ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Узнает? — испугался Тавлор. — Я думал, мы с тобой друзья…

— Кто тебе сказал, что мне нужны какие-то друзья? Скоро у меня ни друзей, ни идей — вообще ничего не будет! Буду выполнять приказы короля, как кукла на веревочке!

— А вот это вряд ли, — проворчал второй стражник, самый старый из наших наемников, по имени Крисан. — С детства тебя воспитывать надо было, хворостиной по мягкому месту. А сейчас ты скорее папашу своего короля на тот свет отправишь, чем слушаться начнешь. Раз в жизни не по-твоему вышло, а ты взбеленился, как лошадь, которой репей под хвост попал. — Крисан задумчиво пожевал седой ус, глядя на мои медленно сжимающиеся кулаки. Почему-то каждый наемник считал своим долгом поучить меня уму-разуму или, на худой конец, высказать в глаза все, что он обо мне думает. Обычно я отшучивался или просто не обращал внимания на подобные высказывания, но в тот момент меня могло вывести из себя все что угодно. Мне просто необходимо было сорвать на ком-нибудь злость. Будь при мне меч, слова Крисана стали бы последними, им сказанными. Но оружие в тронный зал приносить запрещалось, мой меч спокойно отдыхал в оружейной, и самое большее, что угрожало дерзкому стражнику, — это получить хороший удар кулаком. Старый солдат, видно, почувствовал мое настроение и, усмехнувшись, добавил: — Я бы на месте короля трижды подумал, прежде чем с тобой наедине оставаться. Мне и глаза-то на тебя поднять боязно. Вдруг не так гляну — потом зубы по полу собирай…

Я смутился. Демонстрировать свои чувства кому-либо, а тем более наемникам негоже. Я взял себя в руки и спокойнейшим тоном, на какой только был способен, ответил:

— За короля можешь не беспокоиться, Крисан. Я старых калек никогда пальцем не трогал и не собираюсь!

— Так на тебе ж проклятие, — авторитетно заявил Тавлор. — Может, сейчас ты и не собираешься, а как проклятие начнет действовать, так сразу и соберешься.

— Тоже мне, пророк нашелся, — презрительно хмыкнул я. — Надоели вы мне все! Только и слышу со всех сторон про это проклятие. Как будто все только и мечтают о смерти короля!

Стражники хотели что-то возразить, но тут появился личный слуга отца Карлен, пришедший узнать, не нужно ли чего королю, и я, опасаясь, как бы отец не передал через него какой-нибудь дурацкий приказ, поспешно забрал меч из оружейной и выскользнул в коридор.

Здесь толпились придворные, оживленно обсуждая, будет ли у нас все-таки война. Над общим гамом царил визгливый голос дядюшки Готрида.

— Война неизбежна! — кричал он. — Вот увидите, на завтрашнем совете король объявит свое решение.

— Вы так думаете? — заохали придворные дамы.

— Главному королевскому советнику незачем думать! Я уверен — война будет! Стал бы иначе король секретничать со своим безмозглым отпрыском, который способен только грубить старшим да размахивать мечом?

Вот тут я озверел окончательно и решительно направился к лорду Готриду, намереваясь вытряхнуть жалкую душонку из его жирного тела. Главный королевский советник так и остался с раскрытым ртом, словно последнее слово застряло у него в глотке, а его лысина заблестела сильней, чем обычно, от обильно выступившего на ней пота — дядюшка боялся меня, как чумы.

Лорду Готриду повезло. Не успел я сделать и нескольких шагов, как ко мне подскочил его сынок Имверт. Глядя на мою злющую физиономию, он ехидно спросил:

— Что, братец, король приказал орками командовать? Хотелось бы мне посмотреть, как наш новый главнокомандующий перебьет собственную армию!

Армия Фаргорда действительно на три четверти состояла из орков, которые, в отличие от наемников, служили бесплатно. Мне и в голову не приходило, что будет, если отец вдруг прикажет мне командовать орками. Дело в том, что я убивал орков, стоило им только попасться мне на глаза, пусть хоть вдесятером или больше, несмотря на все запреты отца и угрозы черного колдуна. Вздумай отец отдать орков под мое командование, боюсь, могло бы выйти что-то похожее на то. что сказал Имверт. Я впервые порадовался, что войны не будет…

