ЛитМир - Электронная Библиотека

— А другим путем?

Китаец пожал плечами:

— На территории Стазиса полно датчиков. Трудно пройти незамеченным.

Я мысленно не согласился. Трудно. Но возможно. А если хорошо знать Стазис — то очень даже легко.

Еще одна головная боль для военных — на территории Стазиса их датчики действуют не совсем так, как положено. Я бы даже сказал, совсем не так.

— А это кто? — спросил Китаец, поднимая фотку с Мариной.

— Это… — я замялся.

— Твоя бывшая девушка? Красивая… Ух ты! Так она на Статике была?

— Никогда… с чего ты взял?

— Так она ж на фоне часовни сфотографирована! Той, что в центре Стазиса находится.

Я выхватил из рук изумленного Китайца фотографию — и как я сразу не понял! На заднем фоне действительно виднелась знаменитая Ледяная Часовня. Ведь это одно из основных мест, куда водят туристов!

— Монтаж, — прошептал я, разглядывая фотку и так, и этак.

— Почему же? Может, она в тайне от тебя проникла на Статику и вместе с какой-нибудь экскурсией… — Он подмигнул.

— Она ни разу не была на Статике, — тихо произнес я.

— Так я ж говорю, тайно…

— Она умерла десять лет назад, Китаец.

Китаец уставился на меня. Потом выхватил фотку у меня из рук.

— Ты уверен, Гера? — спросил он, внимательно рассматривая карточку.

— Китаец, это единственная девушка, которую я любил за всю свою, блин, жизнь, — сказал я, проглатывая очередную порцию «чая». — По-настоящему, понимаешь? Я скорее буду шутить над трупом человека, которого сжевали чертовы черви, чем стану врать насчет нее. Это просто выше меня, Китаец.

Он некоторое время молчал.

Если бы Китаец ввернул одну из своих шуточек, я наверняка треснул бы его по носу.

Но у Китайца хватило ума промолчать.

— Ладно… слушай, оставь фотку мне, — тихо произнес он. — Я ее нашим яйцеголовым всучу, пускай поработают, протестируют ее. Ну, монтаж это или…

— Легче узнать по другому, — сказал я.

Китаец размышлял.

— Ладно, приходи завтра к часу дня. Сюда. Я пробью тебе временный пропуск. Только сам никуда не пойдешь. Возьмем с собой парочку надежных парней.

— Ты тоже… пойдешь со мной?

— Конечно, Гера! — воскликнул Китаец. — Похоже, у меня наклевывается повышение. И пара нобелевских премий в придачу. За раскрытие тайны Статики.

Мы стукнулись чашками и выпили за нобелевскую премию. Заодно и за пулитцеровскую, универсальную вселенскую и за все остальные, которые пришли на ум.

Я посидел с Китайцем еще минут сорок, а потом откланялся. Угрюмые солдаты с неохотой вернули мне ножик и станер — оставалось молиться, чтобы Китаец не взял с собой завтра именно этих ребят. Пуля в спину обеспечена.

Уже в такси я вдруг вспомнил, что забыл у Китайца фотографию с изображением Марины, но возвращаться было поздно.

К часу ночи я добрался, наконец, до дома.

* * *

— Доброе утро, алконавт! — голос, как кара Божья, рвал мои бедные чувствительные барабанные перепонки, проникал в мозг, как раскаленные спицы, и врезался в глаза, стараясь выдавить их из орбит.

— Ммммм! — ответил я.

— Просыпайся, лежебока, — чьи-то руки настойчиво стаскивали меня с кровати. — Ну, надо же! Хоть бы разделся!

— Сколько времени, Лерочка? — прошептал я, растянувшись на полу. Ничего страшного — ковер был мягким и весьма удобным. Главное, не пытаться раскрыть глаза.

— Без десяти десять. Мы открываемся! Черт, Гера, пора с этим кончать. Я так и подумала, что «У Толика» ты не закончишь!

Я с трудом разлепил веки и на карачках пополз в душевую. Чувствительный пинок под зад несколько привел меня в чувство, и я вспомнил, что человек — существо прямоходящее.

Не раздеваясь, я ввалился в душевую комнату и прохрипел:

— Похмелье!

Запрограммированный душ среагировал на волшебное слово — струи ледяной воды окружили меня со всех сторон — ни вырваться, ни спастись! Я визжал, матерился, стягивая с себя пришедший в полную негодность костюм — в общем, веселился, как мог.

Душ отрезвил меня, однако на лицо в зеркале смотреть было все еще неприятно. Пришлось пойти на уступки — я достал бритву и снял трехдневную щетину. Потом попытался расчесать волосы, но они так и остались торчать непослушным ежиком.

