ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ваше высочество напрасно опасается брака с юной леди Энликой. Я, как старейший слуга этой семьи, могу вам поручиться, что лорд Ленсенд считает вопрос о замужестве своей дочери преждевременным.

— Хочется верить, — проворчал я.

Мысль о том, что взрослой дочери у Ленсенда быть не может хотя бы потому, что десять лет назад, когда тот жил еще в Черном замке, у него вообще не было никакой дочери, мне в голову как-то не пришла, и я был приятно удивлен, когда вместо томной напудренной девицы вслед за Ленсендом в Мраморный зал, в котором мраморным был только пол, вприпрыжку влетело очаровательное семилетнее создание с огромными серыми глазищами и белокурыми волосами, собранными, как у всех фаргордских девушек, в хвостик на макушке.

— Это моя дочь Энлика, — сказал Ленсенд. — И она не верит, что в шесть лет ты стрелял из лука лучше нее.

— Конечно, не верю! Я всех мальчишек в состязаниях побеждаю, понял? — гордо заявила девчонка. — А когда вырасту, стану великой воительницей и разрушу ваш Черный замок, если король не перестанет посылать на нас своих орков!

Я рассмеялся, а Ленсенд не особенно строго упрекнул свое разбушевавшееся чадо:

— Прежде чем угрожать нашему гостю, неплохо было бы поздороваться, как тебя учила мама.

Маленькая леди Энлика неуклюже присела в реверансе и скороговоркой протараторила:

— Очень приятно с вами познакомиться, ваше высочество! А ты и вправду лучше меня стреляешь?

— Тащи лук, покажу!

Энлика проехалась по мраморному полу, как на коньках, и с грохотом выскочила за дверь, а Ленсенд сразу стал каким-то очень озабоченным.

— Слушай, Рик, — серьезно сказал он, — может, я и не прав, а права Лин, которая до сих пор думает, что ты все тот же Малыш, которого она знала когда-то, но мне больше не к кому обратиться, а тебя я всегда считал своим другом и считаю до сих пор, хоть и не видел десять лет. Поэтому я прошу тебя, обещай позаботиться об Энлике, если со мной что-нибудь случится.

— Клянусь! Но что же все-таки произошло? — спросил я. Что-то мне подсказывало, что причиной беспокойства Ленсенда является не мой ночной кошмар, а нечто более серьезное.

— Неделю назад здесь побывала эта таинственная особа — пророчица в черном, которую народ зовет Вестницей Смерти. Едва увидев меня, она подняла к небу свои безумные глаза и прокричала: «А я узнала тебя! Скоро твоя голова покатится к ногам короля в маске!» Я решил, что король Ролмонд опять задумал охватить мой замок, и принял все меры для усиления обороны. Но никакого нападения не было, зато третьего дня от короля Ролмонда прибыл посол с приглашением на какой-то турнир…

— На какой турнир? — перебил я. — По какому поводу?

— Не знаю, я даже не поинтересовался. Признаться, я заподозрил, что это просто ловушка, что король оставил надежду взять замок приступом и решил действовать хитростью — заманить меня в Черный замок якобы на турнир, а там уже найдется не один способ от меня избавиться. Я, естественно, не принял приглашение. Посол предупредил меня, что Ролмонд будет оскорблен, но мне так сильно не хотелось помереть от отравы или оказаться в темнице, что я не обратил на это предупреждение никакого внимания. Потому-то, когда я сегодня увидел тебя, подумал, что ты приехал убить меня по приказу своего отца. Но теперь, когда я спокоен за судьбу своего ребенка, даже если мне придется погибнуть, я умру с легким сердцем.

— Да уж, — вздохнул я. — Мой отец вполне способен оскорбиться до глубины души из-за любой ерунды. Но о чем ему не стоит и мечтать, так это о том, что заставит меня выполнять приказы, которые мне не по душе. Поэтому я здесь и не допущу, чтобы ты погиб!

— Славный ты парень, Рик, — улыбнулся Ленсенд.

— А знаешь, что обиднее всего, Ленсенд? — неожиданно для себя пожаловался я. — Самое грустное, что турнир прошел без меня, а на нем, скорее всего, разыгрывался совершенно чудесный меч, о котором я мечтал если не всю жизнь, то последние дни — точно. И еще одно — отец действительно хотел пригласить тебя на турнир, но, как мне показалось, без всяких задних мыслей. Он говорил мне об этом пару недель назад…

Меня перебила великая воительница Энлика, стремглав влетевшая в зал, размахивая маленьким луком и десятком стрел.

