ЛитМир - Электронная Библиотека

Мальчик молча повиновался.

— Киевская 16, — сказал мне мужчина в черном пальто. — Третий подъезд, семнадцатый этаж. Комната номер 1718. Скажешь, что тебя прислал Рыба и дело в шляпе. Парень там работает свой.

— А как тебе такой вариант, — задумчиво сказал я, — я приезжаю на место, твои дружки заталкивают меня в квартиру, заряд станера в голову — труп в канализацию. Или в нелегальную клинику — на органы для пересадки. Какие у меня гарантии?

— Я знал, что ты парень что надо! — хихикнул Рыба. — Гарантий, конечно, никаких. Это так — информация для размышления. Выбор только за тобой.

— Хорошо, — сказал я. — Что интересует тебя?

— Я знаю, что ты прилетел на планетолете Небраска-Земля, — прошептал Рыба, — но я уверен, что Небраска — вовсе не исходная точка твоих странствий, приятель. Скажи… откуда вы прилетели с мальчиком?

Я уперся взглядом в его крысиные глазки.

— Зачем тебе? — резко спросил я.

— Договор есть договор, — подмигнул мне Рыба. — Ты, конечно, можешь обмануть меня…Но я тебе не советую, — с легкой угрозой закончил он. — Подумай и поймешь почему…

Я молчал, задумчиво жуя жаркое.

Какого черта?

— Статика, — сказал я.

Лицо Рыбы расплылось в довольной улыбке:

— Значит, все в порядке, друг, — сказал он. — Видишь ли, мне заплатили, чтобы я отыскал одного парня родом с Офелии, который как раз подходил под твое описание. Рад, что ты — не он. Обидно было бы сдавать тебя этим парням. Они — настоящие головорезы… не то, что я, скромный информатор.

Рыба поднялся, собираясь уйти.

— Знаешь, какая кличка подошла бы тебе больше? — спросил я, проглотив очередную порцию жаркого.

Он замер, выжидающе уставившись на меня.

— Крыса, — со смаком проговорил я.

— Что ж, — улыбнулся Рыба, — быть может, жаркое, которое ты жуешь, как раз из нее родимой. Не слишком-то я доверяю поварам этого ресторана.

Дверь захлопнулась за ним, едва не прищемив пальто.

Я отодвинул недоеденное жаркое в сторону.

Сволочь, весь аппетит испортил!

— Гена! — позвал я мальчика. — Мы уходим.

— Можно еще яблочного сока? — спросил он. — Он очень вкусный.

— По дороге куплю, — пообещал я.

Я расплатился с подошедшей официанткой (наличные она не принимала — пришлось рыться по карманам в поисках «визы»), и, держа Генку за руку, вышел.

Мы прогулялись мимо вокзала, свернули вместе с потоком куда-то спешащих людей на большую улицу, по бокам которой расположились сотни, тысячи магазинчиков, салонов красоты, бутиков, саун, сетевых клубов, тату-салонов, оружейных лавок, ларьков-автопродавцов, банкоматов и прачечных.

Не понравилось мне встреча с Рыбой. А если точнее — его последний вопрос.

Какая ему разница, откуда я?

— Дядя Гера! — позвал Гена, куда-то показывая.

Я проследил за его пальцем.

Автоларек, надпись на котором гласила: «Любые соки на выбор.»

Рядом я заметил большой магазин одежды.

— Пошли, — согласился я.

Гена не успокоился, пока не перепробовал по крайней мере половину соков «на выбор» — слава Богу, они продавались в маленьких стаканчиках. Потом я потащил мальчика в магазин.

Одежды здесь было, действительно, много. Огромный холл, и лестницы, спиралями поднимающиеся вверх — все это великолепие освещалось неоновыми огнями разноцветных реклам. Каждый этаж — свой отдел: куртки, штаны, обувь, нижнее белье. Здесь было абсолютно все. Даже у меня закружилась голова, чего уж говорить о Генке.

Я было двинулся к одной из лестниц, когда вдруг сообразил, что они здесь просто для скрашивания интерьера — все пользовались аэродосками, чтобы достичь верхних этажей. Я подошел к менеджеру за стойкой (черно-белый костюм, профессиональная улыбка, пытливый взгляд — «хватит ли клиенту денег, чтобы заплатить за все, что он несомненно решит купить?») и спросил:

— Простите. Мы с сыном (ласковый взгляд на мальчонку) прибыли из внешних колоний (слегка снисходительный — на меня). Никогда не пользовались аэро. Вы нам не поможете?

