ЛитМир - Электронная Библиотека

— Привет, — тихо поздоровался Гена.

— Слушай, ты не голоден… э…

— Теркин, — представился я. — Василий Теркин.

Парень захохотал — значит, книги все-таки почитывает.

— Ну как хочешь, Вася. Так че, я тут знаю один неплохой барчик, заглянем?

* * *

Бар, на мой вкус, был излишне шумным: все время играла тяжелая музыка, на двух постаментах танцевали девушки, одежду на которых я с трудом сумел различить, столики, хаотично разбросанные по всему залу, то и дело подпрыгивали в такт басам. Да и из еды здесь подавали только пиво да сэндвичи.

Уже через десять минут я пожалел, что пошел за Мухой — его назойливая речь и впрямь напоминала жужжание.

— … Этот сектоид, Палех, ну мой брат, решил прикольнуться. Знает, что я на доске еще плохо катаюсь, и вот… А еще брат, блин. У тебя есть брат, микроб? Нет? Вот и замечательно, и радуйся, что нету. А если не будет — еще лучше. Одному быть просто замечательно, честное слово! Вон, Ленка Синица одна с предками обитает — они ей и деньжат на карманные расходы не хило подкинут, и гулять допоздна отпустят. Они вообще мировые, Ленкины предки. Неделю назад мы всем сарафаном у нее не кисло отвисали, до сих пор приятно вспоминать — покуролесили на славу. Пивка, виртуалки немного, а ну ты ж не знаешь что это такое, ты не местный… Короче, здорово было. Пока мой великовозрастный брателло — сектоид не перекурил травы и не стал палить из станера по гостям. Еле обуздали — он у меня мастер по рукопашному бою. Целой толпой на него кинулись, а он только орет, да всех по углам раскидывает. Ну я-то знаю, где у братца слабое место — доской его по затылку рубанул — Палех и вырубился…

— Что это такое? — спросил я, имея в виду голограмму. — У тебя, на правом глазу?

— А… это… мешает? Сейчас уберу, — Мотин провел рукой перед глазом и картинка пропала. Муха протянул мне руку, тыльной стороной ладони. Я заметил маленький чип, приклеенный к ладони скотчем.

— Виртушники. Питание автономное, — объяснил довольный Муха. — Сейчас почти все так в Сеть и выходят. Управление — зрачком. Можно виртуалкой заниматься, искать рефераты…

— Виртуалкой? — переспросил я, потягивая легкое темное пивко.

Во сто крат лучше, чем на Статике варят.

Впрочем, оно и понятно.

— Ну… — Мотин покосился на притихшего Генку. — С девчонками там…это… ну… ты, короче, мысленно представляешь ее, она тебя, ну и…

— Ага, — улыбнулся я. — Понятно. А в реале не пробовал?

Мотин покраснел, судорожно дожевывая бутерброд.

— Это… это не стильно, — пробормотал, наконец, он.

— Я слышал, что на Земле сейчас военное усиление, — сменил тему я. — Что случилось? Не в курсе?

— Ну… — обрадовался Муха. — Не совсем на Земле… хотя и по всей планете, конечно… но в основном в Питере. Сейчас. Там неделю назад сектоиды Эрмитаж взорвали.

— Сектоиды? — переспросил я.

— Вы что, там на колониях, совсем отсталые, что ли? — возмутился Мотин.

— Я с Генкой родом с дальней колонии, — сказал я. — Про сектоидов знаю только то, что мы обнаружили эту расу совсем недавно — чуть больше трех лет назад.

— Ну кто кого обнаружил — это еще вопрос, — хмыкнул Муха. — Ладно, слушай сюда. Внимательно. Ага? Примерно три года назад экспедиция одного чувака — Лоренца столкнулась в космосе с кораблем чужих. Ну, туда-сюда, завязался базар, корабли обменялись послами, сначала все хорошо шло, безо всяких траблов. Сектоиды дали нам координаты своих планет, Лоренц — Земного сектора. Сектоиды объяснили, что они прибыли в нашу Галактику всего тридцать лет назад — бежали из Магелланова облака. С кем-то они там то ли воевали, то ли еще что, не знаю в общем. Короче, все прекрасно — дружба, жвачка, пряники, обмен посольствами. Потом — раз! — через полгода у Американцев рванул какой-то известный банк. Не помню название. И все свидетели дружно указывали на то, что за рулем машины, что везла взрывчатку, сидел один известный на Земле сектоид. Чуть ли не посол, я уже и не помню кто. Ну и в доску его, какая разница? Ну, наши предъявили сектоидам, те заявили, что это был всего лишь один сумасшедший террорист, к ним никакого отношения не имеющий, заплатили какие-то там репарции…

— Репарации, — машинально поправил я.

