ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну пожалуйста, ваше высочество! Король сказал, что велит оркам содрать с меня кожу, если вы к нему сейчас же не придете! А я вас уже целый час бужу.

Странный какой-то слуга, призраков не боится, а канючит, как последний трус. И голос какой-то незнакомый, хотя я плохо узнаю людей по голосам, так что могу и ошибиться.

— Ладно уж, так и быть, — пожалел я бедолагу, а то ведь отец отдаст несчастного на растерзание этим вонючим оркам и глазом не моргнет, — только исчезни из-под моей двери. Я найду дорогу к королю и без твоей помощи.

«Интересно, что я такого вчера натворил? — подумал я. — Почему отец не может потерпеть до утра?» Я не помнил ничего из того, что произошло накануне. Я даже не мог вспомнить, откуда на моей правой ладони ужасный ожог и отчего у меня раскалывается голова. Причину головной боли я выяснил довольно быстро. При наличии такой здоровенной шишки, какую я нащупал у себя на макушке, было бы странно, если бы она не болела. Откуда шишка, я тоже вспомнить не смог. И еще я никак не находил меч. Куда я мог его положить? Я могу зашвырнуть куда-нибудь сапог или плащ, но оружие у меня всегда в идеальном порядке. Я перевернул вверх дном всю Закатную башню, начиная от спальни наверху и кончая закутком в самом низу винтовой лестницы, где были свалены в кучу мои детские трофеи, в основном кривые орочьи сабли. Моего лучшего меча, «Клинка возмездия», нигде не было.

Когда я вернулся в комнату, Роксанд Второй уже сидел в моем кресле, положив ногу на ногу, и делал вид, что чистит ногти, которых у него на самом деле не было.

— Что на этот раз потерял непутевый отпрыск королевского рода? — равнодушно спросил он.

— Непутевый отпрыск потерял свой меч, — подражая его интонации, ответил я. — Ты не помнишь, куда я вчера его положил?

— Нет, не помню. Меч ты потом найдешь, все равно на прием к королю с мечом тебя не пустят.

— Какой, к демонам, прием среди ночи! — возмутился я. — Вы все тут С ума посходили. Вот ты сам скажи, сколько часов я сегодня спал?

Призрак задумался.

— Ну часа два, — сказал он наконец, — может, два с половиной, какая тебе разница. Кого ты хочешь обмануть? Я же знаю, что ты можешь не спать несколько ночей подряд. Так что не прикидывайся несчастным младенцем, который страдает от недосыпания.

— Я не спал уже несколько ночей подряд, так что имею право и поспать, как нормальный человек!

— Нормальные люди спят в постелях, а не в креслах, — тут же вставил Роксанд, но я пропустил его слова мимо ушей.

— Интересно, что произошло на этот раз? По-моему, я не успел натворить ничего такого, из-за чего следовало бы так волноваться и заставлять слуг выламывать мою дверь. Ну, немножко вспылил, когда отец раскомандовался. С кем не бывает?

— А может, ты вчера так напился, что теперь ничего не помнишь?

— Роксанд, уж не хочешь ли ты сказать, что вчера, когда я вернулся, я выглядел пьяным?! — с жаром воскликнул я, пытаясь изобразить благородное негодование. На самом-то деле в голове моей утвердилась мысль, что скорее всего Роксанд прав, но мне совсем не хотелось признаваться ему в этом.

— Не знаю, как у тебя это получается, но ты никогда в жизни не выглядел пьяным, — хмыкнул Роксанд. — А вчера ночью, когда вернулся, ты выглядел как капризный ребенок, которому не дали новую игрушку. По-моему, ты был готов разрыдаться. — Роксанд хихикнул, сверкнул красными глазами и принялся полировать бриллианты на перстнях, которыми были унизаны у него все пальцы. Потом вытянул перед собой руку и стал любоваться, как бриллианты тускло блестят в свете заглянувшей в окно Утренней звезды. Перстни у Роксанда были не настоящие, а такие же призрачные, как он сам. Настоящие бриллианты короля Роксанда Второго носил я, и уже давно. — А ты не думаешь, что король мог вызвать тебя не для того, чтобы наказать, а по какому-нибудь другому делу? — внезапно спросил призрак.

— Что-то не хочется, чтобы у него были ко мне какие-то дела, — со злостью пробормотал я себе под нос.

