ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ознабер быстро нашел общий язык с черными колдунами, и вместе они начали завоевание Фаргорда, медленно, но верно вытесняя эльфов все дальше и дальше на запад. После его смерти за мечи взялись его потомки. Некоторые короли заключали краткое перемирие, но общая тенденция была ясна, Фаргорд больше не был страной эльфов. Во время одного из перемирий эльфы вознамерились укрепиться около Черного замка, решив, что, разрушив замок, они избавятся от значительной части угрозы. Ведь в замке было святилище Темных богов, помогавших людям. Правивший в то время король позволил эльфам построить свой храм и посадить Священную рощу. Когда храм был построен, в нем соорудили скрытую подземную часть. Попасть внутрь можно было только через тайный ход, замаскированный под колодец. Этой части храма отводилась особая роль, оттуда должна была появиться эльфийская армия, чтобы неожиданно для врага напасть на Черный замок. Как раз для того, чтобы переправить в храм армию, и были созданы врата, через которые ты прошел. Их создавали общими усилиями все эльфийские волшебники, жившие в те времена. Чтобы не возбуждать подозрений, в храме служили только молодые жрицы под началом перворожденной эльфийки, которая уже тогда выглядела старой. Но планам эльфов не суждено было сбыться. Вратами пользовались редко, только для нужд храма, а сильную армию, способную захватить и разрушить Черный замок, эльфам не удалось собрать. Так храм и простоял, пока король Кирдант не приказал сровнять его с землей. Зачем королю понадобилось уничтожать храм и что стало с жрицами, я не знаю, могу только догадываться, что это как-то связано с принцем Орсендом.

Вот и все, что я знаю о храме в Инеистом лесу, — закончил Вальдейн.

— А почему вы называете сосновый лес Инеистым?

— Не любой сосновый, а только тот, что около Черного замка. Сам я никогда не был там, но кто был, рассказывают, что там даже летом на земле и деревьях иней.

— Это мох такой, — рассмеялся я, — белый. А на деревьях лишайники. Ты что, никогда не видел?

— Мох в лесу должен быть зеленый и на деревьях должны расти листья, а не лишайники.

Глава 11

ПРОРОЧЕСТВО БЕЛОГО МАГА

Вечером, когда мы с Вальдейном и бутылкой старого эльфийского вина расположились у священного огня в храме, ставшем почему-то невероятно уютным после нескольких глотков этого божественного напитка, я спросил у эльфа о дороге в горы.

— Отсюда ты прямиком попадешь в ущелье Потерянных Душ. Это гиблое место. Во времена войны людей с темными эльфами там произошла кровопролитная битва. Две армии полегли в ущелье почти полностью. Люди и эльфы так и остались непогребенными, а их души до сих пор не могут найти успокоения. Говорят, каждый человек, попадающий в ущелье, теряет свою душу, оставляет ее там.

— Кажется, я знаю, где ущелье Потерянных Душ. Оно изображено на карте, которая висит в моей комнате, если это действительно, то место, где была битва между Роксандом Вторым Красивым и королем темных эльфов.

— Да, это то самое место. Значит, и место, где стоит храм Светлых богов, должно быть на этой карте.

— Точно, вспоминаю, — обрадовался я. — Там нарисовано солнце. Я спрашивал у Роксанда, что это такое, а он сказал, что храм.

— У какого Роксанда?

— Того самого, естественно. Он сейчас призрак, не хуже тех, из ущелья.

— Ты умеешь разговаривать с призраками?

— А чего тут уметь? — засмеялся я. — Им только дай волю, до смерти заболтают! Этот Роксанд как начнет вечером говорить, так только на рассвете замолкает.

— Я знал Роксанда Второго, — —задумчиво проговорил Вальдейн. — Когда я вспоминаю о нем, меня всякий раз мучает совесть. Через несколько дней после решающей битвы в ущелье Потерянных Душ сюда в храм прибрел смертельно раненный воин. Во времена войн жрецы храмов всегда старались исцелять раненых, но этот был безнадежен. Он умер у меня на руках и перед смертью умолял, чтобы я во что бы то ни стало передал его королю Роксанду Второму одну вещь, которую он добыл у темных эльфов ценой своей жизни. Я пообещал бережно хранить этот предмет и отдать королю Роксанду при первой же возможности, но Роксанда убили раньше, чем мне представился случай выполнить обещание.

