ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А что же ты тогда все время болтал про Западный оплот? — не выдержал я.

— В Западный оплот я уже потом попал, когда встретил Стина, охотника, который меня усыновил.

— Полуэльфа?

— Ну да. А ты откуда знаешь?

— Да был один полуэльф в темнице Черного замка. Он сказал, что оказался там из-за того, что разыскивал сына. Я еще тогда подумал, что он врет. Детка говорила, что у полуэльфов не бывает детей. Хотя из темницы я его все равно выпустил.

— А где он сейчас?

— Ты у меня спрашиваешь? Я что, за каждым полуэльфом следить должен?

Энди спрашивать больше не стал. Он достал Сферу Всевидения, взглянул в нее и удовлетворенно произнес:

— Он идет следом за нами, по той же дороге! Может, подождем его, переночуем здесь, в этой гостинице?

Я равнодушно пожал плечами. В другое время я бы предпочел ночевку в лесу этому поганому притону, но усталость давала о себе знать, настроение было хуже некуда, а единственным на данный момент осуществимым желанием было напиться до невменяемого состояния, чтобы не стояло перед глазами удивленное лицо умирающей Солнышко.

Пил я весь оставшийся вечер и всю ночь. Сначала один, потом с купцами, а потом, когда непривычные к длящимся ночи напролет королевским пирам купцы заснули кто на столе, кто под ним, вообще с недобитым разбойником, толстым трактирщиком и неопрятными девицами, оказавшимися его женой и дочерьми. Правда, кто жена, а кто дочь, разобраться мне так и не удалось, по-моему, они были одинаково старыми, но зато за несколько безделушек из сокровищницы Роксанда согласились подыскать младенцу. кормилицу.

— Как я не догадался, что это часть легендарной карты Эстеля! — сокрушался Рукус — собиратель диковин, пока остальные мои сотрапезники пили вино, с аппетитом уплетали мясо несчастного поросенка, мучительная смерть которого так огорчила Энди, и, перебивая друг друга, несли всякую чушь.

У собирателя древностей был такой удрученный вид, что я почувствовал себя проходимцем, коварно обманувшим его простофилю-сына, и попытался вернуть карту. Все равно то, что мне было нужно, я уже знал, а несколько точек в нижнем углу уж как-нибудь удержал бы в голове. Но старик отказался.

— Сделанного не воротишь, — заявил он. — Карта принадлежит тебе, и я не вправе требовать ее назад.

— А почему ты сказал, что карта легендарная?

— Существует эльфийская легенда о сокровищах темных эльфов. Поискам этих сокровищ Эстель-следопыт посвятил всю свою жизнь. Ему удалось найти тайный ход в сокровищницу Сумеречной долины и составить карту. Он даже принес своему королю несколько бесценных вещиц до того, как бесследно исчез. Никто не знает, где погиб Эстель-следопыт и погиб ли он вообще. Он так и не вернулся из одного из своих путешествий. Но карта хранилась в Эстариоле, у короля эльфов. Когда армия короля Ознабера вторглась в Фаргорд, эльфийскому королю понадобились сокровища, чтобы рассчитаться с гномами за оружие и военную помощь. Он послал шестерых лучших воинов в Сумеречную долину. Карту поделили между ними, чтобы ни темные эльфы, ни люди, с которыми шла война, не узнали о тайном пути, даже если кого-нибудь из них захватят в плен. Но страшное землетрясение закрыло путь отважным эльфам. Они не смогли выполнить поручение своего короля и бесславно погибли в войне, а части карты пропали. Многие люди и эльфы до сих пор пытаются отыскать их.

— А что ты можешь сказать об этом? — Я вдруг вспомнил о перстне с красным камнем, давным-давно протирающем дыру в моем кармане.

— Это же кольцо Данквила! — испуганно вскричал Рукус.

— Это я и без тебя знаю. Но ты можешь сказать, в чем заключается его сила?

— Этого не знает никто. Я могу сказать только, что, с тех пор как Ознабер завладел им, оно лишало рассудка каждого, кто пытался надеть его себе на палец…

Глава 11. ЗАКЛЯТИЕ ПОСЛУШАНИЯ

Проснулся я от ледяной воды, которую Энди старательно лил мне в ухо. Я с трудом отлепил щеку от скатерти и попытался поймать глазами его расплывчатый темный силуэт. Голова раскалывалась. В нос бил резкий запах. Я скосил глаза. Перед носом маячила темно-синяя склянка с едко пахнущей жидкостью.

