ЛитМир - Электронная Библиотека

— Именно это мы и хотим выяснить, — сказал капитан. — За мальчика можешь не волноваться — мы уже оповестили его бабушку с дедушкой о том, что вы едете в Питер. Не будем мы, пожалуй, сдавать тебя и милиции — парень ты неплохой, это видно из твоего дела. Просто привык бродить окольными путями, — ГСБшник подмигнул мне дружески.

— Бывает, — буркнул я, притворяясь смущенным.

Еще пятьсот монет на ветер.

Хотя…

— Взамен мы требуем полное и безоговорочное сотрудничество, — произнес Вершинин.

— Выбора у меня конечно же нет, — кивнул я. — Спрашивайте.

Капитан достал толстую сигару, ловко откусил кончик, закурил.

— Настоящие, кубинские сигары, — сказал он. — Таких в Москве днем с огнем не сыщешь. Живая, так сказать, классика. Хочешь, Герман?

— Давайте к делу, капитан, — сказал я, вытягивая из внутреннего кармана сигарету. — Я хочу успеть принять душ, прежде чем завалиться спать. А любой классике я предпочту «Нашу Марку». Особенность характера, так сказать.

Вершинин протянул мне зажигалку, дал прикурить.

— Как ты, наверное, знаешь, Герман, — сказал он, — на Земле сейчас неспокойно. Я бы даже сказал, ну очень неспокойно. Последние три года — взрыв за взрывом. В большинстве из них виновны сектоиды. В остальных — мы не уверены. Но, скорее всего, это тоже они. Или люди, купленные этой враждебной всему человечеству расой. После первых взрывов были введены колоссальные меры безопасности, но результатов пока мало. Ни разу не удавалось поймать террористов. Черт возьми, у нас даже нет никаких зацепок, как сектоиды проникают на планету! Какая же мы ГСБ после этого!

— Портал? — предположил я.

— Нет, — покачал головой ГСБшник, — мы бы заметили. Слишком сильные всплески энергии и все такое. Кстати, первое предположение было именно таким — и мы бросили все силы на обнаружение несанкционированного использования телепортаторов. Этот путь оказался тупиковым — сектоиды проникают на планету как-то иначе. Но как? Пока не понять.

Монотонная речь Вершинина убаюкивала меня, диван мягким теплом обволакивал тело, я вдруг понял, что медленно, но верно засыпаю. Встряхнулся, крепко затянулся, чтобы прочистить мозги.

— Во время последнего взрыва нам удалось обнаружить сожженный блокнотик на теле одного из погибших сектоидов. Удалось восстановить лишь последнюю запись. Она гласила: «29 декабря, мужчина, мальчик, Санкт-Петербург».

— Все?

— Спасибо и на этом, — проворчал капитан, — я слышал, что в отделе криминалистики запись буквально по атомам собирали.

— 29 декабря, — задумчиво произнес я. — Завтра.

— Что ты скажешь на это? — поинтересовался Вершинин, с любопытством разглядывая меня.

— То, что на Земле около пяти миллиардов мужчин и трех миллиардов мальчиков, — сказал я. — Сколько проживает в Питере, я точно не знаю. Наверняка, тоже не мало.

— И все? — приподнял левую бровь агент.

— Вероятно, вы следили за всеми прибывающими на Землю парами — мужчина-мальчик, — произнес я. — И я — один из них.

Капитан кивнул:

— Обычная проверка. Ничего подозрительного не выявила. Даже разговор с Рыбой вполне укладывался в рамки — особенно после того, как мы узнали, каким образом мальчик оказался с тобой. Но труп около вокзала заставил нас понервничать. Слежка за тобой еще не была отменена, поэтому мы без труда смогли взять с тебя и мальчика образцы крови и тканей.

— Это когда же? — улыбнулся я.

— В магазине одежды, — сказал капитан. — Легче легкого — действовать в толчее. Впрочем, результаты оказались пустышкой — вы — обычные люди. Не сектоиды.

— Быть может мы работаем на чужих? — предположил я. — Как тебе эта идея, Андрей?

— Нет, — мягко ответил Вершинин. — Я знаю, что ты не покидал Статику последние десять лет, Герман.

— Ты так во мне уверен, Андрей? — поинтересовался я.

— Я ни в ком не уверен, — сказал капитан. — Но шансы того, что ты служишь сектоидам — один на миллион. И даже меньше.