Вальдейн вышел из храма и вернулся, держа в руках небольшую, не длиннее ладони, золотую вещицу, похожую на миниатюрный жезл, увенчанный оскаленной волчьей головой и украшенный самоцветами.

— Возьми, — сказал он, протягивая мне жезл. — Не думаю, что эта вещь пригодится призраку короля Роксанда Второго, но, возможно, тебе, его потомку, она принесет хоть какую-то пользу, недаром умирающий человек сказал, что Роксанд Второй готов отдать за нее все свои сокровища.

Жезл оказался очень легким, золотой предмет такой величины должен был бы весить значительно больше, если, конечно, внутри не находится тайник. Я повертел жезл в руках, надавил на рубиновые глаза волка, повернул вбок его голову. Раздался щелчок, и мне на колени с легким шуршанием выпал свернутый в трубочку пергамент, невероятно похожий на тот, что я нашел в библиотеке.

Вальдейн удивленно поднял брови:

— За двести лет мне ни разу не пришло в голову, что жезл можно открыть. Я думал, это символ власти или что-то подобное. Как ты узнал о тайнике? Тебе рассказал призрак?

— Нет, просто мне захотелось посмотреть, что там внутри…

У меня редкостная способность находить тайники и клады. В детстве я увлекался поисками сокровищ, потом мне это наскучило, но привычка по мельчайшим деталям определять, где находится тайник, осталась.

Карта на пергаменте, выпавшем из жезла, похоже, была составлена тем же человеком; что и карта из библиотеки. Во всяком случае, надписи были сделаны тем же почерком. Я достал из кармана мятый кусок пергамента, который Вальдейн не удосужился выложить, когда сушил мою одежду, и сложил две карты вместе. Совпадение было потрясающим. Казалось, кто-то разрезал одну карту пополам, а теперь она снова оказалась целой. Даже эльфийские письмена превратились в длинные и ровные строчки, а на карте появился какой-то город, со всех сторон окруженный горами. На карте в моей спальне такого города не было. В Фаргорде вообще не было городов, они были только в Эльмарионе, но зато там не было гор.

— Ты не мог бы прочесть, что здесь написано? — попросил я Вальдейна.

— Ты что, не умеешь читать? — изумился он.

— Умею, конечно, но только не по-эльфийски.

Эльф осторожно взял пергамент, как будто он мог рассыпаться от его прикосновения, аккуратно состыковал оба кусочка на каменном постаменте бога Огня и сообщил:

— Здесь изображена карта, а надписи — это пояснения к ней.

— Не надо объяснять мне очевидных вещей, лучше читай поскорей!

— Хорошо, — согласно кивнул Вальдейн и начал бегло читать на певучем и невероятно красивом эльфийском языке, из которого я не понимал ни слова,

— А теперь, пожалуйста, все сначала, и по-человечески, — сказал я, когда эльф закончил. — Из эльфийского языка я знаю только официальное приветствие, а среди того, что ты мне прочел, его не было.

— Я всегда считал, что эльфийский язык входит в программу обучения юных принцев.

— К сожалению, программа обучения юных принцев прошла мимо меня, — ухмыльнулся я.

— По твоему тону не скажешь, что ты об этом сожалеешь.

— Только не надо читать мне мораль, этим и так занимаются все кому не лень! Лучше переведи пергамент.

Вальдейн опять склонился над картой.

— Сначала я переведу тебе надписи на карте. Вот этот город называется Кер-Иналиэн, что значит город за облаками. Если мне не изменяет память, так называлась древняя столица Эльмариона, исчезнувшая с лица земли пятьсот лет назад во время страшного землетрясения.

— Ты хочешь сказать, что это Затерянный город? — Я даже вскочил от возбуждения.

Затерянный город искали сотни лет. О его несметных сокровищах ходили легенды. Но главное в другом: древнее пророчество гласит, что проклятие с нашего рода будет снято человеком, нашедшим Затерянный

34
{"b":"6429","o":1}