ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Право рода
Расколотые сны
Пепел и сталь
Путь домой
Могила для бандеровца
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!
Колодец пророков
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Проверено мной – всё к лучшему
A
A

— Лорд Готрид? Глупости! Зачем это ему?

— По-моему, он хочет стать королем.

— А при чем тут я?

— А мне откуда знать? Только он все время думает примерно вот так: «Мне бы только избавиться от этого несносного принца, и корона Фаргорда в моих руках!»

Энди долго еще заговаривал мне зубы, рассказывая, кто о чем думает, а я слушал его, развесив уши, и даже не обращал внимания на то, что он делает с моей раной. Рану он зашил довольно быстро и аккуратно, хотя, как позже выяснилось, делал это впервые. Потом Энди дал мне выпить чего-то очень вонючего из маленькой стеклянной бутылочки, мне сразу стало легче, и я даже уснул.

Проснулся я на другое утро, чувствуя себя просто отлично. Поднявшись с постели, начал одеваться, как вдруг в комнату вошел Энди.

— Ты что? Совсем дурной! — закричал он. — А ну, марш в постель!

Такого обращения я бы не потерпел ни от кого на свете, но на Энди почему-то совершенно не рассердился и покорно лег.

На следующий день Энди разрешил мне встать и заявил, что, поскольку он спас мне жизнь, теперь я его вечный должник.

— И чего же ты хочешь от меня? — с кривой ухмылкой спросил я. Я-то думал, что Энди лечил меня совершенно бескорыстно, а он оказался таким же, как все. — Тебе что, нужны деньги, или у тебя есть враги, которых надо убить?

— Нет, это я просто у черного колдуна научился, — пожал плечами Энди. — Он, если кого вылечит, всегда говорит что-нибудь в этом роде. Слушай, а может, у тебя есть какие-нибудь книги? — вдруг осенило его.

— Да этого добра у меня целая библиотека!

Я проводил Энди в библиотеку и стал дожидаться, когда же он начитается, но в конце концов понял, что это бесполезно, оставил ему ключи и ушел. А Энди стал проводить в библиотеке все свое время, свободное от занятий с черным колдуном. Я в жизни не встречал такой тяги к знаниям. Мой братишка Рил тоже любил читать, но у него оставалось время и для игр и шалостей, а Энди был какой-то уж очень взрослый для своих лет, и я испытывал к нему уважение, которого не испытывал больше ни к кому на свете.

Но то, что Энди что-то значит для меня, я понял только после одного разговора с черным колдуном. Этот разговор произошел во время обеда. Эти королевские обеды были последним, что связывало нашу жизнь с той жизнью, когда в замке не было орков, а были благородные лорды и прекрасные дамы. Тогда каждый день все собирались в обеденном зале на королевский обед, где у каждого было свое место согласно его происхождению. В тот день за длинным столом мы сидели втроем — отец, черный колдун и я. Лорда Готрида и его детей Имверта и Суниты почему-то не было. Наверное, в тот день они уехали в свой родовой замок. Черный колдун никогда не говорил со мной, он обычно беседовал только с отцом, но тут вдруг обратился ко мне:

— Скажите, принц, это правда, что вы общаетесь с моим учеником Эндилорном? Я бы вам этого не советовал. Это безродный маленький сирота, которого я подобрал из милости, он недостойная компания для благородного принца.

Мне вдруг стало ужасно обидно за Энди, и я заявил, что черный колдун сам безродный и недостойная компания для нас всех, а я буду выбирать себе друзей, не спрашивая у него советов. Вмешался отец, который начал упрекать меня, но я был страшно доволен, что не испугался самого Повелителя темных сил. Именно в тот день я решил завоевать дружбу его ученика во что бы то ни стало. Это оказалось не очень сложно, несмотря на то, что при первой встрече я Энди не понравился. Каждому ребенку нужно, чтобы у него был кто-то, кого бы он мог любить. Черного колдуна любить было трудно, вот кто был на самом деле злой, так что Энди привязался ко мне. Он как-то даже сказал, что хотел бы, чтобы я был его братом. Ну а я тоже относился к нему, как к братишке Рилу, когда тот был жив.

