ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гунарт угрюмо молчал. Честно говоря, я сомневался, что он вообще способен кому-нибудь что-нибудь объяснить. Гунарт молчал всю дорогу и раскрыл рот, только когда сквозь сплошную стену леса начали прорисовываться неприступные стены замка Урманда.

— Может, ты и прав, парень, — проворчал он, тяжело спрыгивая с лошади. — Смерть Рикланда вряд ли избавит Урманда от преисподней. Но он мой отец, и последние его слова были: «Отомсти за меня!» Я поклялся убить Рикланда или умереть. Теперь я должен выполнить клятву. И ты, колдун, мне не помешаешь! — Сказав это, Гунарт вызвал меня не просто на поединок, а на Божий суд, обвинив в убийстве.

Тут даже Энди нечего было возразить.

Глава 12. БОЖИЙ СУД

— Молись и готовься к смерти, Рикланд! — процедил сквозь стиснутые зубы Гунарт, подкрепляя этим напутствием приветственный взмах меча.

Он стоял напротив меня в Священном круге и, похоже, собирался выполнить первую часть своей клятвы «убить или умереть». По крайней мере, ни его взгляд, ни его огромный двуручный меч доброжелательностью не отличались. А о внушительной мускулатуре, которая с первого дня нашего знакомства вызывала у меня невольное восхищение, и говорить нечего. Теоретически Гунарт Сильный, не особенно потея, мог в бараний рог скрутить парня и покрупнее меня.

Что ж, к смерти я был готов всегда, запугать меня вообще было практически невозможно, а Гунарту тем более. Он был силен, как горный тролль, но и не более проворен. Если бы я напал первым, то наш бой, вероятно, закончился бы, даже толком и не начавшись. Думаю, Гунарт и меч поднять не успел бы, чтобы защититься. Но одним из моих принципов было — первым не атаковать, особенно когда сражаюсь один на один в честном поединке. Поэтому я просто наслаждался окружающим пейзажем, состоявшим в основном из высоких елей и их маленьких симпатичных детишек — елочек, и, чтоб не скучно было, по совету Гунарта пытался молиться. «Эй, боги! — неуверенно взывал я к небесам. — Вы меня слышите? Здесь, на Божьем суде, вы должны меня слышать! Только не думайте, что я хочу выпросить у вас победу. С Гунартом я сам как-нибудь разберусь. Захотите ему помочь — воля ваша. Но если вы вдруг решите, что меня стоит оставить в живых, сделайте так, чтобы этот мелкий колдун Эндилорн забыл про мою треклятую рану… » Глупо, конечно, но что я мог поделать, если Энди попалась на глаза злосчастная рана от стрелы, которой несколько дней назад меня наградил один из ныне покойных разбойников. Стоило мне снять рубашку, с трудом отодрав ставшую жесткой от запекшейся крови материю от горящего огнем плеча, этот юный целитель, ужаснувшись, заявил, что рану просто необходимо прижечь, раз уж я не желаю, чтобы меня лечили с помощью магии. Если, конечно, я не предпочитаю смерть от лихорадки. Как будто не мог подержать свое мнение при себе до конца Божьего суда! А теперь, вместо того чтобы сосредоточиться на поединке и попросить богов об удаче, как это делают все нормальные люди, я пытался с их помощью отвертеться от страшной пытки, так не вовремя обещанной мне лучшим другом.

Правда, все эти посторонние мысли не помешали мне мгновенно среагировать, когда Гунарт наконец на меня нагляделся и решил все-таки ударить. Грядущие неприятности мгновенно вылетели из головы. Лязгнула сталь, раненое плечо отозвалось на сокрушительный удар такой резкой болью, что я чуть не выронил меч. Мы снова разошлись и стали неспешно двигаться по кругу, подмечая каждое движение противника, пока Гунарт, заревев, как лось, не обрушился на меня с целым шквалом атакующих ударов.

Вопреки моей обычной уверенности в своих силах мои шансы на победу казались мне теперь более чем сомнительными. Гунарт был в прекрасной форме, а я в последний раз тренировался еще до злосчастной встречи с разбойниками, если не считать разминкой драку с орками. Раненое плечо разболелось, правая рука почти не чувствовала оружия… Сколько я еще мог выдержать ударов, подобных тому, которыми осыпал меня Гунарт? Можно было, конечно, воспользоваться своей ловкостью и разделаться с противником одним невидимым для его глаз ударом. Но Гунарт спас мне жизнь, благодаря ему я был избавлен от заклятия черного колдуна. Как я мог убить человека, от которого видел только хорошее?