В спальне, в шкафу я обнаружил еще один костюм (последний в моей коллекции, видимо, скоро придется покупать новый), натянул его. Придирчиво осмотрел себя, врубил стерео. Объемная полупрозрачная голова Сивиллы Аткинс рассказывала что-то о последнем матче сборной Статики в чемпионате Галактики по футболу. Действительно, о последнем — о нашу команду в ее подгруппе вытерли ноги все сборные. Даже команда с Марса — уж их то были все шансы победить.

Я пнул ящик, и он (вот умница!) мгновенно отключился.

Открыл дверь и оказался в своем офисе.

Еще раз открыл дверь и очутился в приемной.

Лерочка сидела за рабочим местом, ослепительно мне улыбалась и жевала нежное воздушное пирожное «восход» (минус одна калория и даже меньше!), запивая его кофе из миниатюрной чашечки.

— Не возражаешь, если позавтракаю вместе с тобой? — спросил я.

— Конечно, нет, дорогой! — ответила Лера. — Заодно выслушаю все вранье о том, как много ты смог выяснить вчера.

Я улыбнулся в ответ (одними губами — с зубами я разберусь после того, как получу свои сто тысяч евро).

Подошел к трубе автодоставки, набрал номер заказа.

Через пару секунд над ним загорелась зеленая лампочка.

Я достал пластиковое блюдо — бутерброд с беконом, чашка кофе и мутный витаминный коктейль. В коктейле плавали подозрительные крошки, но я предпочел считать, что это кусочки настоящих фруктов.

Глоток кофе слегка оживил меня. Витаминный коктейль грозил вновь ввести в сомнамбулическое состояние, поэтому я оставил его на потом.

— Жизнь все-таки прекрасна, — изрек мудрую мысль я, давясь жестким беконом.

— Очень умно, — кивнула Лера. — Так что у тебя за новости?

— Сегодня в час дня я буду на территории Стазиса, — ответил я, зажал нос, и проглотил коктейль.

— Добился таки. А ты уверен, что молодожены именно там?

— Нет. Однако будь они в другой части города, их давно бы обнаружили.

— Железная логика. А ведь подумать только — кто-то считает женскую логику странной. Что если они за городом, Гера?

— Тогда я не получу больше ни одного евро.

— Ладно, пускай, они в Стазисе. Но там же их легко обнаружить!

— А вот и нет. В Стазисе полно многоэтажных домов, где легко можно спрятаться. И не забывай о системе канализаций…

— Фу!

—…самой чистой во всей разумной Галактике. Потому что ей никто не пользуется уже миллион лет.

— А я вот никогда не была в самом Стазисе, представляешь? Как там?

Я ответил не сразу. Сначала допил кофе.

— Как на кладбище.

* * *

В одиннадцать я покинул свой офис. Лифт в это время открылся, и я кинулся за угол. И оказался прав в своих опасениях! Из кабины вышла Мария Семеновна с 19-го этажа и яростно зазвонила в дверь. Сейчас опять будет умолять, чтобы я отыскал ее любимую кошечку, пропавшую уже дней десять назад.

Не желая рисковать, я на цыпочках добрался до лестницы и менее чем через минуту оказался на первом этаже — в баре «У Толика».

Сегодня воскресенье, и бар в этот ранний час пустовал. Большинство еще, наверное, отходили после вчерашней гулянки.

Я кивнул Толику и направился к выходу.

— Эй, Гера! — окликнул меня бармен.

Я обернулся. Единственный глаз Толика уставился на меня. Потом он вдруг отвел взгляд.

— Ты это… прости меня, в общем. За параноика. Я вчера видел, как этот… в синей куртке к тебе подсаживался.

— Извинения приняты, — добродушно ответил я. — Удачного дня, Толик.

— И тебе тоже, Гера.

На улицу я вышел, уже улыбаясь во весь рот. День начался удачно! Ни разу я не слышал, чтоб Толик хоть перед кем-нибудь извинялся.

* * *

До встречи с Китайцем оставалось почти два часа, и я решил почитать газету. На соседней улице я заметил разносчика газет и свистнул ему. Робот тут же примчался на зов — я опустил в щель евро и оказался обладателем утренних новостей Статики. Присел на скамеечку в парке (который так можно было назвать только условно — в нем росло несколько кривых карликовых деревьев, да и те были готовы зачахнуть в любой момент), посмотрел на небо — легкие перистые оранжевые облачка улыбались мне сверху. Может, и правда, пора стряхнуть со своих ног пыль этой захудалой планетки?

9
{"b":"6427","o":1}