ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разрушить храм, а светлых жриц казнить

Но только принца в храме не нашли,

А жрицы, что ребенка укрывали,

Так злому королю и не сказали,

Где его сына спрятали они,

И за молчание на смерть пошли.

И вот с землей сровняли древний храм,

Жриц в озере топить пытались,

Но те в воде в русалок превращались,

Молитвы вознеся своим богам.

Живут русалки и поныне там.

Наследник, что потерян в детстве был,

Вернулся за короной через годы,

Собрав большое войско из народа,

Он с боем Черный замок захватил

И Кирданту-злодею отомстил.

Об этих днях старинное преданье

Хранят русалки в озере Священном.

И ходит слух — за храма разрушенье

Понес жестокий Кирдант наказанье,

Но, где скрывался принц, молчит сказанье.

Утром Вальдейн вернул мне одежду и позволил встать. Правда, до его прихода я уже успел пройтись по комнате, умыться из бронзового кувшина, видимо, специально для этой цели подвешенного над серебряной чашей размером с ведро, с двумя ручками по бокам, расчесать пятерней спутанные волосы и даже, несмотря на протесты не желающей подчиняться правой руки, несколько раз подтянуться на деревянной балке под потолком, на которой эльф развешивал сушиться всякие травы.

Кроме одежды, эльф принес ягод, орехов и какой-то кувшин. Неужели Вальдейн решил угостить меня эльфийским вином? Вот было бы здорово!

— Как, ты уже проснулся? — удивился он. — После отвара сон-травы ты должен был спать еще два или три часа.

— У меня бессонница, — отшутился я. К сожалению, никакое снадобье не могло избавить меня от кошмаров, каждый раз заставлявших просыпаться с криком, но я всегда считал это своими личными трудностями и не собирался посвящать в них эльфа.

Одевался я долго, как придворная дама на бал. От помощи Вальдейна я отказался, а пальцы правой руки упорно не желали слушаться. Все же мне кое-как удалось справиться с многочисленными завязками и застежками, которыми, к моему великому удивлению, изобиловала моя одежда. Раньше я никогда этого не замечал.

В кувшине оказалось молоко, и я не смог скрыть разочарования, заглянув в него.

— Я понимаю, принцы в Черном замке небось завтракают мясом и вином, — улыбнулся эльф, — но мяса я тебе предложить не могу, Светлые боги не одобряют убийства, даже если это всего лишь убийство животных. А вином я, пожалуй, тебя угощу, но только вечером, если ты, конечно, не уйдешь, как собирался. В погребах храма есть отличное старое вино, которое тебе вряд ли доведется попробовать у себя в Черном замке. Такое удачное вино эльфы никогда не продают ни людям, ни гномам.

Предложение Вальдейна заставило меня задуматься, насколько серьезно я хочу вернуться в замок. С одной стороны, отец обещал устроить турнир и вручить меч «Пламя дракона» победителю, а с другой, я сомневался, что в моем теперешнем состоянии я смогу претендовать на победу, разве что турнир устроят между детьми ползункового возраста. К тому же эльф до сих пор не предпринимал попыток склонить меня к своей религии. И я решил попользоваться его гостеприимством еще некоторое время, пока не наберусь сил или пока мне не наскучит его общество.

Своим обществом Вальдейн мне не досаждал. Он целый день был поглощен какими-то обрядами, и я, воспользовавшись его отсутствием, вышел из успевшей изрядно надоесть тесной каморки и отправился в лес.

Лес был незнакомый, какой-то чужой. Вокруг не было ни одной сосны. Попадались ели, березы, осины и дубы, но ни одной, даже самой маленькой сосенки. И под ногами стелилась совершенно лысая земля, усыпанная еловой хвоей и прелыми листьями. Никакого мха не было и в помине. Такого леса я еще не встречал. Уж сосны, по крайней мере, были везде. Я вообще не мог себе представить лес без сосен.