Я уворачивался, лишь иногда вскользь принимая меч Гунарта на свой клинок, изображал растерянность, намеренно совершая неопасные для жизни ошибки при контратаках, и при этом все время старался встать так, чтобы Гунарт, преследуя меня, оказался поближе к краю очерченного огненной полосой Священного круга. Если бы в это время у меня в голове были какие-нибудь мысли, то они бы звучали примерно так: «Пусть Гунарт считает, что имеет дело со слабым противником. Притупит бдительность, и я вытолкну его из крута». Человек, заступивший за огненную черту, проигрывает поединок. Таковы правила Божьего суда.

Но Гунарту дела не было до моих планов. Ему, по-видимому, надоело, что я все время ухожу от ударов, и он попросту поймал меня за запястье. Я понял, что доигрался, рванулся, крутанул кистью, и клинок все же скользнул по его ребрам. Но, лишь перехватывая окончательно переставший мне повиноваться меч левой рукой, я осознал, что неприятный треск, донесшийся до меня как бы издалека, был хрустом моей собственной кости. В общем, всей своей замечательной тактикой я добился лишь неглубокой царапины на груди Гунарта и собственной сломанной руки, а в довершение всего схлопотал в скулу навершием меча. Хорошо, что не в висок, а то не жить бы мне на этом свете. А так просто в глазах потемнело от боли. Пришлось опуститься на одно колено и опереться на меч, чтобы совсем не упасть. «Не иначе боги на стороне Гунарта, — успело промелькнуть в голове, пока внушительный двуручник описывал плавную дугу, чтобы обрушиться на меня сверху. — Ну и что! Плевать я хотел на их мнение с высокой башни! Из круга он у меня все-таки вылетит!» Не обращая внимания на стремящееся уплыть куда-то сознание, я стремительно вскочил, нырнул под занесенный меч, изо всех сил ударил Гунарта головой в живот.

В отличие от меня Гунарт устоял на ногах. Он только пошатнулся и отступил на шаг. Но этого оказалось вполне достаточно, чтобы очутиться за Священным крутом. А я остался внутри. Это означало, что я победил и мог теперь подойти и убить Гунарта! А мог и не убивать… наверное. О том, что надо делать с проигравшим поединок, в правилах ничего конкретного сказано не было. Говорилось только, что его жизнь принадлежит победителю.

Гунарт стоял, понуро уставившись в землю.

— Я победил? — на всякий случай спросил я как можно более бодрым тоном, чтобы никто не заподозрил, скольких усилий мне стоит сохранять вертикальное положение. Но Гунарт, кажется, решил, что я просто издеваюсь.

— Можешь меня убить! — раздраженно огрызнулся он, вызывающе глядя мне в глаза.

— Могу, — кивнул я. — Но не хочу. Помнишь, ты спас мне жизнь? Почему бы за это не подарить тебе твою?

— Небольшая цена за жизнь наследного принца, — мрачно усмехнулся Гунарт.

— Ты что, решил поторговаться? Хорошо, забирай замок, и мы в расчете! — Я небрежно махнул мечом в сторону замка и только тут заметил, что с замком Урманда, вернее, теперь уже Гунарта что-то не так. Это «что-то» при более внимательном рассмотрении оказалось флагом на главной башне. Вместо нашего с отцом золотого дракона с черно-зеленого полотнища флага снова злобно скалился красный волк Урманда. — Твоя работа? — на всякий случай спросил я Гунарта. Вообще-то у меня не было ни капли сомнения, что именно он захватил родовой замок своего отца, пытаясь таким образом восстановить справедливость. Кому еще понадобилось бы становиться поперек дороги мне или отцу, нападая на замок, над которым поднят флаг с Королевским гербом? Что ж, ему повезло, что дорогу он перешел не мне, а себе самому… Но Гунарт разглядывал флаг на башне с неменьшим интересом, чем я.

— Он сам не знает, — пояснил Энди, заметив, что Гунарт не расположен отвечать. — Когда он уходил, замок все еще принадлежал тебе.

33
{"b":"6430","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сила воли. Как развить и укрепить
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
Выбери себя!
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Серые пчелы
В объятиях герцога
Там, где цветет полынь
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира