ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты убил моего отца!

— Отца? Ты в своем уме, Гунарт? Среди всех наемников Урманда не было ни одного старше тебя! Уж не хочешь же ты сказать, что твой отец сам…

Гунарт кивнул:

— Теперь ясно, почему ты так преданно служил Урманду!

Гунарт ничего не ответил. Он быстро зашагал по извилистому коридору вслед за Нейлом, уже скрывшимся за поворотом. Я догнал Гунарта и пошел рядом. Мне было ясно, что драться с Гунартом придется независимо от моего желания, смерть отца — это не то, от чего можно отделаться пустыми разговорами, и что доказывать словами свою правоту бесполезно. Но этот сильный человек вызывал во мне какое-то мальчишеское восхищение, и мне захотелось хоть как-то оправдаться перед ним.

— Но согласись, Гунарт, Урманд заслуживал смерть. Его темницы были переполнены невинными людьми, многие погибли от его рук, и ты наверняка знаешь, что их смерть не была самой быстрой и безболезненной.

— Это были его крестьяне — воры и разбойники. Они крали его лес или дичь. Лорд может делать с крестьянами что угодно, даже убить.

— Если так, то король тоже может делать с лордами все, что угодно, даже убить! — заявил я. — Так что я имел полное право прикончить Урманда!

— Ты не король и никогда им не станешь! — проворчал Гунарт.

— Почему же? Мое происхождение, в отличие от твоего, не представляет из себя тайны, и моя судьба предрешена. Как только умрет король, придворные лорды тут же напялят на меня корону, и мне придется заниматься тоскливыми королевскими делами, вершить суд, принимать послов и выслушивать нудные доклады советников о налогах, доходах и урожае. — Последние слова я произнес таким унылым голосом, что Гунарт расхохотался.

— Я избавлю тебя от короны, принц, — сквозь смех сказал он. — Отрублю голову, и корону надеть будет не на что!

— Спасибо, Гунарт, ты настоящий друг! — съязвил я.

— Как, вы уже помирились? — обрадовался Нейл, поджидавший нас в конце коридора у массивной двери из почерневших от времени толстенных дубовых досок. Вонь, досаждавшая мне на нижних ярусах, здесь была особенно невыносимой.

— Объясни этому принцу, — буркнул Гунарт, снова став серьезным, — как пройти через Задохлый тупик.

— Слушай внимательно! — тут же начал поучать меня Нейл. — За этой дверью страшное место! Там совсем нельзя дышать. Если вдохнешь — смерть! Набери в рот побольше воздуха и иди за мной, никуда не сворачивай и не слушай голоса. И не дыши, пока не пройдешь через еще одну такую же дверь. Понял?

— Понял. Только не понял, почему это место называется тупиком, если через него можно пройти насквозь?

— Потому что ты пройдешь не через тупик, а рядом. Сам Задохлый тупик останется справа. Может, увидишь вход, если у тебя хорошее зрение. Только факелов там нет и с собой взять нельзя, потому что тот ядовитый воздух, который за этой дверью, от огня взрывается.

Гунарт с трудом открыл тяжелую дверь, и Нейл первый шмыгнул в щель. Гунарт последовал за ним. Из-за двери выплыло облако зеленого тумана и ударило мне в нос удушающим запахом гниющих трупов, серы и еще какой-то дряни. Я вдохнул полные легкие всей этой мерзости, шагнул за дверь и плотно затворил ее за собой.

Зеленый туман окружил меня со всех сторон. Сквозь него неясно проступали очертания стен и пола. С потолка капало, под ногами хлюпали лужи, подернутые зеленоватой пленкой. В лужах что-то копошилось. Спины Нейла и Гунарта быстро исчезали в тумане, и я поспешил за ними. Вдруг откуда-то справа раздался невообразимый грохот, как будто где-то поблизости обрушились стены и потолок, и до меня донесся душераздирающий крик. «На помощь! — звал кто-то. — Вытащите меня отсюда!» Я остановился и прислушался. Крик повторился. Я помнил предостережение Нейла — нельзя слушать голоса, но как их не слушать, когда вот они, орут над самым ухом? Я долго боролся с искушением пойти взглянуть, кому понадобилась помощь. Ведь вполне возможно, что воздух не настолько ядовит, как думает Нейл, ведь дышит же чем-то тот бедолага, который кричит. Или это придуривается какой-нибудь призрак? Я уже совсем было решил идти своей дорогой и даже сделал несколько шагов, как вдруг до меня донесся пронзительный мальчишеский голос, невероятно похожий на голос Нейла: «Помогите! — кричал Нейл. — Здесь обвал, меня придавило! Я задыхаюсь!» Раздумывать было уже некогда. Я стремглав бросился на голос, уже не думая о том, что Нейл вроде бы скрылся в другом направлении, а я бегу по тому самому злосчастному Задохлому тупику, с хрипом, как загнанная лошадь, вдыхая отравленный воздух.

