ЛитМир - Электронная Библиотека

— Просто ужас, какое хамство!

— Соблюдаем очередь, господа!

— Чистка будет…

— Что?

— Мужчина!

— Да благодаря этим придуркам. Теперь-то черномазые рассвирепеют…

Где еще узнаешь быт и нравы планеты, как не отстояв в очереди часа два-три? Я жадно впитывал в себя информацию, пытался запомнить особенности местного диалекта — все, что могло мне помочь выжить на этом пыльном шарике, болтающемся меж звезд. Вглядывался в разбитые, завешенные тряпками, забитые наглухо окна некрасивых двухэтажных домов, в вывешенное между домов белье, чумазых детишек. Нет, национализм не изжит и в наши дни, но сейчас по большей части гнев и ненависть неразумного человечества направлены на чужих, а вовсе не друг на друга. Как могло возникнуть такое общество? А ведь с акалоитами местные власти еще как дружат…

Очередь медленно продвигалась вперед, местное солнце неторопливо покинуло зенит и теперь катилось к западу, иногда являясь людям сквозь частые рваные облака. Ветер немного стих, но все еще было очень холодно. Пару раз мимо нас медленно пролетали чернокожие полицейские на мотоциклах. Они напряженно вглядывались в прохожих, но на очередь почти не обращали внимания.

При виде полицейских толпа примолкала, а потом с новой силой принималась обсуждать увиденное:

— Видела? Ты это видела, Сара? Как он зыркнул-то!

— Господи помилуй…

— Бог всемогущий!…

— Спаси и сохрани…

— Небось этих ищут… Дай Бог, чтобы нашли. Тогда, может быть, все и успокоится.

— Да-да, Сара… Вот именно!

— А, по-моему, ребята молодцы! Я бы на их месте этих копов всех перестрелял!

— Юджин, замолчи, замолчи ради Бога!…

* * *

Наконец, мы оказались внутри магазинчика. Нас встретило хмурое серое помещение, заваленное грудами одежды. Везде дежурили зоркие женщины в скучной болотной униформе. Самая главная то и дело командовала:

— Не толпиться! Подходите по двое! Одежда дешевая, поэтому не более одного комплекта на рыло! Майка, трусы, рубашка, штаны и свитер для мужчин, все тоже самое плюс лифчик — для женщин!

Здесь все пошло побыстрее. Одежда и впрямь была очень дешевой. Всего за десять евро я стал обладателем широких армейских штанов, застиранной майки, выцветшей розовой рубашки и темно-коричневого вязанного свитера, на удивление приличного. От заплатанных трусов я по зрелому размышлению отказался.

— А можно переодеться? — спросил я у главной продавщицы.

Та яростно зыркнула на меня своими глазищами. Пришлось расстаться с еще одной бумажкой.

Продавщица не сменила гнев на милость, а просто отвернулась и прошептала своей помощнице:

— Рэйчел, отведи парня в примерочную.

Молоденькая пухленькая продавщица поманила меня за собой и повела через лабиринт, образуемый беспорядочно сваленными кучами одежды.

Примерочная оказалась на самом деле переделанным мужским туалетом. Унитаз был вырван с корнем, вместо него на стенку нацепили вешалку и зеркало, однако от запаха никто не удосужился избавиться. Однако жаловаться мне не приходилось, поэтому я быстренько переоделся, вынул из карманов джинсов все необходимое и переложил в новые брюки.

Джинсы было жалко, даже на Земле такие стоили недешево, а уж в этой дыре — тем более! Но ничего не поделаешь — с ними тоже пришлось расстаться.

Куртка и старые джинсы упали в мусорное ведро.

Девушка ждала меня в коридоре, с улыбкой разглядывая мое новое (если его можно так назвать!) одеяние.

— Что смешного? — осторожно спросил я.

— Извините, — сказала она серьезно, — я вас узнала. Вас по телевизору показывали! Вы полицейского избили!

— Ага… — только и смог сказать я, нащупывая оружие.

— Не волнуйтесь! — прошептала девчонка, зачем-то оглядываясь. — Я вас только по джинсам и узнала! Просто моя мама работала в модельном агентстве, и я знаю, что они у вас фирмовые, кучу денег стоят! За такие на нашей планете целое состояние отдадут и еще в выгоде останутся, а…

— Извините, — сказал я, раздумывая, выстрелить все-таки в нее из станера или нет, — но мне пора. Если желаете, можете забрать мои джинсы, они в примерочной остались.