— Дядя Рик! — разнесся по залу ее звонкий голосок. — А тебе папа разрешил стрелять в этом зале? А то побежим на сторожевую башню, там мишень есть! А потом поедем в лес на твоем коне! Меня в лес не пускают, но мама сказала, что с тобой отпустит! Ну пойдем скорей, чего ты стоишь? Ты же пришел сюда не с папой разговаривать, а со мной знакомиться!

Меня бесцеремонно схватили за руку и поволокли из зала. Вот уж никогда не думал, что мне придется нянчиться с маленькими девчонками. С мальчишками еще куда ни шло, с ними мне даже бывает интересно повозиться. Но эта девочка, по-моему, была не хуже самого боевого мальчишки, и за руку ее держать было ужасно приятно. Нет, я ничего не имел против того, чтобы пострелять из лука в таком милом обществе.

— Ты не возражаешь, Ленсенд, если я прогуляюсь по твоему замку в обществе этой прекрасной леди? — спросил я улыбаясь.

— Давай-давай, — с готовностью ответил Ленсенд, — а я пока навещу Крембера. С ним я не виделся вообще со времен Гномьей войны. И не обижай мою девочку, помни, что ты в детстве вел себя еще хуже!

Энлика тащила меня через весь замок, то и дело останавливаясь, чтобы похвастаться перед слугами:

— Это мой дядя Рик, будущий король!

Меня немного смущало, что слуги Ленсенда еще долго будут, посмеиваясь, обсуждать, как будущий король носился точно шальной по коридорам их замка, но ходить, как полагается будущему королю, было скучно и неинтересно, и я, решив потрясти бедных слуг окончательно, посадил Энлику на плечо и под ее восторженный визг взлетел на плоскую крышу сторожевой башни, перепрыгивая через три ступеньки.

На сторожевой башне скучали дозорные, и моя неугомонная спутница тут же вызвала их на состязания по стрельбе. Стреляла она действительно неплохо, по крайней мере, не намного хуже моего кузена Имверта. Восемь из десяти стрел попали в яблочко. А я, как всегда, не удержался от искушения поразить всех и всадил все десять стрел в самый центр мишени с завязанными глазами. Энлика была в восторге, хотя три стрелы я испортил, расщепив древко, потому что стрела попадала в стрелу.

В лес на коне нам съездить так и не удалось. Я почувствовал опасность еще с повязкой на глазах и, как только сдернул ее, сразу увидел подозрительные тени, мелькающие между соснами. К замку приближалась большая армия.

На сторожевых башнях замка тоже заметили врага. Затрубил рог, застучали сапоги стражников, и вскоре на башнях и стенах началась деловитая суета. Кто-то разжигал огонь под котлами со смолой, кто-то заряжал арбалеты, а кое-кто, наверное, десятники, бегали от одного к другому, пытаясь распоряжаться, а на самом деле просто всем мешали. Я тоже ощутил насущную потребность кем-то покомандовать и поспешил к своим людям.

— Пойдем, я отведу тебя к маме, — предложил я Энлике. — Детям ни к чему быть на стенах во время осады. Ничего интересного здесь не будет.

— Ну-у-у! — заныла Энлика. — Я же хорошо стреляю! Я буду убивать орков не хуже папиных стрелков!

Пришлось взять в охапку это вопящее, извивающееся, царапающееся и пытающееся кусаться создание и поспешить на поиски Ленсенда.

Ленсенд куда-то запропастился, возможно, он был на одной из стен. Зато я встретил Тилиона, пообещавшего позаботиться о маленькой леди, которая больше походила на кусачего волчонка, чем на леди, и напоследок со всей детской непосредственностью и в самых нелестных для меня выражениях сообщила мне, как она во мне разочаровалась.

— Ждем ваших распоряжений! — доложил Детран, когда я наконец нашел своих людей, оккупировавших западную стену замка. На самом деле моих распоряжений никто уже не ждал, за меня уже распорядился Ленсенд, а может, Детран с Крембером, забывшие пока что о личной вражде, и на мою долю осталось только высказать несколько критических замечаний с точки зрения человека, захватившего за свою жизнь не один считавшийся неприступным замок.

69
{"b":"6429","o":1}