ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот когда мне пригодились уроки старого Роксанда, тренировки, которыми он доводил меня до изнеможения длинными зимними ночами в раннем детстве. «Ты должен быть стремителен, как стрела, и увертлив, как угорь, — говорил он. — Твои враги сильнее тебя, но их сила — ничто против твоей ловкости! Все, что тебе нужно сейчас, это научиться избегать чужих клинков и ждать, когда враг совершит оплошность, чтобы нанести свой удар. И не пытайся сражаться, как учил тебя Ленсенд. Это понадобится тебе в будущем, если останешься жив, а сейчас ты еще не можешь на равных противостоять взрослым воинам, пусть даже оркам». И Роксанд нападал на меня со своим призрачным мечом, который тоже обжигал холодом, но никогда не ранил, а я должен был отскочить, нырнуть под меч или перепрыгнуть, — что угодно, лишь бы увернуться от удара. Надо признаться, поначалу мне это плохо удавалось. Несмотря на преклонный возраст, Роксанд почти не уступал мне в ловкости и владел мечом не хуже всех четырех призраков вместе взятых. Зато сейчас я буквально кожей ощущал, с какой стороны придется очередной удар, и, будь я более трезвым и не таким больным, не получил бы ни царапинки. Интересно, что сказал бы Роксанд, узнав, что мне пришлось применять его науку против его собственной армии? Я представил себе Роксанда, величественно восседающего в моем кресле, двести лет назад служившем ему троном, его крючковатые костяные пальцы, вцепившиеся в подлокотники, будто он хочет окончательно содрать и без того довольно-таки облезлую позолоту, и скрипучий голос, презрительно вопрошающий: «Лорд Лейнар, говоришь, четырех призраков против тебя выставил? И ты не справился? А голова у тебя на что? Чтобы есть? Или чтобы вино пить? Ах, чтоб было, на что корону надеть! Этот позор нашего рода, с перепугу разучившийся думать, еще надеется дожить до какой-то короны! Мало Лейнар против тебя послал, надо было всех посылать и награду за твою голову пустую пообещать. Все равно она тебе только мешает! Это надо же, мне — чуть что: „Факел зажгу! Факел зажгу!“, а когда действительно только огонь и поможет, этот бестолковый мальчишка будет играть с призраками в кошки-мышки в полной темноте, пока с ног не свалится!» А ведь Гунарт бросил мне факелы, вспомнил я, и, проскользнув между занесенными для удара мечами призрачных воинов, опрометью бросился к веревке, все еще свисавшей со скалы.

— Не дайте ему уйти! — услышал я за спиной повелительный голос Лейнара, и по разнесшемуся по ущелью топоту понял, что теперь за мной гонится призрачная армия в полном составе.

Хорошо, что стен не было, а из препятствий попадались лишь разбросанные по дну ущелья камни, через которые я легко перепрыгивал, а то мне пришлось бы туго, ведь призраки умеют проходить сквозь любые препятствия, не защищенные от них магией. Легкие разрывались от кашля, но я быстро бегаю, даже когда почти совсем не могу дышать, поэтому мои преследователи сильно отстали, и я спокойно отыскал в темноте связку факелов, достал из кармана огниво и стал старательно высекать огонь. Как назло, факел не желал загораться. Призраки были уже в нескольких шагах, и мне пришлось отступать к тому месту, куда орки с рудников сбрасывали свои жертвы. Там тоже толпились призраки, но эти были безоружны, а значит, безобидны. Внезапно я замер. Мне навстречу двигалась фигура, облаченная в длинную белую мантию с надвинутым па глаза капюшоном. Колдун! О боги, только колдуна мне не хватало! Я был готов повернуть навстречу армии, только бы не иметь дело с призрачным колдуном, но тот остановился, протянул ко мне тонкую руку и тихо произнес:

— Не бойся, я помогу.

Факел в моей руке вспыхнул ярким пламенем, и призрачные тени отступили в темноту.

— Благодарю тебя, добрый колдун, — поклонился я.

— Я волшебник, — обиделся призрак. — Колдуны занимаются черной магией, и я не имею с ними ничего общего!

— Ну, волшебник так волшебник, — согласился я. — По-моему, между черной и белой магией мало разницы.

— Как ты не прав, юноша! — воскликнул волшебник. — Черная магия может только убивать или приносить другой вред, а белая творит добро. Она помогает людям, может исцелить или наделить прекрасными качествами.