Долго бежать не пришлось. Примерно через сотню шагов проход оказался засыпан обломками камня. Из-под завала торчали босая человеческая нога, явно не первой свежести, с распухшими пальцами и облезающей кожей, и обломки каких-то досок, а сверху, из-под самого свода сочились струи того самого зеленого тумана. Голоса звучали из-за завала. Теперь вблизи можно было различить крики не одного и не двух, а, пожалуй, целого десятка разных людей. И все они умоляли спасти их, вытащить из-под завала, не оставлять на верную гибель. Я был в отчаянии. Что я мог сделать для спасения этих людей? Ничего! Но не в моих правилах было повернуться и уйти, когда меня умоляют о помощи. И я, поднявшись на самый верх, попытался сдвинуть один из лежавших сверху камней. Камень поддался на удивление легко и с оглушительным грохотом покатился вниз. Вскоре на самой вершине завала образовался узкий лаз. Я просунул в него голову и крикнул: «Люди! Я иду на помощь!» «Люди! Я иду на помощь!» — повторило эхо моим голосом, и к зовущим на помощь голосам добавился еще один — мой собственный, многократно повторяющий: «Люди! Я иду на помощь!» А людей не было, люди все умерли, остались одни голоса…

Судорожно кашляя, шатаясь и обливаясь холодным потом, я поплелся к спасительной деревянной двери. Бежать я уже не мог. И лишь почувствовав, что меня подхватили сильные руки, я позволил себе расслабиться и провалился в пустоту.

Глава 17

ДОЛГ ПЛАТЕЖОМ КРАСЕН

Призрак в рогатом шлеме сверкнул рядом ослепительно белых зубов. «Наверно, он погиб совсем молодым, — подумал я, — у старых таких зубов не бывает».

— Вот мы и встретились снова, — сказал призрак. Он был вполне дружелюбен и больше не пытался меня напугать.

— А, это ты? Привет! — улыбнулся я, — Как дела?

— Дела? Отлично! За последние сутки наша армия увеличилась на несколько десятков солдат, и все благодаря тебе! Отличная работа! Жаль только, что большинство убитых — орки. Но ничего, для нашего дела сгодятся хоть орки, хоть тролли, хоть темные эльфы, все равно после смерти все станут просто призраками. Да и сам ты все силы приложил, чтобы вступить в наши ряды. Я было подумал, что твою душу нелегко будет заполучить в нашу армию. От страха ты не умрешь, да и убить тебя, как видно, непросто, но ты сам выбрал свою судьбу. Не пройдет и трех дней, как твоя душа покинет тело. Нам остается только ждать.

— С какой стати? — удивился я. — Или ты тоже считаешь, что Гунарт Сильный может победить меня в поединке? Если так, то ты ошибаешься. Гунарт Сильный никогда не сможет убить меня! — Я презрительно скривил губы. — Он для этого слишком неповоротлив.

— Нет, что ты, что ты, — замотал рогатым шлемом призрак, — я и не думал сомневаться в твоей силе и ловкости. Наоборот, я преклоняюсь перед тобой и просто мечтаю о том, чтобы ты, потомок нашего короля Роксанда Второго, повел нас в бой. Все мы с радостью пойдем за тобой!

— Слушай, призрак, что за бред ты несешь? Может, ты и догадался, что я потомок Роксанда, но откуда ты взял, что я собираюсь вести в бой вашу армию?

— Душа любого, кто умрет около ущелья, остается с нами. Такое заклятье наложил на это место черный колдун перед решающей битвой.

— А при чем здесь я?

— Ты скоро умрешь, ведь ты надышался ядовитых испарений в галерее Блуждающих Голосов.

— В галерее Блуждающих Голосов?

— Да, то место, которое каторжники нарекли Задохлым тупиком, темные эльфы называли галереей Блуждающих Голосов из-за того, что каждое слово, произнесенное в нем, повторялось эхом в течение нескольких дней, а иногда и недель.

51
{"b":"6429","o":1}