ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время желаний. Как начать жить для себя
Под северным небом. Книга 1. Волк
Война
Полночный соблазн
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Метод инспектора Авраама
Сын лекаря. Переселение народов
Колыбельная звезд
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам

Копай глубже, — сказал мне внутренний голос. — Похоже на то, что дело вовсе не в молодоженах, а в политике. Не зря же через четыре дня сюда приезжает президент Макса-3.

Я мысленно послал внутренний голос к чертовой бабушке. И даже дальше. Он всегда предполагает самое худшее. Обидно, что обычно еще и оказывается прав.

— Эй, братка, — наконец решился один из завсегдатаев — прожженный алкаш в дырявой сальной рубахе и потертых джинсах из серии «в них выросла вся Земля», — эт ващета мое место! Ага?

— Ага, — согласился я.

Станнер выстрелил всего один раз, и парень уткнулся носом в заблеванный, захарканный, прожженный сотней окурков дешевый пластиковый пол. Пускай поспит. Теперь оставалось два варианта: либо его дружки всем скопом накинутся на меня и придется переложить весь бар, либо ребята поступят умно — останутся сидеть на своих местах.

Ребята поступили умно.

Молодцы.

Я медленно допил свое пиво, кинул пару монет на стойку и покинул негостеприимную забегаловку.

У меня оставался один шанс — надо поговорить с Китайцем.

Или брать Стазис штурмом.

* * *

Стазис окружили силовым полем пять лет назад. Так как город представляет собой почти правильный ромб, то это не составило особого труда — четыре генератора в каждом из углов, по три вышки между ними. Каждая вышка кроме всего прочего представляет собой ворота в Стазис — металлические бронебойные ворота. Три вышки (южные) выходят к району Трущоб, еще три (северо-западные) примыкают к деловому району. С остальных можно наблюдать только пустоши.

Между городом и Стазисом сто метров специально выжженной, серой земли. Я шагал прямо по ней в сторону самой южной вышки.

Я не прошел и десяти шагов, как оказался под прицелом прожекторов. Да и не только них, это точно.

— Стоять! — закричал солдат с вышки. — Куда прешься! — И он добавил нечто совсем уж нецензурное.

— Мне надо поговорить с Китайцем! — закричал я в ответ, отчаянно жмурясь от яркого света.

Теперь все решалось. Если сегодня его смена — все в порядке. Если нет — у меня все шансы провести остаток ночи в КПЗ. А потом — в Черную Дыру, если у судьи будет недостаточно хорошее настроение.

— Проходи! — наконец, неохотно крикнул солдат.

Все еще под прицелом огней я смело зашагал вперед.

Около вышки меня остановили двое солдат. Один вперил мне в нос дуло своей линейной винтовки, а второй методично обыскал. Вскоре я лишился своего перочинного ножичка и любимого станера.

— Эй, это же разрешенное оружие! — нахмурился я.

— Поговори тут, — буркнул солдат.

— Когда выйдешь — вернем, — пообещал более вежливый второй солдафон и указал мне на лифт.

— Если выйдешь, — проворчал первый и отвернулся.

Я прошел в кабинку и нажал на самую верхнюю кнопку: две секунды, и я уже на месте.

Я оказался в комнате управления — вокруг аккуратными рядками расположились компьютеры и прочая техника, в углу ниша — там все время сидит солдат со стационарным пулеметом наготове. Защищает вышку от внешних врагов. Только что он мог запросто продырявить меня.

Китаец сидел за низким столиком посреди комнаты прямо на полу — на тугих раскрашенных в успокаивающий зеленый цвет пуфиках. Вообще-то он родом из Казахстана, но повернут на всем китайском и вообще восточном. Мы познакомились с ним в баре «У Толика», когда Китаец слегка перепил и пытался показать несколько приемов кунг-фу хозяину заведения. Тогда я его пару раз бросил через себя — после этого мы с Китайцем стали лучшими друзьями.

Вот и сейчас — вместо капитанского мундира нацепил на себя кимоно. А если кто-нибудь из вышестоящих чинов зайдет? Впрочем, до меня доходили слухи, что его дядя заведует гарнизоном военных сил Статики.

Китаец молча поклонился и пригласил меня к столу. Я присел по-турецки рядом с ним, взял предложенную пиалу с чаем (местного производства — смесь соломы с жженым сахаром), отпил.

— Какого хрена? — спросил вдруг Китаец.

Я чуть не поперхнулся.