— Почему же? — возразил я. — У меня есть друг, он ученик черного колдуна, но всегда лечит меня, когда я ранен.

— Значит, он использовал книги по белой магии, — категорически заявил волшебник.

— Может быть. Он готов читать любые книги, в которых хотя бы упоминается о заклинаниях.

— И я был таким же, когда был жив, — вздохнул призрак. — Я прочитал множество книг в библиотеке эльмарионской Гильдии магов, ходил в Эстариоль и изучал магию эльфов. Я составил снадобья от всяческих недугов и вылечил множество несчастных. Я мог победить любые болезни, мог помочь людям. Для этого я и пришел на рудники, где люди умирали каждый день. Я начал лечить их, но надсмотрщикам это не понравилось. Они сбрасывали больных в ущелье, чтобы призраки не выходили наружу, и не хотели, чтобы количество жертв уменьшилось. Я успел исцелить лишь нескольких человек, когда орки схватили меня и бросили в ущелье вместе с моей сумкой, в которой хранились мои книги, записи и снадобье, которое могло бы исцелить многих на этих рудниках.

— Теперь понятно, почему Рил хотел, чтобы я взял эту сумку, — разочарованно протянул я. — Он думал, что в ней будет снадобье, которое меня вылечит. Да только на этот раз он ошибся, нет там ничего! Ведь это твоя сумка? — Я протянул призраку найденную мной дырявую сумку.

— О да! — воскликнул волшебник. — Хвала Светлым богам, что ты нашел ее и что я встретил тебя и помог избежать смерти. Теперь мои труды не пропадут даром! Прошу тебя, отнеси сумку наверх, людям. Пусть они пользуются моими записями и лекарствами.

— Нет там никаких лекарств, — буркнул я. — Все потерялось. Видишь, сумка пустая, и дыра с мой кулак.

Как ни странно, призрачный волшебник весело рассмеялся:

— Сразу видно, что ты далек от магии! Но ничего, твой друг, если он и вправду такой, как ты о нем рассказываешь, должен разобраться с моей волшебной сумкой. — Волшебник слегка прикоснулся к сумке, произнес короткое заклинание и добавил: — Можешь взять то, что найдешь внутри. — Я пошарил в сумке еще раз и с удивлением обнаружил маленькую склянку из темного стекла. — Пей три дня по три капли этого снадобья, и будешь здоров, — произнес волшебник.

— Чем я могу отплатить тебе за услугу, добрый волшебник?

— Не знаю. Но мне кажется, что это не последняя ниша встреча. Возможно, ты поможешь всем нам, но только не сейчас. Прощай!

Я поблагодарил волшебника и сунул склянку в карман. Пить магическое зелье сразу я не стал, магия всегда оказывала на меня ужасное действие, а мне еще надо было собрать оружие.

Я работал не хуже каторжника, бегая по ущелью в поисках уцелевших мечей темных эльфов. Призраки следовали за мной на почтительном расстоянии, но зайти в светлый круг вокруг тусклого факела, позаимствованного с рудников, не решались. Я не обращал на них особого внимания, пока на моем пути не возник лорд Лейнар.

— Ты не можешь уйти, Рикланд! — прошипел он. — Ты покроешь себя позором, убегая от нас. Сражайся и умри достойно!

— Хорошо, защищайся! — закричал я и ткнул в Лейнара пылающим факелом. — Что, нравится?

Призрак взвыл по-звериному и, не обращая внимания на свет, попытался достать меня мечом, но я факелом отбил удар, и меч, вспыхнув, растаял без следа. Лейнар хотел опять послать на меня воинов, но я опередил его:

— Думаю, ваш король Роксанд Второй будет недоволен, если я по вашей милости не вернусь к нему в замок! — крикнул я, с трудом переводя дыхание.

— Как, Роксанд жив? — удивился Лейнар.

— Он такой же призрак, как и вы все. Вот кто с удовольствием повел бы в бой вашу армию!

— Это было бы счастьем для нас! — Глаза Лейнара запылали как Утренняя звезда. Похоже, он мечтал увидеть моего старого предка с тех самых пор, как сам стал призраком. — Мы сохраним тебе жизнь, Рикланд, только приведи Роксанда! Поклянись привести его и бери что хочешь из нашего ущелья!

58
{"b":"6429","o":1}