— Выпей, легче станет, — буркнул Энди, не очень любезно ткнув этим непривлекательным предметом мне в зубы.

Я покорно глотнул вязкую мерзость, стараясь не думать о том, из чего она приготовлена. Сознание начало проясняться.

— Соображать можешь? — нетерпеливо спросил Энди.

Я кивнул.

— Тогда слушай! Это — Стин. — Я с трудом повернул голову и увидел Стина. Это действительно был тот самый полуэльф, которого я выпустил из темницы. — Он пришел сегодня рано утром, — тем временем продолжал Энди, — и говорит, что за ним по пятам следует целая армия орков!

На самом деле Стин ничего не говорил. Он стоял, скрестив руки на груди, скептически, сверху вниз, разглядывал меня, и восхищения на его лице я не увидел. Наверное, выглядел я неважно.

Известие о целой армии орков неподалеку подействовало на меня, как неловко пущенная стрела на дикого вепря. Я вскочил, покачнулся, но удержался на ногах, выхватил меч и от полноты чувств рубанул по столу.

— Я разделаюсь с этими грязными свиньями!

Мирно дремавший рядом со мной Кэттан свалился на пол, проворчал что-то спросонок и как ни в чем не бывало продолжил свой сон.

— О боги! Зачем мебель-то ломать? — взмолился Энди. — Ты сейчас не в том состоянии, чтобы с кем-то разделаться. Уходить надо!

— Я в порядке! — гордо заявил я и неверным шагом отправился крушить армию орков, спотыкаясь обо все, что попадалось под ноги, включая стулья, валяющиеся на полу обглоданные кости и ленивую старую собаку, спавшую у очага. Вопрос, почему я оказался у очага, хотя шел к выходу, заставил меня крепко поломать голову, в результате чего я пришел к выводу, что это определенно проделки Энди, и высказал этому малолетнему колдуну все, что я думаю по поводу таких пакостей с его стороны.

— Он всегда такой невменяемый? — поинтересовался Стин.

— Нет, что ты, — принялся оправдывать меня мой друг. — Просто вчера убили одну славную женщину. Не знаю точно, но, по-моему, она ему нравилась. Вот он и расстроился и немного выпил…

— Ничего себе немного! — добродушно проворчал необъятный трактирщик, появляясь из кухни. — Да ваш принц опустошил весь мой винный погреб!

Пока толстяк заговаривал зубы Энди и Стину, вдохновенно описывая количество выпитого мной вина, пива, меда и прочей перебродившей гадости, хранившейся демоны знают сколько лет в винном погребе разбойничьего притона, я все-таки отыскал путь к черному ходу.

Свежий по сравнению с тяжелым духом гостиницы воздух, пробивающиеся сквозь кроны деревьев лучи солнечного света, пение птиц, собирающихся в стаи, чтобы лететь на зиму куда-то в Эльмарион, обрушились со всех сторон на мою больную голову вместе со звонким голоском Энлики, выглядывавшей из окна наверху:

— Рик, скажи этому гадкому Керниусу, что мне можно гулять в лесу! Чего он меня из комнаты не выпускает?!

Жизнь продолжалась, и плевать ей было на тяжелое похмелье всех непутевых принцев, вместе взятых! И никаких орков в этой жизни не было. Уж их мерзкий запах я бы учуял хоть за десять сотен шагов. Ладно, нет так нет. Значит, надо седлать лошадей и ехать дальше. И так уже Два дня в Лихолесье торчим. Если уж говорить откровенно, не очень-то они мне и нужны, эти орки. Уж больно мне муторно после всего дерьма, которым напоил меня толстый трактирщик. Как там его звали? Не помню…

Я водворил меч в ножны, окунул голову в ближайшую бочку с водой и свистнул Счастливчику. Конь явно был встревожен. Не знаю, кого он почуял, волков или действительно орков, но не по себе ему было, это точно. Своему коню я привык доверять.

— Берите лошадей, скачите в замок Урманда! Я догоню! — крикнул я появившемуся на пороге Стину, вскочил на коня прямо без седла и велел ему мчаться навстречу опасности.

Неприступный замок Урманда был отличным убежищем. Он возвышался посреди Лихолесья и теперь, после того как я отправил на тот свет его бессердечного хозяина, по полному праву принадлежал мне. Был еще, правда, Гунарт Сильный, теоретически являвшийся наследником Урманда, но ему сначала надо было доказать королю свое происхождение, а зная своего отца, я мог себе представить, какое количество золота для этого потребуется.

30
{"b":"6430","o":1}