— Допустим. Итак, вы предполагаете, что лже-Рыбой был сектоид. Они обладают огромными способностями к мимикрии?

Вершинин долго не отвечал:

— Не знаю я, Герман. Об этих тварях вообще мало что известно. Нам ни разу не удавалось внедрить своих людей к сектоидам — они чужих за версту чуют. Черт возьми, мы ведь даже не знаем, почему эти ублюдки покинули свою галактику! Мы практически ничего не знаем об этих подлых тварях!

— Что вы хотите от меня? — спросил я после некоторой паузы.

— Скорее всего, чужие хотели подставить тебя, — сказал Вершинин. — Каким-то образом они выяснили, что ГСБ стало известно, что следующая их цель — снова Питер, а исполнители — сектоиды, мужчина и мальчик. сектоид-Рыба вывел нас на тебя, и пока внимание ГСБ было полностью заключено на твоей персоне — на Землю проникли настоящие чужие.

— Почему именно я и Гена? — спросил я.

— Это тоже загадка. Возможно выбор случаен. Быть может, в тебе есть что-то такое, что нужно им. Мы не знаем. Поэтому и просим твоей помощи. Ты ведь поможешь нам, правда, Герман?

— Как?

— Ты получишь от нас черную кепку. С виду обычную кепку, которую носят десятки тысяч питерцев и москвичей. Она напичкана всяческой электроникой — это экспериментальная модель — в ней есть записывающее устройство, миниатюрная голокамера, биолокатор со встроенным определителем расы (по идее он должен среагировать, если рядом с тобой будет сектоид) и еще много чего полезного и не очень. Работает кепка самостоятельно, без всякой помощи. Питание автономное, хватит на пару лет. Тебе только надо держать глаза и уши открытыми. А кепку — на голове. Все ясно?

Я кивнул.

— Завтра ты сядешь в вагон монорельса до Питера, — продолжал Вершинин. — Он отбывает в 11:05 с Ленинградского вокзала. Прибывает в город около 12:00. Возможно сектоиды снова свяжутся с тобой — будь начеку. На всякий случай в этом поезде будет несколько агентов ГСБ, но ты их не узнаешь. Мы их тщательно замаскируем. Отвезешь мальчика бабушке и возвращайся. Если ничего не выйдет, мы с тобой свяжемся в последний раз около космопорта, заберем кепку и распрощаемся. Ты возвратишься на Статику, все будут довольны. А теперь я с нетерпением жду твоего ответа. Итак?

А что бы вы ответили на моем месте? Я коротко кивнул.

Вершинин поднялся.

— Вот кепка вместе с двумя билетами на монорельс и блокнотом, в котором записан адрес Давыдовых, — сказал капитан, крепко пожимая мне руку. — Спасибо за сотрудничество, господин Лукин. Вы — настоящий патриот!

На черный полированный стол перед диванчиком шлепнулась вполне обычная с виду черная кожаная кепка с серебристой наклейкой у козырька, паспорт Генки, билеты и маленький блокнот с отрывными листками.

Я задумчиво поглдил наклейку указательным пальцем.

Стандартный «жучок», я сам такие частенько сажал на доверчивых клиентов.

Капитан чеканныам шагом пересек холл, коротким кивком попрощался с портье и вышел в ночь.

Я сидел на диване и в моей голове вдруг забилась одна навязчивая мысль, отгоняя сон, прогоняя адреналин по артериям и венам.

Я подхватил кепку и выбежал за капитаном на промозглую улицу — Вершинин и его коллега как раз рассаживались по машинам.

— Андрей! — крикнул я, подбегая к «волгам».

ГСБшник вопросительно посмотрел на меня.

Я виновато улыбнулся. Наклонился, засунул голову в салон машины.

— Не угостите сигарой? — спросил я. — Таки решил попробовать… Когда еще получится? Ведь и правда классика…

Вершинин понимающе улыбнулся, порылся по карманам, извлек толстую кубинскую сигару и протянул мне.

— Спасибо, — вежливо поблагодарил я.

— Вы все сделаете как надо? — спросил капитан ГСБ. — Это важно, Герман! Это очень важно, понимаете?

— Конечно, Андрей, — сказал я. — Я все понимаю.

* * *

Я вернулся в холл. Значительно подобревший портье встретил меня радостной улыбкой — вероятно тот, кто после встречи с ГСБ не покидал гостиницу в наручниках на одной из черных «волг», заслуживал большого доверия с его стороны.

41
{"b":"6427","o":1}