ЛитМир - Электронная Библиотека

Мне вдруг вспомнился Павлоцци — вот кому бы здесь понравилось!

— Я разыскиваю одного человека, — сказал я.

— С добрым ли, злым умыслом? — поинтересовался Лука, начищая пивную кружку. Смысла в его действиях я не увидел — кружка и так сверкала, словно бриллиант.

— Мне надо с ним поговорить, — ответил я. — Просто поговорить. Не более того.

Бармен тяжко вздохнул:

— Ну что ж, сын мой. Назови имя этого человека.

— Натс, — сказал я.

— А, этот тот идиот с винного завода? — неожиданно спросил Лука, резко поменяв тон. — А могу я полюбопытствовать, на хрена он тебе нужен?

Перемена в речи была столь разительной, что я немного растерялся.

— Что удивил тебя, турист? — тоненько захихикал бармен. — Это все верно подобранный антураж, правда действует? Я уже столько раз видел глупые физиономии вашего брата — туристов, которые впервые сюда заходят, что просто не могу удержаться от очередной небольшой шутки. Так зачем тебе Натс понадобился?

— Извини, Лука, но все же это мое дело, — сказал я. — Личное дело. Так — что?

— Личное дело с этим алкашом? — пробурчал бармен. — Ладно, если закажешь кружку самого дорогого пива, тогда я все про него тебе расскажу.

— Чашку кофе лучше, — ответил я. — Капучино, если можно.

— Можно-можно… — ответил Лука, набирая код на панели, услужливо выдвинувшейся из стойки. Прямо передо мной открылось окошко, из которой торжественно выплыла чашка горячего кофе. Я попытался забрать заказ, но рука в двух сантиметрах от чашки наткнулась на препятствие.

— Рядом щель для карточки, — подсказал бармен.

— Не слишком ли крутые прибамбасы для бара в бедном районе? — спросил я, расплачиваясь.

— Да ты что! — подмигнул мне Лука. — Я таким образом всех конкурентов поблизости обанкротил! Народ только ко мне и валит. А по началу, не поверишь, только картинка над входом и висела.

Я наконец добрался до кофе, взял чашку и присел за столик рядом с кафедрой.

— Немного подожди, — сказал бармен. — Натс пропадает у меня каждый вечер после работы. А в выходной — с утра и до вечера. Так что, если ничего особенного не произойдет, через полчасика подтянется. В крайнем случае — через час.

Я согласно, кивнул, попивая свой кофе.

Вскоре бар стал наполняться посетителями. Некоторые завтракали, другие пили пиво. Заказывали по минимуму — туристов я среди них не заметил, все местные, небогатые жители городка. Клиентам Луки так нравился его бар, что они были готовы приходить снова и снова, отдавая последние заработанные крохи. И говорили все приглушенными голосами, будто и впрямь находились в храме. Какая-то старушка ничего не ела — присела на краешек скамьи и стала молиться.

Я заказал еще одну чашку кофе, потом желудок напомнил о себе жалобным бульканьем — пришлось утешить его доброй порцией яичницы с помидорами, луком и хорошо прожаренным куском бекона.

Короче говоря, я неплохо проводил время. Вот только Натс так и не появился.

— Что-то случилось с парнем, — сказал Лука. — Может, приболел? В последний раз такое случилось год назад, когда на винном заводе взорвалась цистерна и рабочих погнали ликвидировать последствия.

— Адреса ты его не знаешь? — спросил я, проглатывая последнее яйцо.

Бармен пожал плечами:

— Не в курсе, — сказал он. — Где-то у завода, но где именно — не знаю. Если хочешь, поспрашивай у местных. Вон, у Лютика, тот вроде с ним в одном доме живет…

Однако желание искать Натса у меня уже испарилось — да и не за тем я здесь, чтобы расспрашивать сумасшедших рабочих.

Солнечный день за окном требовал немедленно навестить пляж!

— Как-нибудь потом, — решил я. — Ладно, Лука, спасибо за помощь, но мне пора. Позагораю, искупаюсь, пофлиртую…

— Вечером на пляже фестиваль молодых вин! — крикнул мне Лука вслед. — И если Натса там не будет, я съем свою сутану на завтрак!

— Договорились, — улыбнулся я.

* * *

Сотни, тысячи, миллионы обнаженных тел вытянулись на золотистом песочке вдоль побережья синего-синего моря. Остальные (а их было едва ли меньше) купались, брызгались, парили над водой на аэродосках, а самые отчаянные взлетали высоко вверх и прыгали оттуда в теплую воду.