Имверта я ответом не удостоил, просто врезал от всей души кулаком по его прыщавой физиономии, так что он свалился на пол да еще прихватил с собой двоих услужливых придворных, попытавшихся подхватить его под руки. Понимаю, это был не самый красивый жест с моей стороны, но что я могу поделать, если при виде Имверта у меня всегда чешутся кулаки, а когда он раскрывает рот, они начинают чесаться так сильно, что терпеть это становится просто невыносимо. Имверт, как обычно, начал клясться, что убьет меня при первом же удобном случае, придворные испуганно зашептались, а я как-то сразу остыл. Даже лорда Готрида убивать передумал, вовремя сообразив, что если я сейчас проучу этого толстозада, как его прозвали те же орки, то об огненном мече придется забыть навсегда. Хотя от искушения окончательно запугать и без того дрожащего, как болотная жижа, Готрида я все-таки не удержался. Не мог же я просто так снести оскорбление. Я медленно вытянул меч из ножен и, глядя прямо в глаза Главному королевскому советнику, произнес язвительным тоном:

— Что-то мне не понравились твои рассуждения, лорд Готрид. Не изволишь ли объясниться?

Нижняя челюсть дядюшки Готрида мелко задрожала, и он чуть слышно пролепетал:

— Я ничего плохого не говорил, принц. Вам послышалось!

— Ты хочешь сказать, у меня не все в порядке со слухом? Еще одно оскорбление! Как насчет того, чтобы ответить хотя бы за одно? — Это был вызов. Теперь у лорда Готрида было только два выхода: или сразиться со мной, что означало для него верную смерть, или покрыть себя вечным позором. Нет, я совершенно не собирался убивать дядюшку, просто был абсолютно уверен, что он предпочтет позор смерти.

Лорд Готрид побледнел, потом позеленел и начал медленно отходить за широкую спину лорда Деймора, начальника королевской стражи, который командовал наемниками с тех пор, как Ленсенд покинул замок. На мой взгляд, лорд Деймор был уже старым, ему было почти сорок, но это не мешало мне считать его одним из своих друзей.

— Умоляю вас, Деймор, — заикаясь, залепетал Готрид, — сделайте что-нибудь! Уведите отсюда принца! Он же сейчас меня убьет! Умоляю!!!

— С какой стати? — усмехнулся Деймор. — Ваши ссоры — ваши трудности. Разбирайтесь с ним сами.

Лорд Готрид с трудом стянул с жирного пальца перстень с внушительных размеров рубином и сунул его в руку лорду Деймору. Деймор скептически осмотрел перстень со всех сторон, примерил и, убедившись, что ему этот перстень будет годиться разве что поверх перчатки, сунул его в карман.

— И прибавку жалованья, — потребовал он у Готрида, подмигнув мне. Готрид согласно закивал. — Всей Королевской гвардии, — тут же добавил Деймор.

— Но что скажет король? — застонал Готрид.

— Это тоже ваши трудности, — заявил Деймор. — А мне пора посты проверять… — И лорд Деймор сделал вид, что сейчас уйдет, с перстнем лорда Готрида в кармане, между прочим.

— Стойте! — завопил Готрид. — Я уговорю короля на все, только… только…

Деймор подошел ко мне, его тяжелая рука легла на мое плечо.

— Ты что такой злой, Рикланд? — спросил он. — Опять с королем не поладил?

— Что ты, Деймор, разве я злой? По-моему, я ужасно добрый. Лорд Готрид меня оскорбил, а я до сих пор его пальцем не тронул. — Я сказал это нарочно громко, чтобы Готрид понял, как ему повезло, что он все еще жив. — Или ты считаешь, что это нормально — прощать каждого, кто осмелится тебя оскорбить? Может, я так и буду делать, когда начну поклоняться Светлым богам. Но, боюсь, это произойдет очень не скоро, если вообще произойдет.

— Ладно, добрый принц Рикланд Быстрый Клинок, пойдем, проводишь меня, пока ты тут никого не убил. Мне действительно надо посты проверить. — И лорд Деймор почти силком потащил меня прочь от трясущегося Готрида, громко чертыхающегося Имверта и тихо перешептывающихся придворных по длинному мрачному коридору, который вел к главным воротам.

Все коридоры Черного замка такие темные, что даже свет факелов не может разогнать вечный мрак, хоть и торчат эти факелы на стене через каждые два шага. Кажется, что сами стены поглощают свет. Даже освещенных кругов на них не остается. Ни в одном другом замке я ничего подобного не видел. Шагов через двадцать темные силуэты придворных, оставшихся у тронного зала ждать неизвестно чего, стали неотличимы от таких же темных силуэтов пустых старинных доспехов у стен, а еще через некоторое время вообще растворились в темноте. Осталась только уходящая в темноту цепочка тусклых факелов, чем-то напоминавших издали горящие волчьи глаза в ночном лесу.

9
{"b":"6429","o":1}