ЛитМир - Электронная Библиотека

— Шевелится…

— Давай, тащи его…

— Сюда…

— Давай…

— Ухнули!…

— Он будет жить?

— Несколько царапин… сотрясение головного мозга…

— Это… все будет… главное не…

— Здравствуйте, офицер…

— Пожалуйста, выйдите…

— Я только хо… сказать…

— Неужели? А как насчет…

— А… будет… в порядке?..

— Все будет в порядке, Антон Петрович…

— Гера, Герочка…

— Он тебя не слышит, Лера…

— Гера, господи…

— Эй, где наш больной? Я тут принес…

— Убирайся к дьяволу, Малик!

— Но…

— Это…

— Черт…

— Беззаконие!…

— Что вы твори… больница все-таки!

— Гера, все будет хорошо…

— Ты же веришь мне?

* * *

Я все еще помнил свет, яркий свет Стазиса. Добрые участливые лица… Я еще помнил свое помешательство. Словно что-то оборвалось после смерти Штефана Барона. Или как там его зовут на самом деле?

Я попытался открыть глаза. Левый почему-то не слушался, а правый вдруг заслезился, и сквозь прозрачную жидкость преломился мягкий зеленоватый свет. Мне даже показалось, что я нахожусь снова на яхте брата.

Когда глаз, наконец, открылся я понял, что это не так.

Обычная больничная палата. Нелепые детские рисунки на потолке… Кто решил, что их созерцание поможет больному быстрее выздороветь?

Я скосил взгляд чуть вправо и заметил Антона. Братишка безмятежно спал в неудобном кресле рядом с моей кроватью. Все тот же… мой брат… гавайская рубашка, растрепанные волосы, чуть приоткрытый рот… легкое сопение, хорошо что еще не храп.

Язык меня не слушался, в горле пересохло. Я несколько раз пытался заговорить, но в конце концов смог выдавить из себя только сиплое «Антон!»

Брат мгновенно проснулся и широко заулыбался:

— Герыч! Блин! Очнулся-таки, дурилка картонная! Ну Слава Богу… Костоправы говорили, что с тобой все будет в порядке, но я им не верил…

Пустая болтовня. Я должен знать, что случилось после того, как я уснул.

— Что… — прохрипел я.

— Воды хочешь? — забеспокоился Антон.

— …Случилось?

— Так я и знал, что сразу с расспросами полезешь, — почему-то заулыбался брат. — В этом весь ты. А так как я понимаю, что от тебя теперь не отвертишься, отвечу с удовольствием. Правда ты извиняй, большую часть истории я сам узнал из вторых рук… Тем не менее… Только должен тебя предупредить, что большая часть того, что я тебе расскажу, совершенно секретна, так что учти… Ладно, короче… За президентом Макса-3 стояли сектоиды. Именно они пытались отыскать источник энергии. Однако у них вряд ли что получилось бы в любом случае… Их планы были раскрыты. Знаешь, кто был тайным агентом Земли? Ни за что не догадаешься! Дэвид Блох!

— Жур… журна…

— Ну да, этот чертов журналюга. Знаю, сплетни про него ходили, но кто бы мог подумать? Это его расследование — лишь прикрытие. Он сумел выяснить много чего на Статике. Правда дата предполагаемых поисков этого чертового источника поначалу терялась во времени, сектоиды ведь тоже не лыком шиты! С другой стороны они понимали, что действовать надо быстрее — война уже началась. Короче говоря, Блох тоже сплоховал. Не вовремя отправил отчет, вот десантники и опоздали. Только и они не понадобились. Ты представляешь? Стазис вдруг весь засветился, сам собой вырвался из силового поля, причем как он это сделал до сих пор никто понять не может, и опустился на поверхность планеты! Космопехи захватили станцию, солдаты с Макса-3, почуяв откуда ветер дует, сразу побросали оружие. Там же бравые вояки нашли и трупы почти всех руководителей шайки. Ну кроме Малоева. Его взяли на планете. Сейчас в Черной Дыре сидит, дожидается трибунала.

* * *

— Ха… Хакер… Шон?

Антон опустил голову:

— Они мертвы, Гера. Расстреляли их. Всех… черт, а ведь… ведь талантливые ребята были… ладно, что это я тебе переживать заставляю! Слушай дальше: Стазис опустился рядом с городом на свое привычное место и прекратил светиться. На всякий случай полиция и десантники его прочесали. Никаких изменений в структуре. Вот только тебя нашли. Ты валялся без сознания рядом с «Немезидой» посреди площади. Так ты и попал в больницу. А теперь — хорошие новости, Гера! Во-первых, Лера, твоя любимая секретарша, извиняется за то, что, позвонив тебе со Статики, забылась и назвала тебя Герочкой — кодовым словом. Ее никто не прослушивал — просто девчонка распереживалась, ты должен простить ее, Гера. Кроме того она разошлась со своим парнем, теперь у тебя есть шансы! — Брат подмигнул мне.

Я попытался улыбнуться.

— Во-вторых, прилетал начальник ГСБ Земли. Ты представляешь, какая честь? Да я его сильнее чем самого Федорчука уважаю. Он пытался прилететь тайно, но народу как-то удалось пронюхал…

— Держу пари, что я знаю как… — выдохнул я целую фразу.

Антон скромно потупился:

— Ну какая разница как, Гера? Главное, что все обвинения с нас обоих сняты. И кроме того! Держи меня! Нас представят к правительственной награде!

— Круто, — прошептал я.

— Лучше бы деньгами выдали, — скептически заметил брат. — Но для начала и так сойдет… В-третьих, Секта потерпела полное и безоговорочное поражение. Флот разбит, армия тоже. Две планеты подвергли рубке, а третья, столица, сейчас на Карантине. В Галактическом Совете сейчас решается вопрос о протекторате. Но ни у кого нет сомнений, что остатками Семьи будет распоряжаться Земля. Ну может какой-то процент вытребуют акалоиты. Остальные расы в глубокой заднице!

— Говоришь как полный расист, — нахмурился я.

— Да ладно тебе! Мне их на Чаки вполне хватило… Теперь слушай четвертое… Тебе наверняка станет смешно… Этот шишка с Земли сказал, что забежит к тебе, когда ты очнешься, и предложит высокую должность в ГСБ.

Я промолчал.

— Ну? — нетерпеливо проговорил Антон. — Что скажешь?

Я лежал и думал.

Наверняка большая зарплата и непыльная работа — Родина помнит своих героев, но не хочет, чтобы они опять вылезали на первый план… Можно Генку усыновить… На Лерке жениться, улететь на Землю…

Кинуть Толика и его бар, Кирилла с его мамашей, чокнутого Веню-Ворона… Леру, если она не захочет выходить за меня замуж…

Повсюду меня ждут.

А может мне это просто кажется.

В любом случае выбирать чаще всего приходится что-нибудь одно.

— Так как? — повторил Антон.

— Я подумаю, — сказал я, закрывая глаза. — У меня для этого целая вечность…

ЭПИЛОГ

Я шагал по утреннему Стазису. Свежий воздух очищал легкие от пыли и грязи, яркое солнце снова блестело в застывших каплях.

Стазис больше не казался мне мертвым.

Я знал — он живет. Живет своей жизнью, ожидая момента, когда надо будет вернуться в наш мир.

И я шел по его улицам, радуясь легкому ветерку, желтым листьям, которые прилетели сюда из города.

Я мурлыкал какую-то песенку и радовался тому, что сняли охрану, тому, что Статикой заинтересовались развлекательные компании — они намеревались превратить планету во второй Голливуд.

Я радовался самым простым вещам…

Ноги сами принесли меня к старенькой часовне, окруженной улыбчивыми прихожанами и мамашами, которые вели детей за руку.

Но я не смотрел на них.

Я видел только одно лицо.

— Привет, Марина, — тихо произнес я.

Она стояла там же, около приоткрытых вычурных ворот в часовню. Красивая, в легком светлом платьице. Восходящее солнце освещало ее волосы, ее глаза смотрели на меня и смеялись.

Я подошел к своей девушке и нежно провел рукой по застывшей щеке, надеясь почувствовать тепло ее тела.

Ничего не случилось.

Но я умел ждать.

Слава Богу, время у меня еще есть.

Ростов-на-Дону март-апрель-май 2003 года

В книге использованы тексты песен групп «ЧайФ» и «Серьга»

82
{"b":"6427","o":1}