Я шагал между загорающих, краем взгляда примечая особенно привлекательных девушек. Нудистским пляж не был, но порядки на Офелии очень вольные — многие нимфы подставляли ласковому солнышку упругую девичью грудь, а некоторые, особенно смелые, и все остальное. Против них я ничего не имел, но вот несколько мужиков, почему-то вообразивших себя Аполлонами, выглядели крайне отталкивающе.

Наконец, я нашел более-менее свободное местечко: справа расположилась веселая семейка в стиле «мама, папа, я», а слева — молоденькая парочка. Парнишка натирал кремом спину своей пассии очень гадкой на вид коричневой жижей, однако та даже постанывала от удовольствия.

Я постелил на песок цветастое махровое полотенце, скатал в клубок верхнюю одежду, подложил под голову, лег. Солнце припекало — пришлось вставить в глаза темные линзы.

Со стороны могло показаться, что я просто отдыхаю, но это было не совсем так. Даже расслабившись, я старался не упустить из виду ничего интересного.

Вдоль пляжа расположились яркие оранжевые вышки, на которых стояли мотоциклы спасателей. Между двух вышек рабочие (никаких роботов, только живая рабочая сила!) натягивали здоровенный плакат, который возвещал, что фестиваль молодых вин начнется сегодня в семь часов вечера на закате и будет продолжаться до самого утра.

Часы мои здесь сильно помочь не смогли бы — они показывали время лишь по суткам Статики и Земли, но закат я все-таки надеялся не пропустить.

Я перевернулся на живот, и стал наблюдать как один из рабочих свалился с вышки, а его товарищи безуспешно пытались запихнуть орущего благим матом в подлетевшую карету скорой помощи. Парнишка брыкался здоровой ногой, а по сломанной непрерывно бил кулаком и от этого выл еще сильнее.

— Черти с астероида, а как же праздник! — напоследок успел выкрикнуть он, прежде чем к делу подключился дюжий санитар с повадками профессионального садиста. Пострадавшего наконец обуздали и скорая умчалась ввысь.

Черная тень накрыла мою спину, мешая вполне законному желанию иметь бронзовый загар. Я обернулся, чтобы жестко отчитать нарушителя моего спокойствия и осекся.

* * *

Надо мной стояла молоденькая длинноногая мулатка. Красная тоненькая полоска безуспешно пыталась выполнить функции лифчика, а на трусиках я с удивлением прочитал знакомую надпись, вышитую золотистыми буквами: «Дум Спиро Сперо» — «Пока дышу — надеюсь». Короткая аккуратная прическа, пухлые алые губы, вздернутый носик и очки из «живого стекла» дополняли картину. А еще длинные-предлинные стройные ножки.

В руках девчонка держала две бутылочки пива.

— Привет, — поздоровалась нимфа на английском. — Я ищу спутника… для распивания пива. Мне одной скучно. Вы не возражаете?

Я присел на своем полотенце, молча подвинулся.

У такой замечательной девушки, по внешности — как минимум фотомодели, нет никого, кто захотел бы пить с ней пиво? Удивительно.

Свои сомнения я озвучил вслух, естественно сделав это в шутливой форме.

— О! — воскликнула девушка. — У меня есть друг, но я с ним поссорилась! Я сказала себе: Андрэ, если этот подонок при тебе напивается и лапает уродливых жирных официанток, то почему бы тебе не поступить точно также?

— Лапать жирных официанток? — не подумав брякнул я, отпивая из бутылки.

Пиво было чудесное, холодное и пенистое — с каким-то неуловимым привкусом соленого моря. Наверняка местное, с Офелии.

— О, месье — шутник! — засмеялась вместо того, чтобы обидеться Андрэ. — Мне это нравится!

Беседа у нас получалась довольно односторонняя: девушка не смотря на плохое знание английского болтала без умолку, мне же оставалось только изредка поддакивать и иногда глубокомысленно кивать.

Зато я узнал для себя много нового: что Андрэ впервые в жизни покинула Землю, да и вообще — родную Францию, что ее уже бывший парень Луи — подонок, что Андрэ очень понравились пляжи Офелии, что Луи на глазах у любимой (бывшей, месье, бывшей!) хватал за жирную задницу уродливых официанток в баре «Тревор», что Андрэ использует крем для загара «Ля Мистик» и покупает темные очки только фирмы «Бест глассез», что Луи — никудышный любовник и много других не менее важных подробностей.

50
{"b":"6427","o":1}