ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эволюция разума, или Бесконечные возможности человеческого мозга, основанные на распознавании образов
За них, без меня, против всех
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
Смерть в белом халате
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Темная страсть
Жизнь, которая не стала моей
Бумажная магия

— У меня другие приказы, — заявил Гарри и выстрелил в Джоггинса из станера. Старик захрипел и упал.

Один из парней в черном выхватил пистолет, но мне удалось выстрелить быстрее. Парнишка покатился по трапу, окрашивая его в праздничный красный цвет. Остальные сопротивляться не стали, а просто разбежались. Наверное, обычные техники.

— Давай деньги, — крикнул Гарри, всматриваясь в небо. Над нами кружили две или три полицейские машины, но спускаться никто не спешил. Своих проблем хватало.

— Я еще не внутри, — возразил я, поднимаясь по скользкому от крови трапу. Делал я это очень медленно, вцепившись в поручни. Ветер дул уже непрерывно, а скорость его достигала, наверное, метров тридцать в секунду.

— Черт возьми! — вдруг заорал Гарри. — Эй… как там тебя… давай я полечу с тобой!

Я оглянулся:

— Шутишь что ли?

— Какие уж тут шутки, — буркнул полицейский. — Я только что подстрелил старика Джоггинса. Если все образуется, мне на Чаки уже не жить.

— Могу тебя обрадовать! — крикнул я, свободной рукой медленно набирая код на замке. — На Чаки уже никому не суждено жить! По крайней мере ближайшие сто лет.

Дверь поддалась, отъехала в сторону. Яхта встретила меня нежным зеленоватым свечением и коряво выведенной красной голографической надписью, которая висела прямо над входом: «Опасность! Срочно покинуть планету!»

— Так что? — Гарри застыл в проеме. — Можешь оставить себе сто тысяч, только возьми меня с собой. По-моему, вполне честно, а, приятель? Ты возьмешь меня с собой?

А ведь он боится, понял я. Гарри никогда раньше не летал в космос, вот и трусит теперь. Другой бы на его месте просто застрелил меня и захватил яхту, благо ею последний дурак при необходимости управлять сможет.

— Заходи! — приказал я.

Чернокожий гигант немедленно протиснулся в дверь, которая за ним тут же намертво захлопнулась.

Я отнес девочку в отдельную каюту (простая односпальная кровать, кожаное кресло, стерео) и аккуратно уложил на кровать. Девочка беспокойно заворочалась во сне. Я постоял рядом с ней минуту, но яхта стала опасно раскачиваться, и я покинул комнату. Подумал и на всякий случай запер ее снаружи.

— Что теперь? — спросил полицейский, нервно оглядываясь.

— Теперь попробуем взлететь, — заявил я.

Мы вместе прошли по маленькому коридорчику на мостик. Мостиком это место, конечно, можно было назвать только условно, но тем не менее было в этом что-то романтическое, поэтому все кабины для пилотов на космических кораблях (будь то крейсеры или яхты) назывались именно так. Я уселся в кресло капитана, Гарри с трудом втиснулся в кресло второго пилота.

— Молчи и ничего не трогай, — приказал я, нажимая на клавишу.

Серая металлическая стена перед нами растаяла, преобразуясь в псевдообъемное изображение жизни, что кипела снаружи. Мне картинка напоминала какой-то второсортный боевик. Несколько машин, напичканных тяжелым вооружением прорвались в воздух космодрома и теперь вели ожесточенную перестрелку с полицейскими.

— Это иллюминатор? — продемонстрировал свою начитанность коп.

— Нет, просто голоэкран, — ответил я, колдуя над пультом, — изображение на котором проектируется благодаря восьми камерам, расположенным на обшивке яхты.

— Ясно, — кивнул Гарри.

— Прекрасно! — заявил я.

Полицейский снова кивнул, думая, что мое восклицание относится к нему. На самом деле я радовался, что наконец-то удалось перевести яхту на голосовое управление, что убедительным писком подтвердил бортовой компьютер.

— Немедленный взлет! — скомандовал я.

— Уточните координаты пункта назначения, — сухим металлическим голосом произнесла «Немезида». Мне даже почудилось, что в ее голосе прорезалась злоба

— Выйти на орбиту! — приказал я строго. — Потом разберемся.

— Выполняю, — ответила яхта.

Легкий гул под ногами.

Гарри испуганно поглядел вниз.

— Движки разогреваются, — пояснил я.

— А Джоггинса не заденет? — зачем-то спросил бывший полицейский Чаки.

— Все о своей судьбе печешься? — ухмыльнулся я. — Ничего с ним не случится. При старте только травинки под дюзами помнутся и все.

