию — гуманитарий.

Снова шорох. Нет, это мне уже не кажется! Теперь мы не одни в пещере! Я явно чувствовал чье-то присутствие…

— Я порылась в секретных документах папочки и обнаружила для себя много нового! — кричала девушка. Похоже, она не слышала странного звука, сосредоточившись лишь на разговоре со мной. Прожектор все еще был направлен только в мою сторону. — Они собираются разрушить Стазис и лишь потом начать добычу руды!

— Но даже это не дает тебе права на убийство людей! — рявкнул я. — Стазис — всего лишь памятник, гигантская скульптура, остаток древней цивилизации… Из-за него надо было лишить жизни Китайца? Убить ученых и солдат?

— Я не знаю ни про какого Китайца, — ответила Алисия. — А Стазис — это на самом деле…

Красный луч спокойно, даже как-то лениво протянулся от тоннеля в сторону баррикады. Два выстрела прозвучали почти синхронно, но все-таки с маленьким промежутком — сначала погас прожектор, а секундой позже раздался короткий вскрик и глухой звук. Такой обычно издает тело, которое от выстрела отлетает вперед метров на десять и ударяется о каменную стену.

Тишина…

Потом загорелось сразу несколько фонариков. Луч одного из них ударил мне в лицо. Я прищурил глаза, но все же смог разглядеть жестко улыбающегося Берда и серые в окружающей мгле лица его бравой команды.

* * *

Тремя часами позже мы сидели у Малоева в кабинете. В довольно уютном кабинете, надо признать. Неяркие обои на стенах, массивный деревянный стол, аквариум со светящимися рыбками в углу. Я со скукой наблюдал за одной из рыбок — той, что побольше. Она гонялась за своими товарками и все время пыталась ухватить какую-нибудь за хвост.

Генерал сидел напротив меня и попивал из стакана (стеклянного, не пластикового!) воду с привкусом натурального лимона. Довольно дорогой коктейль на Статике. Напротив меня стоял стакан с таким же содержимым, но я к нему не притронулся.

— Нравятся рыбки? — наконец, нарушил тишину генерал.

Я пожал плечами.

— С Офелии, — похвастался Малоев. — Ты не поверишь, сколько стоят! За этого здорового шипохвоста отвалил целую штуку. Думаешь, глупо? Да, я старомоден. На Земле давным давно не держат дома животных, люди разучились заботиться о других. Но ведь это основа человеческих взаимоотношений, Герман! К тому же, мне кажется, что у каждого человека должно быть какое-то хобби, увлечение… Хоть что-нибудь, чтобы можно было отвлечься от мирских забот! Признавайся, у тебя ведь тоже есть что-нибудь такое, что отличает тебя от других?

17
{"b":"6427","o":1}