ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пока я обдумывал, как можно использовать Энди для разрушения стен вражеских замков, тот угодил в разверзшуюся прямо у него под ногами глубокую яму, все дно которой было утыкано кольями. Маленькому волшебнику повезло, он не окончил жизнь, пронзенный громадным острым копьем, как несколько его предшественников, чьи скелеты все еще висели на кольях, а просто зацепился за него капюшоном своего черного одеяния, поболтался, как кукла на веревочке, и применил свой старый проверенный трюк с исчезновением..

Бессмертные боги, услышьте Песнь Мертвых
И взоры бесстрастные в храм обратите,
Где песня звучит, и жрецов ваших черных
Избранника к сердцу Земли допустите!
По воле Темных богов, —

звучали из-за стены глухие голоса.

«Почему Энди не может сразу появиться у этого самого сердца Земли?» — недоумевал я, но потом вспомнил, как он объяснял мне, что мгновенно переместиться можно только в то место, которое видишь или можешь очень хорошо представить. К тому же оно должно быть достаточно близко, а то не хватит волшебной силы и умрешь где-нибудь по дороге, неизвестно в каком измерении…

Чем дальше забирался Энди в лабиринт, тем сильнее мне казалось, что он совершенно не приспособлен для подобных приключений. Он упорно не замечал ловушки, которые бросались мне в глаза даже в Сфере Всевидения. Несколько раз он оказывался замурованным в тупике, то и дело проваливался в какие-то ямы, кишащие насекомыми, а один раз получил стрелу в плечо и был вынужден применять к себе испытанное на моей многострадальной шкуре заклинание. Каждый раз, когда он приближался к плите, заметно выпирающей из пола, или к свисающей с потолка тонкой цепочке, мне так и хотелось. закричать: «Стой! Пригнись!» — или что-нибудь подобное. Но Энди все равно не услышал бы, поэтому я просто сидел на ступени лестницы, ведущей в Черную башню, глядел в глубину светящегося в темноте хрустального шара и пытался успокоить себя, подавляя нестерпимое желание попытаться выломать волшебную дверь и отправиться в Бездну на помощь другу: «И чего я разволновался, как заботливая мамаша? Если даже черный колдун в свое время прошел это испытание, Энди запросто справится…»

Энди блуждал по лабиринту, с горем пополам преодолевая немыслимые препятствия, которые просто не возникли бы на его пути, если бы он был повнимательнее. Но все же он продвигался вперед, по крайней мере, пока путь ему не преградила стая волков, кажется, тех самых мифических огромных волков с белой шерстью и красными, горящими, как у призрака, глазами, прозванных Сворой смерти. По одной из легенд, боги Хаоса посылают их за душами своих жертв.

Волки были довольно далеко, и я не сомневался, Что у Энди хватит времени, чтобы произнести какое-нибудь подходящее для этого случая заклинание вроде того, каким черный колдун в свое время расплавил мой меч, и уничтожить их всех до одного, но Энди, кажется, забыл, что на свете существует боевая магия. Вместо того чтобы одним махом покончить с волками, он выдавил из себя довольно жалкую улыбку и что-то сказал им, видно, попытался объяснить, как ему необходимо пройти.

Обычно Энди, как и я, неплохо ладил с животными, но тут был явно не тот случай. Свора смерти, грозно скалясь и злобно сверкая красными глазищами, приближалась к Энди. Тот попробовал прикрикнуть на них, как это сделал я, когда утихомирил таким образом свору собак, которую пытался натравить на меня лорд Килбер, но волки, как и собаки, чувствуют, кого надо бояться, а кто, как Энди, и мухи не обидит… Тьфу ты, тысяча плешивых демонов! Так вот почему Энди забыл о боевой магии, — он не хочет убивать волков!

Энди удирал. Наверное, со страху он позабыл, что можно просто усыпить волков. Он бежал в обратном направлении, минуя уже безопасные ловушки, а стая из шести белых волков гналась за ним по пятам. Мальчишка еле успел вскарабкаться на обломок стены, в свое время обрушившийся сверху, чтобы преградить ему дорогу. Свора смерти расположилась внизу с очевидным намерением ждать и не уходить хоть до конца его жизни.