Я обошел вокруг храма, а потом залез на ближайшее высокое дерево, чтобы сверху осмотреть окрестности. Лес уходил во все стороны зелеными волнами, и нигде не виднелось ни единого замкового шпиля. Зато на юге я увидел горы. Они возвышались почти до неба и закрывали весь горизонт. Так близко от гор я не был еще никогда. Из Черного замка их вообще не было видно, а с самой высокой башни замка Урманда они казались не больше болотных кочек. Вершины гор были все белые и исчезали среди цепляющихся за них облаков. Спустившись с дерева, я уже ни о чем не мог думать, как только о горах. Я уже знал, что в Черный замок попаду не через десять дней, а значительно позже, только после того, как дойду до гор и, может быть, поднимусь на вершину и посмотрю поближе на облака. А вдруг мне удастся влезть на одно из них и проверить, действительно ли там живет великан, как рассказывалось в детской сказке, или это все выдумки нашей кормилицы.

Храм, куда я зашел только под вечер, мало отличался от других подобных заведений. Это было одно из строений древних эльфов, сложенное из огромных плит белого мрамора, вся обстановка внутри которого явно была предназначена для того, чтобы человек почувствовал свою ничтожность. Крыша храма возвышалась над кронами деревьев, а зал был круглый, шириной, наверное, шагов двести, если не больше, и почти пустой, если не считать многочисленных колонн и четырех статуй вдоль стен, по-видимому, изображавших богов. Статуи были огромные, почти до потолка, и совершенно белые, кроме глаз, которые казались живыми на неподвижных мраморных лицах. Их взгляд пронизывал меня, в какую бы сторону я ни пошел. Казалось, Светлые боги следят, как бы я чего не испортил в их храме.

Я медленно обошел храм, рассматривая статуи. В святилище богов Хаоса в Черном замке никаких изваяний не было. Считается, что боги Хаоса безлики, вернее, могут принять любой облик, какой захотят. Интересно, откуда эльфы узнали, как выглядят Светлые боги? Разве могут боги быть похожи на огромных эльфов? Или это тоже просто одно из их обличий, которое строители храма увидели во сне, как Вальдейн прекрасную богиню Земли.

Изваяние богини Земли приветливо улыбалось мне с высоты своего гигантского роста. Нетрудно было догадаться, что именно эта статуя принадлежит богине Земли и Плодородия. У ее ног расстилался целый миниатюрный сад. Здесь были и цветы, и ягоды, и грибы, и даже крохотные деревья с какими-то невиданными плодами. У подножия других статуй тоже располагались символы их стихий: у ног богини Воды бил фонтан, перед богом Огня прямо на каменном алтаре горело неугасимое пламя. Только перед богом Воздуха возвышалась пустая каменная площадка.

— Когда-то здесь были врата быстрого перемещения, — сказал подошедший Вальдейн. — Именно отсюда ты и появился, можно сказать, из пустоты, из вспышки магического света.

— Скажи, Вальдейн, а зачем эльфам понадобились эти врата?

— Как зачем? Чтобы быстро перемещаться на большие расстояния.

— Я не об этом. Я ведь, чтобы найти эти врата, сначала свалился в колодец, потом брел по воде. Heужели эльфы не могли устроить их прямо в храме, как здесь?

— Хорошо, я расскажу тебе. Все равно врата больше не действуют и уже не понадобятся эльфам.

Раньше Фаргорд был страной эльфов. Люди появились намного позже. Они пришли со стороны гор. С ними пришли гномы, которые построили Черный замок, вырезав его прямо из скалы, возвышавшейся посреди озера. Перворожденные эльфы помнят, что это была даже не скала, а огромный камень, который прилетел с неба и пробил землю, и потом на этом месте образовалось озеро. Этот камень послали боги Хаоса, чтобы уничтожить эльфов, но великий маг Келориэль отвел проклятие от своего народа. Огненный камень упал на земли черных колдунов, заселенные в основном орками, и лес от реки до реки выгорел дотла. На этом месте и вырос потом Инеистый лес. Но это было более тысячи лет назад, а я рассказываю о временах не столь отдаленных.

Король Ознабер, на которого ты так похож и которого вы называете основателем Фаргорда, на самом деле основанного за двенадцать веков до его рождения, решил, что страна по праву принадлежит ему. Сначала эльфы не обращали на людей особого внимания. Инеистый лес мы недолюбливали. Там постоянно чувствовалось присутствие темных сил, возможно, из-за черных колдунов, которые устроили там свое святилище еще в те давние времена, когда с неба упал Черный камень.

33
{"b":"6429","o":1}