ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В какую сферу?

— Всевидения, естественно. Ты же ее мне отдал, когда мы убегали. Или ты думал, я ее вернул в Черную башню?

Энлика бежала вдоль дороги, таясь за деревьями, а по дороге, испуганно озираясь по сторонам и судорожно прижимая к себе младенца, шла Солнышко в сопровождении трех развеселых разбойников, один из которых время от времени подталкивал ее в спину заряженным арбалетом.

— Куда они ее ведут? — спросил я, понимая, что едва ли дождусь ответа, вряд ли Энди знакомы здешние лесные тропы. И почему с помощью Сферы Всевидения нельзя найти дорогу туда, где раньше никогда не был? Энди рассказывал, что какой-то древний колдун мог использовать ее, чтобы перемещаться в места, которые в ней видел, но ни в одной из книг обширной библиотеки Черного замка он не нашел даже намека на подобное заклинание.

Мы усиленно спорили, что делать: скакать неизвестно куда на выручку бедной Солнышко или посмотреть в Сферу и подождать, как развернутся события, когда подошел Керниус.

— Эта дорога ведет к гостинице, — уверенно сказал он, едва взглянув в Сферу. — Туда можно попасть и по нашей дороге, если свернуть на тропу, скрытую за большим замшелым валуном на обочине. Будь осторожен, в этой гостинице настоящий разбойничий притон, там могут раздеть путника до нитки, если, конечно, он не колдун. А лучше дождись нас. Думаю, я бы сумел убедить разбойников отпустить девочку.

— Чтобы они потом поймали других? Нет уж, я разберусь с ними раз и навсегда!

— Опять всех поубиваешь? — нахмурился Энди.

— Нет, награжу по-королевски! — огрызнулся я и ускакал.

Гостиница действительно оказалась недалеко от поросшего мхом булыжника, перегородившего дорогу, если, конечно, можно назвать гостиницей полусгнившую покосившуюся деревянную хижину с вывеской, на которой было, наверное, когда-то что-то написано или нарисовано, но сейчас расползлись просто серые пятна. Тем не менее у коновязи стояло пять или шесть лошадей, одна из которых явно выделялась среди своих соседей. Поистине, эта лошадь могла бы занять достойное место в королевской конюшне. Кажется, Счастливчик полностью разделял мое мнение по этому поводу. Он радостно заржал и галопом подлетел к этой прекрасной кобыле. И только тут я узнал Ласточку, нашу Ласточку, украденную, по словам Васка, разбойничьим атаманом из королевских конюшен. Вот и повод заглянуть в эту забегаловку, не возбуждая подозрений и не подвергая опасности жизнь Солнышка или Энлики, если разбойникам удалось ее поймать. Насколько я знал из собственного опыта, когда хочешь кого-нибудь освободить, лучше не распространяться на эту тему, а то можно освободить уже мертвецов.

Ласточка тоже узнала меня и, как могла, выражала свою радость по поводу нашей встречи, когда из гостиницы вышел здоровенный мужик с таким круглым брюхом, что, не будь у него лохматой бороды, я бы, пожалуй, принял его за беременную великаншу.

— Эй, малец, что это ты тут вертишься около лошадей? — набросился он на меня.

— Не твое дело, — огрызнулся я. — Не ты же хозяин лошади.

— Я — хозяин гостиницы, а это лошади моих постояльцев. Если хоть одна пропадет…

— Слышишь, Счастливчик? — обратился я к своему коню и очаровательно улыбнулся. — Этот толстопуз думает, что я хочу украсть лошадь, украденную из королевской конюшни. Неужели я так похож на конокрада?

Возможно, до хозяина дошло, что я больше похож на богатого клиента, чем на конокрада, а может, он понял, что такая очаровательная улыбка в моем исполнении не предвещает ничего хорошего, или заметил меч.

— Ну что вы, благородный лорд, я вовсе не хотел вас обидеть, — залебезил он. — Передохните с дороги в моей гостинице. У меня есть неплохое вино, еда и постель. Все, что нужно благородному лорду.

«Спасибо, что пригласил, хоть приступом эту твою забегаловку брать не придется», — удовлетворенно подумал я и благосклонно сказал согнувшемуся в поклоне хозяину гостиницы:

— Ладно, хозяин, ты так заботишься о лошадях, что я, пожалуй, прощу тебя. Напои моего коня и смотри, чтобы его не украли, и эту лошадь тоже, я ее сейчас куплю, так что, если она пропадет, я тебя за уши подвешу к твоей облезлой вывеске!

Хозяин, благоразумно промолчав, пошел привязывать коня; то ли я его напугал, то ли он просто не хотел терять золото, которое надеялся с меня получить. А я вошел в покосившуюся дверь, из-за которой явственно доносились слова неприличной песни и оглушительный хохот.

Внутри гостиница и вправду напоминала разбойничий притон. За большим, залитым пивом столом сидела какая-то пьяная компания, состоявшая из пары десятков развеселых молодчиков и трех неопрятных девиц, и, яростно размахивая огромными кружками и еще более огромными ножами с нанизанными на них огрызками мяса, хрипло пела:

Мы охотнички лихие,
Мы хозяева лесов,
Отбираем золотые
У прохожих и купцов.
За мешочек золотых
Мы в живых оставим их.
Мы не нищие-бродяги,
Не разбойнички,
Мы трудяги-работяги,
Ох-охотнички!
Если путник по дороге
Свои деньги потерял,
Мы не будем слишком строги,
Можем взять взамен товар
Или пару лошадей,
Раз нет денег у людей.
Мы не нищие-бродяги,
Не разбойнички,
Мы трудяги-работяги,
Ох-охотнички…

Во главе стола сидел хорошо одетый бородатый человек, в котором я узнал своего недавнего «спасителя» — разбойничьего атамана, так неудачно метнувшего нож мне в бок. Увидев меня, он цыкнул на свою компанию. Песня смолкла, и все так уставились на меня, будто в эту гостиницу раньше никогда не заходили посторонние.

— Ой, кто к нам пожаловал! — как-то очень радостно воскликнул один из разбойников. — Благородный лорд с кучей денег. В нашем захолустье давно не появлялись благородные лорды.

— Нет, вы даже не представляете, парни, кого занесла к нам судьба! — возразил ему атаман, расплываясь в улыбке. — Это же его высочество принц Рикланд собственной персоной. Не иначе явился поблагодарить меня за то, что я помог ему бежать из тюрьмы, или за то, что я, по доброте душевной, сохранил ему жизнь. Заходите, принц, выпейте с нами. — Он смахнул со стола какой-то мусор и налил в кружку пива. — Присаживайтесь.

Компания дружно загоготала. Как видно, у них была своя версия нашего с атаманом побега из темницы.

Садиться за их липкий стол мне не хотелось, поэтому я выдернул из-под чьего-то зада стул и сел около двери. Человек, слетевший со стула, бросился на меня с кулаками, но атаман остановил его и ехидно обратился ко мне:

— И вы не боитесь путешествовать без охраны, принц? В моем лесу полно разбойников.

— Так эти парни, которые напали на меня утром, были разбойники? А я-то все думал, чего им от меня понадобилось…

— И где сейчас эти ребята? — настороженно спросил атаман.

— На полянке недалеко от дороги. Там еще ручеек протекает, знаешь?

— Странно, что они тебя отпустили целым и невредимым, — пробормотал атаман. Он что-то сказал одному из компании, и тот вышел из гостиницы. — Так зачем вы пожаловали сюда, принц? Неужели вам так надоела ваша бесценная жизнь? Или вы думаете, что, с тех пор как вы открыли мою камеру, я питаю к вам дружеские чувства?

— Я тоже не питаю к тебе дружеских чувств, атаман, особенно после того, как увидел свою лошадь у коновязи. Это определенно лошадь из королевской конюшни, но я не жадный и, так и быть, могу ее у тебя купить…

— Лошадь… Какая лошадь? У коновязи стоит много лошадей.

— Ту, которая лошадь, а не кляча, разве не ясно?

— Это моя лошадь, и она не продается, — резко сказал атаман. Кажется, он начал злиться.

25
{"b":"6430","o":1}