ЛитМир - Электронная Библиотека

Энн Трубек

История и туманное будущее искусства писать от руки

Я никогда не видел более жарких споров о столь неинтересном предмете.

Эразм Роттердамский
«Об умении писать» (On Handwriting), 1528

Anne Trubek

The History and Uncertain Future of Hadwriting

Перевод опубликован с согласия издательства Bloomsbury Publishing Plc’

Перевод с английского Екатерины Матвеевой

© Anne Trubek, 2016

© Матвеева Е.В., перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2019 КоЛибри®

Ода умению писать от руки в свете нейробиологических изменений, сопутствующих адаптации человечества к новым технологиям.

The New York Times

Яркое исследование, показывающее, что письмо – это не просто слова на бумаге, а настоящее искусство.

Boston Globe

Интригующий рассказ о политических и социальных последствиях приобретения и развития навыка писать от руки, и исследование того, уходит ли он в прошлое безвозвратно.

Washington Independent Review of Books

На основе интереснейшего материала автор убедительно доказывает, что историю письма следует рассматривать как процесс метаморфоз, а не упадка.

Inside Higher Ed

Изучение истории постепенной романтизации письма и развития почерка как отражения индивидуальности.

Public Books

Лаконичная история рукописных стилей и печатных шрифтов со времени появления письменности у шумеров до эпохи интернета и высоких технологий.

Newcriterion.com

Обязательное чтение для всех, кого волнует судьба письма в эпоху, когда дети учатся обращаться с планшетом практически с самого рождения, и кто хочет узнать, приобретают ли в наш технологичный век когнитивные преимущества те, кто пишет, а не печатает?

Bbc.com

Восхитительная история письменных традиций – от распространения самых первых образцов до превращения письма в изобразительное искусство.

Publishers Weekly

Введение

Письмо – это история

Элли сидела за партой – напротив Макса, рядом с Изабель – и писала в маленьком блокноте на скрепках в зеленой обложке. Она вывела заголовок «Как устроен мир» крупными, с четко очерченными контурами буквами, а затем раскрасила их синим, красным и зеленым фломастерами, лежавшими на столе. Двенадцать страниц блокнота уже было исписано такими же аккуратными печатными буквами.

Элли (имя изменено) учится во втором классе начальной школы Шейкер-Хайтс, штат Огайо. Во вторник утром я побывала у нее на уроке обучения грамоте, который вела госпожа Хэммер, – на «типичном» уроке письма в американской государственной школе.

В начале урока я наблюдала, как Элли подошла к одному из четырех компьютеров и ввела свой логин, чтобы запустить Success Maker – программу, обучающую чтению, где медведи бьют в барабан, когда ребенок дает правильный ответ. Когда девочка закончила писать в блокноте, я присела рядом с ней на корточки и задала вопрос: «Что тебе больше нравится – писать от руки или печатать?»

Она подождала несколько секунд, немного обескураженно глядя на меня, потом, размышляя над странным вопросом, – вверх, а затем, снова посмотрев на меня, ответила: «Писать». – «Почему?» – спросила я. «Потому что, когда печатаешь на компьютере, букву надо найти, а где она – не всегда знаешь».

Меня удивил ее ответ: в начале урока все дети, включая Элли, поднимали руки, когда их спрашивали, кто хочет пойти к компьютеру. Я решила было, что им по вкусу новизна и простота клавиш. Но, когда я поговорила с еще несколькими одноклассниками Элли, ответы разделились примерно поровну, а доводы в пользу того или другого способа передачи слов звучали разные. «Печатать прикольно», – сказал один. «Писать быстрее», – заметил кто-то еще.

Через несколько минут Элли снова взглянула на меня – она передумала: «Но, когда ты пишешь, руки устают, ведь надо держать карандаш».

Элли и другие ребята из класса госпожи Хэммер, как и многие из нас, могут привести аргументы и за и против обоих школьных способов письма – карандашами и с помощью клавиатур. Равнозначная роль того и другого в учебе Элли свидетельствует о том, что мы переживаем важнейший момент в истории письма: переход от одной технологии к другой. Элли и ее одноклассники находятся в самом центре этой бури: сейчас они учатся в начальной школе, а это время, когда человека принято обучать письму. Элли и повезло и не повезло оказаться на пике этого перехода. Оба способа письма стали доступны ей раньше, чем большинству американцев: она умеет как печатать, так и выводить буквы на бумаге. Но нет единого мнения, чему ее надо учить. Печатным буквам? Печатным и прописным? Или только компьютерному набору? В мире, где можно подписать электронной подписью заявление о налоговом вычете, а для письменного общения используются преимущественно телефоны, Элли, возможно, вовсе ни к чему учиться пользоваться карандашом. В конце концов, от него рука устает.

Но мысль, что детей можно совсем не учить писать от руки, для многих невообразима и ужасающа. Три столпа – чтение, математика, письмо – составляют основу образования, сколько мы себя помним. Мысль о том, чтобы что-то здесь изменить, пугает многих не только потому, что перемены часто даются нелегко, но и потому, что с письмом у людей часто связано множество ассоциаций. Умение писать от руки привязывается к базовым ценностям: есть мнение, что у образованного человека должен быть красивый почерк, что подпись идентифицирует личность человека и его уникальность, что цивилизованные люди обязаны научить своих детей такому навыку.

Это очень устойчивые убеждения, но они обусловлены исторически и культурно. Сами по себе три столпа образования порождены прошлым столетием, а во многих других культурах письмо даже не развилось. Кто-то мог прийти к выводу, что это – просто техника, один из способов рисовать буквы, и то, как мы их создаем, особого значения не имеет. В конце концов, никто не предлагает перестать обучать этому способу выражения мыслей, и переход от ручного письма к печатанию можно посчитать таким же безобидным, как, скажем, обучение вождению машин с автоматической коробкой передач вместо механической.

Однако письмо обросло ассоциациями, которые выводят его за рамки обычного навыка мелкой моторики, и перспектива его исчезновения страшит и тревожит. Нынешний переход от одной техники письма к другой вызывает не меньше споров и имеет не меньшее культурное значение, чем изобретение печатного станка. В XVI веке монахи живописали ужасы печатных книг, которые, в чем они не сомневались, будут кишеть ошибками. Сегодня мы не уверены в будущем письма, и это вызывает такое же беспокойство. Станут ли люди, часто «набивающие» тексты, менее грамотными? Положит ли Twitter конец сложным, длинным записям?

Эти тревоги и опасения XXI века не новы, и, насколько мы знаем из истории, новые технологии не становятся убийцами прежних. Письмо не уничтожило речь, но устная речь приобрела новые ценности, поскольку с ней стала конкурировать письменная. Кстати, древние греки утверждали, что ораторское искусство – более сложная форма коммуникации, чем письменная речь. И сегодня мы наблюдаем, как письмо превозносится как нечто воплощающее выдающиеся личные качества: усердие, которое выше, чем обработка несложной информации, и индивидуальные эмоции, которые благороднее безличной механизации.

1
{"b":"642708","o":1}