Яхта стала медленно подниматься, изображение на экране поплыло вниз.

— Разворот камеры на сто восемьдесят градусов, — приказал я.

Темное небо. Клубящаяся тьма, тысячи вертикальных молний.

— Что это? — выдавил из себя Гарри.

— А вам не объяснили? — удивился я.

— Сказали, что в восточный континент метеорит врезался, все погибли… — неуверенно сообщил мне коп.

— Вашу планету утюжат, — сказал я. — Медленно, но верно полосуют лазерными лучами и бомбами. Это называется ПБ, на жаргоне десантников — Пи…рубка. А если расшифровать — планетарная бомбардировка. Не слышал? Именно таким образом мы когда-то победили червей.

— Мы ни с кем не воюем! — воскликнул Гарри. — Или… это дело Земного Сектора? Ты их шпион?

Его глаза пылали ненавистью, еще миг и кинется на меня, чтобы задушить голыми руками. Запоздалая вспышка патриотизма?

— Я — не шпион, Гарри, — успокоил я копа. — А на орбите — вовсе не корабли Земного Сектора.

— Тогда кто же?

— Насколько я знаю, сектоиды, — вздохнув, сказал я. — Впрочем… кто его знает? Мне уже столько раз врали… и друзья, и враги… Я ведь даже не знаю наверняка, вдруг и ты, Гарри, всего лишь чей-нибудь агент, тайно подосланный, чтобы разрушить мои планы…

— Ты о чем это? — спросил полицейский, судорожно вжимаясь в подлокотники. Лицо у него покраснело, как у вареного рака. Немудрено — перегрузки при старте все-таки ощущались, ведь братец так и не починил до конца антигравитатор. Сейчас приборы показывали немногим более двух «же».

— Забудь, — пробормотал я, наблюдая как наш кораблик пронзает пелену облаков. Вся людская суета осталась далеко позади — нас звали к себе звезды.

— Первая космическая скорость, — сообщил корабль.

Перегрузки пошли на убыль. Небо стремительно темнело.

— Мы в космосе? — спросил Гарри, дрожащей рукой утирая капельки пота, выступившие на лбу.

— Почти, — пробурчал я.

Я уже видел краешек боевого крейсера сектоидов. Он завис над планетой и медленно плыл в нашу сторону. Размеры его поражали — тысячи и тысячи тонн металлических конструкций переплетались между собой, образовывали странные нечеловеческие узоры. Разум безуспешно пытался хоть с чем-то ассоциировать внешний вид корабля, но ничего не получалось. В голове мелькали почерневшие пчелиные соты, затвердевшая в нелепых углах и изгибах рыболовная сеть, еще что-то, совсем уж невообразимое…

— Нечеловеческая красота, правда, Гарри? — спросил я, разглядывая, как сквозь дыры в корабле просвечивает подернутая кровавой дымкой планета. Кроме того, я заметил несколько юрких корабликов, которые весело шныряли в отверстиях инопланетного крейсера. Наверняка истребители. Вот несколько из них окружило какой-то корабль (явно взлетевший с Чаки)… Мгновенная вспышка и снова спокойствие.

— Истребители? — спросил Гарри, вопросительно посмотрев на меня.

— Наверняка, — кивнул я. — Надо убираться отсюда. Какая ближайшая обитаемая планета?

— Может, сразу рванем на Землю? — неуверенно предложил полицейский. — Все сообщим… Или на Империус, в Галактический Совет…

— Потом! — рявкнул я. — Нам нужно, чтобы корабль максимально быстро рассчитал курс, пока нас не поджарили! Ну?

— Литц-Ка, — наконец, произнес Гарри.

— Столица акалоитов? Тем лучше… Корабль! Курс на Литц-Ка!

— Пять минут на расчет, — согласился корабль и принялся кувыркаться в космосе, пытаясь определить наиболее удачный маршрут.

— Слишком долго, — с тревогой произнес я, наблюдая за истребителями, которые неотрывно сопровождали крейсер.

А тот все ближе и ближе…

— Здесь нет бортовых орудий? — с надеждой спросил Гарри.

— Братишка, очнись! — воскликнул я. — Ты что, это же прогулочная яхта! Здесь даже антигравитаторы хреново работают, чего уж об оружии говорить…

Мы замолчали. У меня на спине выступил пот, но я не отрываясь следил за продвижением крейсера. Казалось, что если я хоть на чуть-чуть отведу взгляд, в следующий момент нас не станет. Истребители разнесут хрупкую скорлупку «Немезиды» в клочья.

75
{"b":"6427","o":1}