— Это не важно! Я ведь все понимаю! — сказала Рэйчел. — И я вас не выдам!

— Спасибо! — поблагодарил я.

Девушка повела меня через лабиринт. Спросила шепотом напоследок:

— Вы шпион Галактического Совета, правда? Они узнали, что у нас тут творится?

Я кивнул, чувствуя себя последним подонком.

Галактическому Совету плевать на ваши проблемы, девочка.

* * *

В новой одежде и чувствуешь себя по-новому.

Я печально шагал по грязным тротуарам, слегка прихрамывая на левую ногу. Ни дать, ни взять — ветеран войны. А может здесь и впрямь идет какая-нибудь война?

В ближайшем тупике теснились друг на друге маленькие магазинчики, прачечная, обувная мастерская, швейная, а в основании всего этого нагромождения, в полуподвальном помещении, примостился бар со странным названием «Фрэнзи». На дверях висела табличка «Вход только для белых». Судя по тому, что я узнал об этом мире, это было довольно смело. Впрочем, вряд ли цветное население часто посещало бедный район. Поэтому я, больше не раздумывая, направился прямиком в бар.

«Фрэнзи» встретил меня резким запахом мужского пота и пряными ароматами гашиша и еще каких-то наркотиков. Над потолком висел старенький телевизор (обычный плоский экран, ни намека на возможность вывода голографических изображений!), за барной стойкой стояли две миловидные девушки в грязно-серой униформе. За деревянными столиками сидело пять или шесть мужиков. Я угадал с баром — большинство носило военную форму, у двух или трех я заметил небрежно прикрепленную кобуру. На меня обратил внимание только вышибала, накачанный мужчина лет тридцати в синей форме звездного десантника. Взгляд холодный и изучающий — взгляд опытного наемного убийцы, слегка скользнул по мне и вновь отправился гулять по бару. Этот парень выглядел достаточно опасно, чтобы я не рискнул спросить у него, как ему досталась форма десантника. Легче было предположить, что вышибала когда-то служил во флоте, но почему-то мне в это слабо верилось.

Девушки меня встретили дружелюбными улыбками. Вблизи они не казались такими красивыми: у одной лицо было изъедено оспой, а вторая, как мне показалось, едва держалась на ногах от недоедания. Судя по табличке на груди, ее звали Гвен.

— Привет, Гвен, — сказал я. — Не возражаешь, если я закажу кружечку пива?

— Конечно, я не против, красавчик, — подмигнула она мне. — Для тебя все, что угодно! Что будешь? «Будвайзер» или «Фатт»?

Первое название показалось мне чем-то знакомым.

— Давай «Будвайзер», — сказал я. — И чего-нибудь перекусить к пивку…

— Чипсы? Жареные орешки? — спросила вторая.

— Орешки, — решил я.

— Расплачивайся сразу, милый, — улыбнулась мне Гвен, нацеживая в пузатую кружку пенистый напиток. — Не подумай ничего лишнего, просто у нас так заведено… Традиция, так сказать.

— Хорошо, родная, — подмигнул я ей, положив на стойку бумажку в десять евро. — Сдачи не надо.

— И не будет, милый, — рассмеялась Гвен. — Ты еще должен три евро. У нас все-таки не дешевый магазинчик, а приличное заведение. Орешки стоят десять евро, дружище!

Какие-то орешки стоят десять евро? Я попытался не дать удивлению отразиться на моем лице.

— Сейчас, — буркнул я, вываливая на стол мелочь.

Гвен пододвинула мне кружку пива.

Я уселся за свободный столик, с подозрением рассматривая маленькую фарфоровую тарелочку с небольшой горкой зеленоватых круглых орешков. Мне они больше напоминали мутировавший горох.

Я отхлебнул пива и скривился. Дрянной, противный ерш. Давненько мне не приходилось пить нечто подобное. Даже на Статике пиво варят лучше.

А вот зеленые орехи оказались на удивление вкусными — к ним бы хорошего, настоящего пива… Неудивительно, что стоят они дорого. Интересно эти орехи растут где-нибудь поблизости или их покупают на какой-нибудь соседней планете?

67
{"b":"6427","o":1}