— Ладно, успокойся и иди к королю, а то он прождет тебя до вечера. И оденься поприличнее, принц должен…

— Лично я никому ничего не должен, — огрызнулся я. — И если ты не заткнешься, я зажгу факел и ткну им прямо тебе в нос!

Роксанд обиженно засопел, но, когда я уже взял меч из своей коллекции оружия, занимающей все стены в башне, и собрался уходить, он опять не выдержал:

— Хоть бы причесался, а то идешь к королю лохматый, как пугало огородное!

— А что такое пугало огородное? — спросил я.

— Это ты, — захихикал призрак, а мне подумалось, что он и сам не знает, что это такое.

Прыгая через три ступеньки, я сбежал по винтовой лестнице и помчался в покои отца. Если бы меня сейчас увидел Роксанд Второй, он бы обязательно сказал, что я должен идти чинно и важно, а бегают по замку только… Думаю, он так и не смог бы придумать, кто может бегать по замку, потому что кроме меня по замку бегают только орки, да и то, когда удирают от меня. Ни одного орка я не встретил, зато наткнулся на слугу, который меня будил. Он, видно, решил убедиться, что я все-таки пойду к отцу. Раньше я его никогда не видел, наверное, его наняли недавно. Это был мальчишка примерно моего возраста, лет пятнадцати или шестнадцати, но какой-то хилый. Себя-то я считал взрослым мужчиной, а этого хлюпика можно было назвать не иначе, как сопливым мальчишкой. Он прятался в нише и. кажется, считал, что я могу его не заметить. Тут мне пришла в голову идея, я решил устроить ему проверку на храбрость, все-таки призрака он не испугался, значит, не такой уж трус, каким кажется. Я остановился и с самым свирепым видом, на какой только был способен, начал медленно подходить к мальчишке. Он присел, сжался в комок и стал запинаясь умолять, чтобы я его пощадил и не убивал. Я-то думал, он проявит чудеса героизма и попытается защищаться, а он распустил сопли, как наша старая кухарка Фарисса, когда ее побьет муж. Даже противно! Наверно, ему просто никто не сказал, что в Закатной башне живет призрак. Веселые слуги решили посмотреть, как трусливый мальчишка придет в лакейскую с полными штанами и будет, заикаясь, рассказывать о страшном привидении. А вот почему Роксанд не стал пугать этого мальчишку, я вообще понять не мог. Не иначе как решил, что мне необходим личный слуга. Я бросил пареньку монетку и сказал, чтобы он купил себе платок вытереть сопли и что зря он испугался, потому что я не убиваю женщин и детей. Но он совершенно не обиделся, а стал благодарить и даже попытался целовать мне руки, так что пришлось взять его за шкирку, поставить на ноги и отправить целовать руки ближайшей статуе.

В королевских апартаментах горело множество свечей в золотых канделябрах, жарко пылал камин и сновали многочисленные слуги. Отец сидел в удобном, обитом темно-зеленым с золотом бархатом кресле, в котором обычно проводил большую часть своего времени. Маски на нем не было, и можно было увидеть его изуродованное лицо, представлявшее собой один сплошной жуткий шрам.

Отец отослал слуг и обратился ко мне:

— У тебя замечательная способность наживать себе врагов, Рикланд, — вздохнул он, — но вчера ты явно переборщил. Неужели ты до такой степени не ценишь собственную жизнь?

Что же я вчера такого натворил? — судорожно пытался я вспомнить, но в голове царила первозданная пустота. Припомнить хоть что-нибудь, кроме того, что я несколько уменьшил неприкосновенные запасы лучшего вина в королевских винных погребах, не удавалось. Тем временем отец продолжал:

— Ты можешь мне объяснить, чем тебе так не угодил черный колдун, что ты сломал его посох и чуть не убил его самого?

Я чуть было не спросил, «а при чем тут черный колдун?», но внезапно вспомнил все до мельчайших подробностей. Хорошо, что отец заставил меня все вспомнить, а то я бы так до конца жизни и разыскивал свой меч, который уничтожил злобный старик. Я даже не удержался и сказал отцу «спасибо». Отец посмотрел на меня, как на ненормального, и поинтересовался:

— Как ты себя чувствуешь, Рикланд? С тобой все в порядке? — Кажется, он решил, что наш Повелитель тьмы лишил меня рассудка.

15
{"b":"6429","o":1}