— Угу…они самые. Вроде все утряслось. А еще через три месяца — в Швеции — группа сектоидов взяла штурмом здание суда. И подорвала его вместе с собой. Тут уж наши не выдержали и выдворили сектоидов с планеты. Те дико извинялись и никаких ответных мер не принимали. Даже разрешили послу Земли остаться на их планете-Столице. Дебилы, что с них взять? Только тот сам был рад убраться оттуда.

— Что дальше? — спросил я.

— Дальше… Теперь примерно каждые полгода сектоиды проникают на Землю и что-нибудь взрывают. Неделю назад Эрмитаж взорвали. Хотя по мне, зашибись, что не «Бункер» — это клевый ночной клуб в Питере. Если б что с «Бункером» случилось, я бы первым в армию записался, надрать сектоидам задницу.

Рука сама собой сжалась в кулак, но я сдержался. Здесь не Статика.

Могут не понять.

— Как они проникают на планету? — спросил я.

— А ты туда погляди, — кивнул куда-то в сторону Мотин.

Я оглянулся.

На плакате, прикрепленном рядом с выходом был изображен безобразный (глаза выпучены, зубы гнилые) зеленокожий человек, шею которого стянула удавка. Надпись на плакате гласила: «Смерть ублюдкам — сектоидам».

— Они от людей почти не отличаются, — объяснил Муха. — Ну там кожа зеленая да на руках-ногах по шесть пальцев. И все. Только они сейчас хитро поступают — кожу отбеливают, а лишний палец отрубают. Наши сначала пытались вводить генетический контроль, только сектоиды, сволочи, как-то научились его проходить. Сейчас Федорчук пытается в Галактическом Совете добиться разрешения на атаку сектоидов (у них-то и флота своего нет, а колонии всего на трех планетах), только вот, поговаривают, что Совет побаивается еще большего усиления Земного Сектора — все до сих пор помнят как мы червям по заднице настучали. Однако нашим тоже надоело плюху за плюхой получать — как бы без всякого разрешения их в порошок не стерли… Короче, не спокойно у нас тут, Вася. Так-то вот! Ага…

Я допил пиво.

— Где находится улица Киевская? — спросил я у Мотина.

— Шесть остановок, если на трамвае…

— Трамвае? — переспросил я.

— Монорельсе, — медленно, удивляясь моей глупости, проговорил Муха.

* * *

Мотин проводил нас до остановки, всю дорогу восхищаясь, как здорово, что изобрели виртушники — и как люди раньше без них жили? Я рассеянно кивал, а Гена с раскрытым ртом слушал бредни Мухи.

Мы поднялись на эскалаторе на остановочную площадку — вагон прибыл почти мгновенно, и вместе с остальными потенциальными пассажирами кинулись к призывно раскрытым дверям.

— Пока, Вася! Счастливо, Микроб! — крикнул на прощание Муха, вскочил на доску и ринулся вниз.

В вагончике мест не было — пришлось встать около поручней и ждать своей остановки. Гена держался за мою руку и сквозь окошко наблюдал за видами Москвы с высоты пятиэтажного дома, а я достал газету. Листок был девственно чист — я нажал пальцем на небольшой серый кружок в центре и по листку побежали строчки. На первой странице ничего особенного не было — новости (всеобщая паранойя по поводу сектоидов приняла угрожающие масштабы, чемпионат Галактики приблизился к логическому концу — в финал пробились обе планеты Акалоитов), много рекламы… Я снова нажал на кнопку — строчки сменились. На этот раз — сплошная реклама. Короче говоря, к концу поездки я проглядел обе газеты, но ничего нового для себя не извлек — пришлось скормить листки хищному мусороботу.

Киевская находилась в спальном районе — сплошные девяти— и четырнадцатиэтажки. Старые дома, более размеренный стиль жизни. Снег здесь таял не так быстро, как в деловом центре. Много детских площадок, школы с бассейнами на крышах (что за новые веяния?), рядом с остановкой под силовым полем раскинулся большой зеленый парк. Я не отказал себе в удовольствии и прогулялся по парку вместе с Геной, вдыхая аромат цветов и деревьев.

37
{"b":"6427","o":1}