ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дело было год назад. Я в первый и единственный раз отправился в поход не по собственной прихоти, а по приказу отца. Правда, это был тот исключительный случай, когда наши с отцом желания совпадали, и, если бы лорд Релан обратился со своей просьбой прямо ко мне, вряд ли я отказался бы ее выполнить.

У лорда Релана похитили дочь, и он был готов заплатить любые деньги, лишь бы леди Кариса вновь оказалась под родительским кровом. Возвращать похищенных девиц безутешным отцам, с моей точки зрения, было самым подходящим занятием для праздношатающегося принца, и я с энтузиазмом принялся за дело. Тем более что с разрешения отца получил в свое распоряжение немалый отряд наемников во главе с самим лордом Деймором.

Не буду рассказывать, как мы мотались по лесу, разыскивая похитителя по путаным объяснениям словоохотливых трактирщиков и сбивчивым указаниям запуганных крестьян. Это было долго и нудно. Гораздо интереснее было пробраться ночью в замок, поднявшись по крепостной стене, неслышно проскользнуть мимо спящей стражи, освободить девушку, спрятать ее в безопасном месте и только потом открыть ворота ждущему снаружи отряду, чтобы всем вместе напасть па замок.

Все получилось превосходно, за исключением одного — девушка умоляла не отдавать ее отцу — деспоту, который собирался насильно выдать ее замуж за старика, а оставить в замке с похитителем, которого мы по странной прихоти судьбы не убили, а всего лишь заперли в погребе, чтобы отвести в Черный замок на суд короля. История была похожа на ту, что случилась с Линделл, когда отец решил выдать ее за Готрида. Я пожалел бедную Карису и пообещал сделать, как она пожелает.

Королевские наемники пировали в главном зале замка, празднуя победу, когда я порадовал их известием, что награды не будет, мы оставляем все как есть и возвращаемся в Черный замок. Признаться, среди моих людей чуть не начался бунт под лозунгом: «Приказы короля надо выполнять, особенно когда за это хорошо платят!»

— Послушай, Малыш, — пытался уговорить меня лорд Деймор, — эта девчонка должна подчиниться воле отца. Откуда она знает, с кем ей будет лучше жить? Девки — они все глупые, как гусыни, а лорд Релан — человек с головой.

— Но, Деймор, она же не пленница, чтобы везти ее в Черный замок против ее воли.

— Почему, если она отказывается ехать по-хорошему, можно и связать, — предложил кто-то, кажется, из-под стола. Раздался дружный смех.

— Я не воюю с женщинами и не беру их в плен! — оскорбился я.

— Рик, из-за тебя мы теряем большие деньги! — набросился на меня Крайт.

— Ну зачем тебе деньги, Крайт? На тебе ж золота больше, чем на Священном дереве эльфов! — с усмешкой сказал я. Признаться, я знал, зачем Крайту деньги, — после смерти отца у него дома остались мать и куча сестер, но еще я знал, что Крайт это скрывает. Естественно, он тут же прикусил язык. Зато встрял Алавар, любивший деньги не меньше Крайта, но тративший их исключительно на собственные развлечения:

— К чему нам слушать нашего сентиментального принца?! — крикнул он наемникам. — У нас есть приказ короля. Схватим девицу, отвезем в замок и получим деньги.

Такое предложение было встречено почти всеобщим одобрением. Алавар и еще несколько человек направились к дверям, чтобы привести непокорную девицу, но я выхватил меч и загородил выход.

— Вы пальцем ее не тронете, пока я жив, а я буду защищать ее, пока не умру!

— Что ж, — усмехнулся Алавар, — значит, лорд Готрид получит твою долгожданную голову!

— Что-то ты сегодня раскомандовался, Алавар, — осадил его лорд Деймор, по-моему, единственный сохранивший невозмутимость в этом беспорядке. — Боюсь, что твое мнение мы выслушаем в последнюю очередь.

— А ты предлагаешь слушать Рикланда? Да он просто влюбился в эту девицу по уши…

У меня даже слов не нашлось, чтобы ответить, так я был возмущен. Я бы, наверно, зарубил Алавара, если бы не вездесущий Брикус, всегда сопровождавший меня в похождениях. Он по своему обыкновению тяжело вздохнул и сказал:

Наш Рикланд поглупел всерьез,

Раз может из-за женских слез

Друзей оставить без награды,

Но поднимать не стоит шум,

Тем более что мне на ум

Пришли слова одной баллады.

