ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я уже совсем было приготовился спуститься, даже за веревку взялся, когда взгляд мой упал на закрывающий синее небо прямо передо мной мрачный силуэт Черной башни. Вот куда мне так надо попасть, а я вместо этого теряю время в башне Отчаяния! А ведь до Черной башни — рукой подать. Где-то там, за темным окном, наверное, сидит Энди и зубрит напоследок заклинание, которое должно погубить его душу. А я даже не придумал, как пройти через заколдованную дверь, разве что опять просить о помощи Сника-обжору. Между тем времени остается все меньше и меньше! «А почему бы мне не попробовать забросить веревку прямо в окно Черной башни? — пришла в голову шальная идея. — Вот ведь оно, совсем рядом!»

Не так-то это просто оказалось — забросить в окно веревку с привязанной к ней вместо крюка парой кинжалов. За свою жизнь я неоднократно закидывал что-нибудь подобное на стены замков, чтобы потом подняться на них, но при этом обычно стоял на земле, а не сидел верхом на подоконнике, зажатый между прутьями решетки. Только с четвертой попытки кинжалы звякнули о камни Черной башни, и я понял, что рано или поздно все-таки заброшу веревку в окно, не в верхнее, до которого довольно далеко, а хотя бы в узкое окно на лестнице, расположенное только чуть выше моего.

Еще Ленсенд говорил, что меткость у меня врожденная, так что добился своего я довольно скоро. Веревка угодила прямиком в стрельчатое окно и повисла над полукруглой крышей храма богов Хаоса, переливавшейся серебром далеко внизу. Мне осталось только перевязать покрепче свой конец и перебраться прямиком в окно Черной башни.

Иногда я завидую людям с внушительной комплекцией, таким как Гунарт Сильный или лорд Крембер. Была бы у меня такая фигура, никому и в голову не пришло бы называть меня сопляком или мальчишкой. Но когда надо пролезть куда-нибудь, например в окошко, предназначенное единственно для того, чтобы черный колдун не свернул себе шею на темной лестнице, мне хочется, чтобы мое не имеющее ни капли жира тело стало еще более тощим.

Как ни грустно было это осознавать, но протиснуться в окошко не получалось. Правда, грустно мне было только в самом начале, когда я перекинул через подоконник одну ногу, потом вторую, наполовину пролез и вдруг понял, что не такой уж я и худой. Грудь и плечи наотрез отказывались помещаться в узкой щелке в стене башни, по какому-то недоразумению именуемой окном. А потом я представил, как по лестнице пойдет Никирималан и увидит мою торчащую из окна нижнюю половину, и меня разобрал просто истерический смех. Так я и хохотал во весь голос, пока вылезал наружу, держась за веревку, снимал кожаную куртку и уже в одной рубашке из эльмарионского шелка продирался сквозь окно, на этот раз головой вперед. Напоследок я отвязал свои кинжалы и выкинул конец веревки в окно — пусть стража думает, что я спустился по ней вниз…

Глава 7. ЦЕРЕМОНИЯ ПОСВЯЩЕНИЯ

В Черной башне меня поджидали две новости — одна хорошая, другая плохая. Хорошей новостью было то, что черного колдуна в башне не оказалось, а плохой — там не было и Энди. Я обошел все шесть заколдованных комнат, но не встретил ни единого живого существа, кроме старой совы в лаборатории. Видимо, колдун со своим учеником готовились к церемонии посвящения в храме богов Хаоса, и я напрасно забрался в Черную башню, в которой даже пол и стены пропитались магией настолько, что я ощущал себя как после трехдневной пьянки. Но раз уж я все равно очутился в этом неприятном для меня месте, грех было не воспользоваться случаем и не уничтожить Сферу Всевидения, чтобы черный колдун не смог выследить нас, когда мы удерем.

Сфера Всевидения лежала все в том же черепе, только прозрачный шелк, которым она прежде была закрыта, скомканной тряпкой валялся на полу. Меня так и тянуло заглянуть в Сферу, увидеть Линделл, темного эльфа и меч «Пламя дракона», который я про себя называл своим, посмотреть, как чувствует себя Крайт, чуть не убитый мной под действием проклятия, узнать, действительно ли Энди в храме и далеко ли черный колдун. Но я понимал, что стоит мне только взглянуть в этот красивый хрустальный шар — и разбить его у меня просто не поднимется руга. Глядя в сторону, я снял на удивление тяжелую и обжигающе холодную Сферу с ее зловещей подставки, поднял над головой, с размаха саданул об пол и отскочил, зажмурившись и прикрывая лицо. Я ждал града осколков, которые с точки зрения логики должны были разлететься по всей комнате и осыпать меня с головы до ног, когда хрустальный шар разобьется вдребезги, но так и не дождался. Сфера с глухим стуком ударилась об пол и осталась лежать на нем, как ни в чем не бывало. Зато каменная плита на полу раскололась и по ней протянулась длинная трещина.

