ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Роман с феей
Бывший
Происхождение
Моя девушка уехала в Барселону, и все, что от нее осталось, – этот дурацкий рассказ (сборник)
Последний вздох памяти
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире
Темнотропье
Я енот
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
A
A

Где ты, дом мой средь пышного сада?

Где отец и родимая мать?

Как могли вы любимое чадо

Замуж в дальнюю землю отдать?

Не люблю я постылого мужа.

Он старик, хоть и очень богат.

А зимою здесь лютая стужа,

И сугробы до крыши лежат.

Меж собою соседи бранятся,

И дерутся всю ночь мужики.

Я уже перестала бояться,

Лишь вздыхаю от смертной тоски.

В чаще леса есть омут глубокий.

Поздно ночью к нему прибегу

И поплачу в тиши одинокой

На высоком крутом берегу.

На ветру наклонилась рябина

Над стоячею темной водой.

Я не верю, что злая чужбина

Отпустить меня может домой.

Может статься, что ночью случайно

В омут с берега я упаду,

Обернусь белокрылою чайкой

И дорогу до дома найду.

Ужасно тоскливая песня, я никогда не слышал ее раньше. Ни на королевских пирах, ни в кабаках, ни в военных походах не поют таких песен. А в этой покинутой деревне она была как раз к месту. Призрак? Вряд ли. Если бы в деревне обитал призрак, никаких троллей здесь бы и в помине не было. Примитивные твари боятся призраков больше смерти. А вот почему обладательница голоса распевала тут, под боком у этих людоедов, мне было совсем уже непонятно. «Странная тут собралась компания», — подумал я и пошел на голос.

Голос доносился из самого убогого домишки. По странной случайности в этом покосившемся, наполовину вросшем в землю доме полностью сохранилась крыша. Как только я открыл скрипучую дверь, голос умолк, раздался какой-то шорох, и в домике воцарилась тишина. Я осветил факелом комнату и понял, что нахожусь в жилище троллей. Посередине комнаты стояли сдвинутые вместе два стола, под ножки которых были подставлены деревянные колоды, чтобы столы были хоть немного по росту хозяевам жилища. Стульями служили поставленные на бок сундуки, а вместо кроватей на полу были навалены какие-то шкуры и куча тряпья. Над потухшим очагом висел громадный котел, а из него торчала обглоданная кость сомнительного происхождения. И ни одной живой души, как будто пел и в самом деле призрак. Но взгляд на себе я чувствовал, смотрели на меня из-под кучи грязных тряпок и шкур, валявшихся на полу. Я подошел поближе, присел на корточки и тихо, почти шепотом, чтобы не напугать обладательницу таинственного голоса, сказал:

— Эй, красавица, вылезай оттуда. Все равно я тебя нашел!

Тряпки зашевелились, и передо мной появилась самая обыкновенная человеческая женщина неопределенного возраста, с изможденным лицом, чем-то напоминающая нищенок, которые обычно во множестве собираются в Веселой деревне во время ярмарки. Женщина часто моргала и щурилась от яркого света. Вскоре она все-таки смогла рассмотреть меня и скороговоркой зашептала:

— Беги отсюда, милый юноша, беги что есть силы! Здесь логово страшных великанов! Сейчас они ушли на охоту, но когда вернутся, не пощадят тебя! Беги, может, ты еще успеешь спастись!

— Что-то у меня нет желания ни от кого спасаться, — презрительно произнес я. — К тому же мне кажется, что тролли уже не придут. А они тебе кто, родственники или просто знакомые?

— Я их пленница. Но почему ты так спокойно говоришь? Ты что, мне не веришь? Тролли действительно сейчас должны вернуться. Они всегда ночью охотятся, а утром возвращаются с добычей. И поверь, мне не раз приходилось готовить для них и человечину!

— Ну если ты им не родственница, то, наверное, не очень расстроишься, узнав, что они умерли?

— Как умерли? — Женщина вытаращила глаза, и так казавшиеся огромными на исхудавшем лице. — Не надо так шутить, сынок. Тролли не раз убивали взрослых вооруженных людей, а у тебя нет даже меча.

— Я не шучу. Они напали на меня, и мне пришлось их убить. Разве ты не слышала шума возле твоей двери? Один из троллей ревел как лось. Даже если ты спала, то должна была проснуться.

— Да, я слышала какой-то шум. Эти великаны так часто дерутся между собой. Мне даже не пришло в голову, что кто-то сможет их убить. Но как тебе удалось?

— Я помог им подраться между собой насмерть, — усмехнулся я. — Так что теперь ты свободна и можешь вернуться домой.

