ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Младенцу было явно не по себе, он просто зашелся плачем. Его визг заглушал пение людей в темных одеждах, но не смог заглушить голос Энди, ставший вдруг громким и решительным.

— Я не убиваю детей! — заявил он совершенно с моей интонацией. Я чуть не свихнулся от радости и гордости за своего друга.

— Во имя богов Хаоса, ты сделаешь это! — раздраженно приказал черный колдун, но Энди уже вышел из-под контроля.

— Никогда! — крикнул он. — Не нужен мне посох, полученный такой ценой!

— Я заставлю тебя! — прошипел колдун.

В темноте Черной башни я с трудом разыскал погасшую Сферу Всевидения и велел ей снова показать Энди. Он так и стоял с жертвенным ножом в руке, а черный колдун, размахивая посохом и неотрывно глядя ему в глаза, выкрикивал слова заклинания. Наверное, это было все то же заклятие Послушания, которое Энди применял к волкам. Оно было очень длинное, и на месте своего друга я не стал бы дослушивать его до конца. Энди на своем собственном месте тоже не стал. Он швырнул нож прямо в Бездну и с криком: «Нет!» бросился в Черную башню.

— Рик, спаси меня! Забери меня отсюда! — кричал он, захлебываясь слезами, когда я поймал его на лестнице. — Он не сказал мне… Я не думал… Я не хочу никого убивать, не хочу быть черным колдуном, не хочу…

— Ладно, не скули! — прикрикнул я на мальчишку. — Сейчас я из твоего колдуна лепешку сделаю!

Через распахнутую Энди волшебную дверь Черной башни я ворвался в храм богов Хаоса. Если бы у меня был с собой меч, я бы не оставил в живых никого, кроме разве что все еще визжащего на холодном камне младенца, и никакой миролюбивый Энди меня не удержал бы — так я был зол. Первому досталось Повелителю тьмы. Он, с моей точки зрения, был единственным, кого следовало опасаться в этой компании. Со словами: «Вспомни молодость, пройди Путем Избранных, старый мерзавец!» — я столкнул его в Бездну, куда он недавно отправил Энди.

— Не много ли ты взял на себя, юный принц? — раздался знакомый насмешливый голос, и я узнал лорда Бернтона, самого могущественного из Темных лордов.

Есть у нас в Фаргорде лорды, занимающиеся на досуге черной магией и объединившиеся по этому поводу в так называемый магический орден. Некоторые из них полные бездари, некоторые кое-что действительно умеют, но народ их безумно боится, и даже отец слегка опасается, приглашает на заседания Королевского совета, прислушивается к их мнению и вообще старается поддерживать с Темным орденом наилучшие отношения.

Признаться, имея при себе из оружия всего два кинжала, я не горел желанием связываться с явившимися на церемонию в полном составе Темными лордами, поэтому выдавил из себя более-менее приветливую улыбку:

— Какая приятная встреча, лорд Бернтон!

— Приятная, говоришь? — усмехнулся Темный лорд. — Я рад, что не омрачил последних мгновений твоей жизни! — И он самым бессовестным образом выкрикнул короткое заклинание и запустил в меня шаром огня, сорвавшимся с конца посоха, который я сначала принял за факел.

— Ты в своем уме, Бернтон?! — резко пригнувшись, вскрикнул я. — Я вроде бы пока еще не ссорился с Темными лордами, чтобы со мной так обращаться! Мне ничего не нужно от вас, кроме этого парня, которого черный колдун чуть не угробил в Бездне!

От следующего огненного шара пришлось отскочить за колонну.

— Избранник Духа тьмы останется здесь, хочешь ты этого или нет, мальчишка! Ему предначертано стать великим чародеем, и не тебе менять его судьбу!

— Его судьбу я менять не собираюсь, он станет великим чародеем и без вашей помощи. А вот вашу я могу изменить, притом в самую худшую сторону, возможно, даже со смертельным исходом, если вы сейчас же не уберетесь из моего замка! — Из-за толстой колонны, полностью закрывавшей меня от огненных шаров лорда Бернтона, такая угроза звучала не особенно убедительно, и для пущей важности я добавил: — Между прочим, я принц, и вы обязаны мне повиноваться!

— Наивный юнец! — захохотал Темный лорд. — Ты думаешь, королевская власть выше власти Темного ордена? Может, оно и так, но не здесь, не в храме богов Хаоса! Так что, с вашего позволения, принц, мы собрались, чтобы завершить обряд посвящения, и завершим его даже без черного колдуна. Его тело все равно было бы принесено в жертву богам. Но прежде чем продолжить, мы расправимся с тобой, чтобы нам больше никто не мешал!