— Прокат досок — напротив, — сказал менеджер, — и не бойтесь — освоить их ничего не стоит. Доски повинуются любому Вашему желанию. В них встроен ограничитель, чтобы Вы не развили слишком уж большую скорость.

— Спасибо, — поблагодарил я.

— Спасибо Вам. Надеюсь, Вы подберете для себя и сына (еще один нежный взгляд) все необходимое. В Москве в первую очередь принимают по одежке (снисходительно). И провожают тоже.

— Я заметил, — буркнул я.

* * *

Управлять аэродосками и впрямь оказалось легче легкого. Я впервые увидел, как смеется Гена — радости его не было предела, когда мальчишка взмыл ввысь.

Пришлось даже немного приструнить его, когда Генка чуть не въехал в примерочную.

Покупки отняли у нас почти час. Девушка-менеджер, которая прилепилась ко мне сразу же после того, как мы поднялись на второй этаж, таскала нас по всем отделам, чуть ли не силой засовывала в примерочные, придирчиво осматривала и, неодобрительно поцокав языком, вела дальше.

Наконец, мы вышли наружу (предварительно сдали доски — Гена расстался со своей с видимым неудовольствием). На мальчишке была модная в этом сезоне (по уверениям продавщицы) куртка небесно-голубого цвета со вспыхивающими и пропадающими желтыми и оранжевыми звездами на рукавах, штаны такого же цвета (без звезд), самозашнуровывающиеся ботинки и белая кепка, генерирующая слабое водоотталкивающее поле.

Я, несмотря на все увещевания менеджера, облачился проще — черные джинсы, джинсовая рубашка (тоже черная) и грязно-серый плащ. Девушка уверяла, что плащ ну никак не идет к джинсовой одежде, но я был неумолим. Под плащом очень удобно скрылся мой «Целитель», который я засунул за пояс, когда мы с Геной посещали туалет.

Итак, вроде все было в порядке, оставалось только сесть в вагон монорельса и отправиться в Питер.

Но все-таки для начала стоит проверить слова Рыбы. В городе усиление, сказал он. Правда ли это? И если да, то почему?

Документов на мальчишку у меня не было, в этом Рыба оказался прав. Уж слишком неожиданно мы оказались с Генкой вместе — после нелепой гибели его отца. У меня был всего один билет до Небраски, поэтому пришлось дать взятку капитану планетолета. Тот не сильно возражал против Гены — в конце концов детям до семи лет билет вообще не требовался.

Дальше было сложнее: таможня на Небраске редко халтурит. А чем, как известно, люди честнее, тем дороже их купить. Таким образом пребывание на Небраске влетело мне в кругленькую сумму. Даже здесь, на Земле я потратил пока что меньше.

И мне это уже порядком надоело. Пускай я всего в паре сотен километров от цели — лучше не рисковать.

Заметив на перекрестке блестящего робота, который призывно размахивал пачкой газет, я направился к нему. Искусственный интеллект беззастенчиво проглотил мою мелочь и выдал пару мятых листков. Хвала небесам, что хоть газеты совсем не изменились за десять лет моего отсутствия.

— Извините!

Какой-то парнишка на доске не справился с управлением и едва не сбил меня с ног, однако в последний момент сумел извернуться и лишь чуть-чуть задел мою ногу, а сам кубарем покатился по мостовой. Безразличные прохожие лениво обходили парня, только я удосужился подойти к нему и помочь встать.

— Брат, сектоид чертов, блокировку с доски снял, — объяснил парнишка, проводя рукой по жестким черным волосам. На вид ему было лет шестнадцать: плотная сиреневая куртка, короткие шорты (наверняка с подогревом — на улице было холодно), бледное лицо и все та же миниатюрная голографическая картинка перед правым глазом. Аляповато раскрашенную доску парень прицепил за спину — Гена загоревшимся взглядом уставился на нее.

— Мотин, — представился парень. — Можешь называть меня Муха.

— Почему тебя назвали Мухой? — спросил я.

— Говорят, жужжу много, — пожал плечами Мотин. — А ты ведь инопланетник, верно? Сразу видно, что не местный. Твой сын? Прикольный пацан. Здорово, микроб!

36
{"b":"6427","o":1}