— У меня нет дома, сынок, — вздохнула женщина. — Я — Мира, жена лорда Таккела из Эльмариона. Дракон сжег наш замок, уничтожил большинство жителей окрестных деревень, а те, кто уцелел, пошли искать убежища в лесах Фаргорда. Где-то здесь недалеко должно быть эльмарионское поселение, и мы с мужем и сыном направлялись именно туда. Но, видимо, нам неверно указали дорогу. Мы заблудились в лесу, потом вышли на заброшенную дорогу и пошли по ней. Мы думали, что дорога приведет нас к человеческому жилью, но она привела нас к троллям. — Мира всхлипнула. — Они убили моего мужа, а меня забрали с собой. Своих женщин у троллей не было, а им понадобилась хозяйка в доме. Нашего маленького сына, который успел спрятаться, они не заметили. Ему было всего пять лет. Наверно, его съели дикие звери. — Мира окончательно разрыдалась. Как обычно, при виде плачущей женщины я растерялся. Мне захотелось утешить ее, я пробормотал, что ее сын, быть может, жив, но, как видно, я не умею успокаивать плачущих женщин, мои слова вызвали лишь новый приступ рыданий.

— А почему ты не сбежала? — спросил я, когда Мира выплакала, наверное, всю воду, которую выпила за два предшествующих дня. — Тебя ведь не держали взаперти.

— Несколько раз я пыталась убежать, но каждый раз меня ловили и жестоко избивали. Я уж и надежду всякую оставила на избавление! Как бы я хотела отблагодарить тебя, сынок, но у меня ничего нет. Скажи мне хотя бы, как тебя зовут, чтобы я могла молиться за тебя.

— Меня зовут Рикланд, и молиться за меня не стоит. Лучше ответь мне на один вопрос. Ты сказала, что тролли убивали вооруженных людей. Ты не знаешь, куда они дели их оружие?

— Наверно, бросили в лесу. Тролли не любят железа. Хотя, по-моему, какие-то вещи хранятся в этом сундуке. Тролли нашли его в доме, но не смогли открыть.

Как здоровенные тролли умудрились не справиться с ржавым железным замком на сундуке, было трудно представить. Судя по их силе, они могли бы сорвать этот замок одним движением. Даже я, ослабевший после болезни, просто повернул замок, и ржавые кольца, в которые он был вставлен, сломались пополам. Наверное, тролли действительно не любят прикасаться к железу.

— Надеюсь, кроме тебя, наследников у троллей нет? — осведомился я, открывая сундук.

В сундуке оказалось несколько кошельков с деньгами, медная кольчуга, дешевые женские украшения и, о радость, меч. Меч был ржавый, зазубренный и с паршивым балансом. Судя по всему, он был выкован деревенским кузнецом за несколько серебряных монет для своего небогатого соседа, решившего податься в наемники. Но все же это был меч, и я обрадовался ему, как радуются старому доброму другу после нескольких лет полного одиночества.

— Смотри-ка, Мира! А ты говоришь, что у тебя ничего нет. Ну что, отдашь мне меч в качестве награды?

— Конечно, бери, что хочешь! Здесь и так все твое, ты ведь убил троллей, значит, все их добро теперь принадлежит тебе.

— Не думаю, что мне захочется взять что-нибудь кроме меча, а вот тебе деньги не помешают, если, конечно, ты захочешь вернуться к людям. Куда ты пойдешь?

— Еще не знаю. Наверно, попытаюсь отыскать эльмарионское поселение. Ты не знаешь, где оно?

— Я знаю несколько эльмарионских деревень, но все далеко отсюда. Этот лес мне совершенно незнаком. Кроме храма Светлых богов и этой заброшенной деревни, я не встретил ничего похожего на человеческое жилье. Я шел в сторону гор, но это не важно. Я могу проводить тебя до храма или до эльмарионской деревни, если она существует, как тебе будет угодно.

Темнота за крохотным оконцем поредела, занималась заря, когда мы с Мирой покинули заброшенную деревню. Она захватила с собой в дорогу увесистый кусок копченой оленины. «Не пугайся, это оленье мясо. Я приготовила его для себя и спрятала от троллей», — успокоила она меня, заметив мой настороженный взгляд. Голодная смерть мне больше не грозила. Но главное — у меня наконец появился меч, и я был полностью готов отправиться на рудники и выпустить кишки всякому, кого сочту виновником злоключений несчастного Клариса или кто мне просто не понравится! Правда, сначала придется проводить Миру, не бросать же слабую женщину одну в лесу.

42
{"b":"6429","o":1}