Ну почему все хотят меня убить? Просто шагу нельзя ступить, чтобы не нажить себе новых смертельных врагов! А между прочим, к Бернтону и другим Темным лордам я всегда неплохо относился, может, потому, что они никогда не лебезили перед отцом, как лорд Готрид и другие советники, не занимались разбоем, как какой-нибудь Килбер или Урманд, да и вообще были вполне достойными людьми. Сейчас же эти достойные люди задались вполне конкретной целью — превратить меня в горстку пепла или в хорошо прожаренный обед для тролля-людоеда, да и себя за компанию, потому что от огненных шаров, которыми они безуспешно пытались поразить меня, страдали их менее подвижные братья по ордену. Вокруг стоял удушливый дым, время от времени прорезаемый всполохами огня, горели черные мантии кое-кого из Темных лордов, с воплями бегавших по храму в поисках выхода, надсадно орал младенец на жертвенном камне. В общем, суматоха поднялась страшная, особенно после того, как я метнул в Бернтона, выкрикивающего какие-то заклинания, один из своих кинжалов и тот замолчал навеки, захлебнувшись кровью из пронзенного горла.

Я за руку выволок Энди, находившегося в состоянии, близком к обмороку, из-за двери Черной башни и под прикрытием дыма потащил его к колодцу, который вел в Бездну, туда, где, как я знал, начиналась лестница к подземному ходу.

— Стой! — крикнул Энди, когда я уже облегченно перевел дух, почувствовав себя в безопасности. — Там этот малютка, они же его убьют!

— Не убьют, а принесут в жертву! Будто ты не знал, что твой учитель обожает этим заниматься? — фыркнул я. — Ему же почти для каждого обряда нужны то кровь младенца, то сердце девственницы, то еще демоны знают какая гадость…

— Старик — он злой, ему нравится убивать. Вот и тебе нравится, а я не могу… И вообще… Старик говорил, что я должен учить заклинания, а обряды мне ни к чему, потому что у меня дар… — Энди взглянул на меня виноватыми глазами, а потом вдруг с криком: — Я заберу его с собой! — рванул вверх по лестнице, обратно в храм.

— Сиди уж, избранник Духа тьмы! — Я поймал Энди за плечо и усадил на ступеньку. — Спасу я эту твою жертву, хоть это и бессмысленно.

— Почему бессмысленно?

— Раз уж этот ребенок предназначен богам Хаоса, он все равно умрет. Думаешь, я раньше не пробовал их спасать? Ты же знаешь, я люблю детей и терпеть не могу, когда их приносят в жертву. Да только все они потом умирают…

Глава 8. ВОЗВРАЩЕНИЕ В ПРОШЛОЕ

«Странно, мертвые вроде бы не должны чувствовать боли», — подумал я спросонок, но мгновением позже уже стоял на ногах, держа в руке обнаженный меч и глядя, как в то место, где я только что лежал, одна за другой втыкаются стрелы. Одна из них совершенно некстати торчала из моего плеча и, мягко говоря, здорово мешала… Это же надо быть таким идиотом, чтобы заснуть посреди Лихолесья, имея на попечении компанию, состоящую исключительно из стариков, женщин и детей!

Уже неделю мы держали путь в сторону ущелья Потерянных Душ. Мы — это не просто я, Энди и Энлика, а еще Керниус и Солнышко с младенцем. С Солнышком все ясно, она вцепилась мертвой хваткой в спасенную нами жертву, заявив, что этот ребенок послан ей Светлыми богами для осуществления ее заветной мечты. Мечта, конечно, была самая благородная, тем более что устроить свой притон, тьфу, то есть приют она собралась в храме Светлых богов у Вальдейна, и я искренне надеялся, что добрый эльф не будет особенно возражать. А вот Керниус… Зачем он увязался за нами? Кажется, Белый маг имел какие-то свои планы относительно моего друга, и мне это страшно не нравилось. К тому же из-за него мы шли чрезвычайно медленно. Старик наотрез отказался сесть на лошадь, заявив, что не собирается изменять своей привычке путешествовать пешком, а Энди и Солнышко его поддержали. Вот и пришлось мерить шагами дороги, что вели от Черного замка к Алмазным горам через леса, холмы и болота. Одна Энлика гордо восседала на Счастливчике. Хорошо хоть, что никакой погони за нами не было. Хотя нет, наверное, была — отец не мог не послать нам вдогонку отряд наемников. Первые три дни я дергался от каждого шороха, но потом понял, что нас, скорее всего, ищут на дороге к Кровавому перевалу. Слишком много я болтал спьяну, что пойду в Эльмарион убивать дракона, и слишком много народу слышало об этом в «Сломанном мече» во время прощального пира, который я закатил там для всех желающих. Энди был целиком поглощен разговорами с Керниусом о магии, Солнышке, за пределами «Сломанного меча» ставшая на удивление замкнутой, без устали нянчилась с младенцем, вопреки моим мрачным прогнозам совершенно не собиравшимся умирать, так что у меня было полно свободного времени, которое я почти полностью посвятил своей маленькой племяннице. Благодаря Керниусу, заставившему ее забыть события той страшной ночи, когда она потеряла родителей, Энлика снова стала прежней веселой девчонкой, и я от скуки старательно воспитывал из нее парня, обучая обращению с оружием.

22
{"b":"6430","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мопсы и предубеждение
Метро 2035: Красный вариант
Стены вокруг нас
Стрекоза летит на север
Ловушка архимага
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Блондинки тоже в тренде
Скиталец
Свой, чужой, родной