Я не знаю, что наша дружба давала Энди, но для меня она оказалась бесценной. Энди столько раз спасал мне жизнь, что и подумать страшно. О бесчисленных ранах, которые он залечил, я уже не говорю, но он еще и предупреждал о кознях дядюшки Готрида, который действительно мечтал отправить меня на тот свет. Сколько раз он появлялся в моей комнате и говорил что-то вроде: «Сегодня на обеде леди Сунита поднесет тебе кубок вина. Ты его не пей, а то отравишься. Лорд Готрид опять попросил у моего старика яду, вроде бы для крыс, но все его подлые мысли у него на лбу написаны. Так что, если не хочешь выступить в роли отравленной крысы, придумай деликатный способ отказаться от вина, предложенного этой прекрасной дамой…»

Мы дружили с Энди все время, пока он жил в Черном замке, но ни я, ни черный колдун не оказали никакого влияния на его характер. Энди просто изучал магию, а все остальные поучения колдуна пропускал мимо ушей, но при этом вел себя совершенно естественно, и старик даже не замечал, что с воспитанием из Энди настоящего черного мага, исполняющего волю Темных богов, у него что-то не выходит. По-моему, если бы Энди захотел, он мог бы спокойно уйти из замка учиться у того же Керниуса, и Повелитель темных сил не смог бы его удержать. Но Энди не хотел. Меньше чем через месяц ему должно было исполниться тринадцать лет, и в тот день черный колдун обещал устроить какую-то церемонию посвящения, на которой он должен вручить Энди волшебный посох. С посохом Энди станет самым настоящим черным магом, а потом вроде бы может идти на все четыре стороны, если, конечно, не захочет остаться в Черном замке.

Естественно, мне хотелось, чтобы он остался. У каждого фаргордского короля всегда был черный колдун, почему бы Энди не стать моим черным колдуном, когда мне придется стать королем? Так что сообщать Керниусу, где находится Энди, в мои личные планы не входило.

Пока мы препирались с волшебником, Вальдейн изо всех сил пытался привлечь внимание Керниуса — толкал его локтем, тянул за рукав, но Керниус ничего не замечал. В конце концов Вальдейн просто перебил мага на полуслове:

— Извините, но я забыл представить вас друг другу. Керниус, познакомься, это принц Рикланд из Черного замка. Принц, это Керниус, магистр белой магии, член эльмарионского Совета магов.

Керниус удивленно уставился на Вальдейна.

— А что делает в храме потомок проклятого рода?

— Как что? Пью эльфийское вино, — ответил я за Вальдейна.

— Принц был болен и нуждался в помощи, — пояснил эльф.

— Теперь я понимаю твое нежелание помочь мне в моих поисках, принц Рикланд. Ты ведь поклоняешься богам Хаоса?

— Никому я не поклоняюсь, — заносчиво заявил я.

Керниус посмотрел на меня с таким любопытством, как будто перед ним был двухголовый великан.

— Люди много рассказывают о тебе, черный принц, и. как это ни странно, больше хорошего, чем плохого. Говорят, для простого народа ты просто герой. Кстати, тебе никто не говорил о твоем предназначении?

— О каком предназначении? Это ты о том, что я должен убить собственного отца? Так это не предназначение, а проклятие.

— Ты не убьешь своего отца, принц Рикланд из Черного замка, ты убьешь эльмарионского дракона!

Сначала до меня как-то не дошел смысл сказанного, и я по инерции фыркнул:

— Пойди проспись, Керниус! В твоем возрасте вредно пить эльфийское вино.

Но Керниус не выглядел пьяным. Он посмотрел на меня из-под нахмуренных бровей уже не сердито, а как-то сочувственно, и сказал:

— Неудивительно, что ты ничего не знаешь. Единственный экземпляр Книги Пророчеств, хранившийся в библиотеке Белого замка, исчез в тот день, когда появился дракон, а до этого лишь я один занимался доскональным изучением этой Книги. Из нее я узнал дату рождения нового великого волшебника и то, что он появится в Фаргорде. Там же было предсказано появление дракона. В Книге было написано, что дракона убьет фаргордский принц с помощью этого самого волшебника. Так что это тебе суждено встретить того, кого я разыскиваю, ведь, насколько я знаю, в Фаргорде нет другого принца.

— Нечего сказать, приятная перспектива, — проворчал я. — Значит, ты предлагаешь мне прогуляться к Белому замку и прикончить дракона, здорового, огнедышащего дракона с непробиваемой металлической шкурой? Знаешь, когда мне захочется покончить с собой, я выберу более безболезненный способ, чем дать зажарить себя живьем…

37
{"b":"6429","o":1}