О боги, хвалу вам молитвой возносим!
Могущество ваше ни с чем не сравнимо!
Смиренно склонившись, мы милости просим,
Избранника в храм отпустить невредимым,
По воле Темных богов, —

завывали призраки. Сколько еще куплетов в Песне Мертвых? А сколько учеников было у черного колдуна до Энди? И где они все сейчас?

Но Энди, видимо, и сам понимал, что ему надо спешить, и, оказавшись в безопасности на высокой стене, начал колдовать. Заклинание было длинное, такое длинное, что призраки успели пропеть еще два куплета своей бесконечной песни к тому времени, когда волки наконец перестали злобно скалиться. Глаза их потухли, и они, по-собачьи дружелюбно повиливая хвостами, покорно улеглись на пол. Заклятие Послушания, вот что это было. То самое заклятие, которое просто мечтал применить ко мне черный колдун. Судя по горькому опыту моего детства, когда черный колдун по просьбе дядюшки Готрида пытался сделать из меня пай-мальчика, а вместо этого чуть не отправил на тот свет, заклятие это действовало недолго, — волки должны были прийти в себя и стать снова Сворой смерти часа через два.

В окружении послушных, как верные псы, волков Энди заметно повеселел. По-видимому, он приказал им показывать дорогу и теперь бодро бежал следом, обходя ловушки, которые волки, прожившие в этом подземелье, наверное, всю жизнь, знали как свои пять пальцев, вернее, четыре когтя.

Вскоре лабиринт кончился, выведя Энди в колоссальную пещеру. В отличие от узких коридоров в ней было полно света, правда, я так и не понял, откуда он исходит, то ли прямо из голубоватых стен, то ли от паутины, опутывающей эти стены, то ли откуда-то сверху из-под свода, украшенного сотнями сверкающих сосулек. Место выглядело довольно симпатичным, если бы не портящие пейзаж человеческие скелеты, застывшие на полу в живописных позах, и несколько десятков небольших бледных змей, видимо считавших их черепа неплохим жилищем.

Змейки выглядели вполне безобидно, но Энди, вероятно, решил, что именно они погубили его предшественников, и рассматривал свои дырявые башмаки с откровенным недоверием.

Пока Энди занимался созерцанием своих не особенно чистых пальцев ног, выглядывавших из дырявой обуви, его волки времени не теряли. Они бегали по залу, разгоняя ползучую мерзость и наглядно демонстрируя, что никакой опасности змеи не представляют, а усеивающие пол кости служат только для украшения зала. И Энди поверил. Он соскочил с возвышения, куда вывел его коридор, но, сделав всего несколько шагов в глубину пещеры, споткнулся, упал, оглянулся и оцепенел с выражением ужаса на лице. В его ногу намертво вцепились пальцы лежавшего неподалеку скелета, а кости вокруг поднимались и, неуклюже переступая ногами, приближались к маленькому волшебнику. Чего еще можно было ожидать от черных колдунов? Для них, по-моему, в жизни нет большего удовольствия, чем не дать какому-нибудь бедолаге отправиться в Лучший мир, вместо этого заставив его несчастные останки охранять какую-нибудь никому не нужную пещеру. Правда, у этих скелетов в глазах не горел огонь, как у призраков. Возможно, это была просто груда ходячих костей, что было довольно неприятно, с моей точки зрения, — таких и убить-то нельзя, они и так мертвые. Я как-то раз столкнулся с подобным ожившим скелетом, так его пришлось чуть ли не в пыль изрубить, чтобы он угомонился.

Предрассудки моего великодушного приятеля на живых мертвецов не распространялись, и, вырвавшись из цепких костяных пальцев, он устроил грандиозный погребальный костер. Пламя взметнулось под самые своды пещеры, испепелив старые кости, спалив налипшую на стены паутину и растопив блестевшие хрустальным блеском ледяные сосульки. Наверное, Энди чуть не оглох от грохота, когда они, одна за другой, начали рушиться вниз и разбиваться вдребезги, но я слышал только Песнь Мертвых, и от этого все, что я видел в Сфере, казалось совершенно нереальным: и ослепительно белый огонь, и обезумевшие от ужаса волки, мечущиеся по пещере, стараясь увернуться от сыплющихся сверху ледяных стрел, и облака пара, постепенно заполняющие Сферу Всевидения изнутри.

20
{"b":"6430","o":1}