— Стой! — раздался у меня за спиной пронзительный вскрик Энди. — Ты что, очумел? — Он подбежал к Сфере, поднял с пола, бережно водворил на место и сердито сверкнул своими абсолютно черными глазами, блестевшими, как у безумца или человека, нанюхавшегося Цветка Грез. Не иначе черный колдун успел напоить моего друга каким-то магическим снадобьем, необходимым для предстоящего обряда. В остальном же Энди был прежним, не испытывавшим ко мне никакого почтения малолетним наглецом. — Как ты тут оказался? — набросился он на меня. — Или ты явился, чтобы разбить Сферу Всевидения?

— Я пришел за тобой, Энди.

— Но мы же договорились встретиться в «Сломанном мече».

— Вряд ли бы ты туда пришел. — И я стал втолковывать Энди то, что сказал мне Керниус, хотя, признаться, и сам толком этого не понимал.

— Ерунда все это! — заявил тот, когда я закончил свой сбивчивый рассказ. — Я тоже читал много книг, и ни в одной из них не написано ничего ни про какой дух тьмы! А церемонию посвящения должен проходить каждый колдун. Ведь и у воинов есть обряд посвящения. Интересно, что бы ты сказал, если бы, когда тебя посвящали в воины, я не дал тебе пройти обряд? Да ты просто убил бы меня на месте!

— Но я просто уверен, что этот белый колдун не врет! Видел бы ты его глаза… Ну хотя бы поговори с ним, прочти мысли, наконец, и сам убедишься…

— Завтра, Рик, — отмахнулся Энди. — Неужели ты не понимаешь, что сегодня мне не до этого?

— В отличие от некоторых я очень понятливый, — разозлился я. — А вот ты точно не понимаешь, что тебе угрожает! Ну вот что… хочешь ты этого или нет, Энди, но я должен спасти тебя! — Схватив мальчишку в охапку, я бросился к выходу. Сфера Все видения была забыта.

Энди ужом извивался у меня в руках, отчаянно лягался и ругался на знакомых и неведомых мне языках, но я тащил его через многочисленные тайные двери существующих в каком-то магическом четвертом измерении комнат, потом вниз по нескончаемой винтовой лестнице, не обращая внимания на его вопли. Признаться, я был уверен, что это не заклинания, а всего-навсего какие-то эльфийские проклятия, иначе заткнул бы ему рот. Но я считал, что сразу почувствую магию — такое уж свойство моего организма, и страшно удивился, когда внезапно оказалось, что я крепко прижимаю к себе пустоту, ярко пылающую голубым светом. Я отскочил от этого сияния, как от ожившей смерти. Еще бы, в детстве Энди объяснил мне, что, если сунуться за черным колдуном в такую голубую вспышку, можно запросто остаться без руки. или, чего доброго, без головы. Значит, Энди все-таки успел произнести заклинание. Но почему я ничего не почувствовал и позволил ему исчезнуть прямо из Черной башни, что, по его же собственным словам, было очень опасно? Что я наделал!? А вдруг его забросило в какое-нибудь тридесятое измерение?

Я метнулся наверх, в комнату, где осталась Сфера Всевидения, и заглянул в прозрачную глубину шара, изо всех сил желая увидеть Энди.

Маленькая фигурка, облаченная в длинное черное одеяние, одиноко стояла посреди круга, перечеркнутого пятью линиями, образующими звезду, и исписанного светящимися рунами. Эти линии и руны были единственным, что рассеивало царящий вокруг мрак. Руны, линии, да еще красные точки, так похожие на глаза Роксанда. Да это и были глаза. Не меньше двух десятков призраков толпились, не смея сунуться в магический круг. Я невольно потянулся к медальону, которым с недавних пор стал мой старый Роксанд, уж больно призраки походили на этого древнего короля, по крайней мере, корона на голове была у каждого. И не просто корона, а корона Фаргорда, та самая, что носил когда-то Роксанд, что принадлежит теперь отцу и, вероятно, когда-нибудь станет моей. Кажется, в просторном темном помещении, украшенном мрачными колоннами и изваяниями, собрался весь мой проклятый род, начиная с самого Ознабера. Неужели Энди попал на тот свет?

18
{"b":"6430","o":1}