— Что?

— Какого, извиняюсь, ты таскаешься здесь по ночам, Гера? Жить надоело, а?

Я пожал плечами:

— Просто захотел увидеть тебя, Китаец. Только и всего. Соскучился.

— Только и всего? Не глупи, Гера! Ты не знал, что я сегодня буду заменять Дональда. Сегодня не я должен был дежурить! Сегодня я должен был отдыхать с девчатами из «Оранжевой Луны». Немного сухого «Мартини», прохладный ветерок, обнаженные красавицы в оранжевых контактных линзах, групповой секс и ничего более. Ты это понимаешь?

Я улыбнулся:

— Значит, я родился под счастливой звездой.

— Все шутишь, — пробурчал Китаец и достал из-под столика флягу. В ней Китаец держал вовсе не воду. Плеснул себе в чашку, потом, подумав, мне.

— Чай здесь гадостный, — поведал мне Китаец, — три года нормального чая не присылают! Приходится местную отраву пить.

— Так намного лучше, — согласился я, отхлебывая из чашки. Коньяк обжег мои внутренности, прошелся по пищеводу и ухнул в желудок, в котором будто заработал маленький атомный реактор. Благословенный напиток даже немного разогнал сон.

— Ненавижу Статику! — сообщил Китаец, одним махом убивая всю кружку.

— А кто ее любит? — снова согласился я.

Очень приятно иногда вот так вот просто сидеть, ни о чем не думать, и со всем соглашаться.

Китаец вновь разлил, мы выпили. На столике я заметил колбасу, нарезанную кружочками. Взял один кругляш, закусил.

— Эх, кто так коньяк закусывает? — тоскливо произнес Китаец. — Сюда бы лимончик, сверху кофейку…

— А это откуда? — спросил я, имея в виду кимоно.

— Это? Друзья подарили! — отмахнулся Китаец. — У меня позавчера день рожденья был.

Я почувствовал, как краснею.

Китаец расхохотался.

— Да ладно тебе, Гера, расслабься! Ты ведь не знал! Это я, дурачина, забыл про тебя — даже не провидеофонил. Прости — тут у нас в последнее время такой бедлам начался, совсем не до чего стало!

— Что такое? — как бы ненароком спросил я.

— Э, братец, шутишь! — засмеялся Китаец. — Все проходит под грифом «Совершенно секретно»! Если узнают, что я проболтался — сразу под трибунал и к стенке.

Я развел руками, мол, работа такая.

— Ладно, говори, зачем пришел? Снова в Стазис надо попасть?

— Угадал. И как можно скорее.

— Это уж как получится, Гера, — покачал головой Китаец. — А, скорее всего, и не получится вовсе.

— А что случилось? — спросил я.

— У нас тут усиление. Неделю назад на Статику прибыла группа ученых во главе с этим… как его… профессором Юхансоном… черт, да я ж тебе военные тайны рассказываю! — воскликнул Китаец.

— Да, ладно. Я притворюсь, что ничего не слышу. Продолжай, давай.

Китаец засмеялся:

— Ну, Герман, ну ты и черт… ладно, слушай. Эти ребята выдвинули какую-то там новую теорию о происхождении Стазиса и приперлись на Статику, чтобы ее проверить. Ну, как обычно, короче. У нас тут и своих ученых полно, все никак не могут разгадать загадку, а тут эти — доморощенные — пару лет посидят в библиотеке и уже мнят себя специалистами, лауреатами Нобелевской премии, блин. Вот и команда Юхансона — ходят себе по лагерю с задратымм носами, важничают. А вчера вышли на территорию Стазиса в сопровождении взвода под командованием Дональда…

— И?..

— И пропали, шайтан их за ногу! Ты думаешь, почему я сейчас дежурю вместо Клюверта? Из-за горячей любви к службе?

Я задумчиво вертел в руках пиалу. Пропали, значит. Очень интересно.

— Я собственно здесь вот зачем, — сказал я, — меня наняли отыскать двух молодых людей. У меня есть основания полагать, что они проникли на территорию Стазиса.

Я достал фотку и протянул ее Китайцу. Одновременно с ней случайно вылетела вторая фотка — с изображением Марины — и шлепнулась на стол.

Китаец взглянул на молодоженов только мельком и вернул мне карточку.

— Я их уже сто раз видел. Малоев всем офицерам эти фотки раздал. Через наши вышки они не проходили. Это точно.

8
{"b":"6427","o":1}