И он спел ту самую балладу, за которую я пообещал отрезать ему уши, особенно если учесть, что кончалась она словами:

Но все же бывают порой времена,

Поверьте, шуты ведь не врут,

Когда и колдунья ему не нужна.

Настолько бывает он глуп,

Что сам превращается в дуб!

— Проклятый Брикус! — проворчал я, вспомнив старую обиду. — Вернусь в замок, башку сверну!

— О, еще один мальчишка! (Ик!) — Дородный парень с очень красным лицом, слезящимися глазами и серьгой в ухе, которая могла бы запросто сойти за браслет с изящной руки девушки, перестал петь и удивленно уставился на меня. — Мы ж их всех вроде переловили. (Ик!) Откуда еще один взялся?

— Это не мальчишка, это эльф, — тоже прервав пение, гнусаво возразил его бледный и худой приятель со светлыми бровями и ресницами, на лице которого выделялось только одно яркое пятно — маленький красный нос, кажется, совсем недавно слегка расплющенный чьим-то увесистым кулаком. — Когда хорошо поешь, эльфы всегда собираются послушать!

— А чего (Ик!) он такой чумазый?

— Наверно, он темный эльф. Какая разница? — Больше не обращая на меня внимания, парень затянул очередной куплет.

Но краснолицему явно досаждало присутствие незваного слушателя.

— Чего это он сюда приперся? (Ик!) Может, это шпион? Давай его убьем! — не унимался он. Я с ехидной улыбочкой окинул взглядом покачивающегося вояку. Интересно, каким же это образом он собирается меня убить? Разве что магией! Да только не похож он что-то на колдуна. Что ж, пусть попытается, может, какой-нибудь прием новенький покажет. Но узнать, как краснолицый предполагает меня убить, мне так и не довелось.

— Нельзя его убивать! Слышал, он знает Брикуса! Наверно, это темный эльф из Черного замка, — высказал предположение бледный и добавил шепотом, видимо предполагая, что я не услышу: — Говорят, в Черном замке есть один темный эльф. Может, он друг нашего принца. Ты знаешь принца Рикланда, приятель?

— Еще бы! — усмехнулся я. — Вряд ли кто-нибудь знает Рикланда лучше меня!

— А пароль ты знаешь? — грозно надвинулся на меня краснолицый, обдав винными парами с головы до ног.

— Знаю, и не один, — отмахнулся я от него, как от назойливой мухи, и снова повернулся к бледному. — Кстати, я знаю, что принц Рикланд терпеть не может эту балладу. В ней же нет ни слова правды!

— А вот тут ты не прав, приятель! — радостно воскликнул тот. — Эту балладу спел нам сам принц! Он говорит, что в ней не больше вранья, чем во всем, сочиненном Брикусом.

«Интересная мысль! — подумал я. — Может, это очередная шутка Брикуса и я встречу его во главе этих славных пьянчуг? Нет, не может быть, Брикус не стал бы так глупо шутить. Не его стиль. А может, он вопреки обещанию распевает произведение своего шутовского искусства на каждом углу? Тоже вряд ли… » Внезапно меня осенило. Как я мог забыть, что один человек, слышавший балладу, спетую шутом единственный раз, по служит больше в Черном замке.

— Могу я встретиться с этим вашим любителем баллад? — поинтересовался я. — Где его можно найти?

— Принца-то? Он в забегаловке… Как там она у них называется? Золотая… что-то там такое. Не помню. Эти эльмарионские названия никогда не запомнишь! Пошли, провожу. У них тут столько дорожек, заблудиться можно. Как в лесу!

«Странно, кажется, эти люди и вправду считают, что их самозванец — настоящий принц, — недоумевал я, бредя по истоптанной конскими копытами песчаной дорожке следом за бледным наемником, которого то и дело приходилось хватать за шиворот и возвращать в вертикальное положение, чтобы он не растянулся и не заснул прямо посреди улицы. — Выходит, он обманывает не только глупых селян, но и собственных воинов».

61
{"b":"6429","o":1}