ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот так и рождаются легенды. И что теперь я должен делать, чтобы не очернить в глазах народа свой светлый образ? Опять с Гунартом сражаться? Вообще-то на этот раз я не собирался быть героем-освободителем ни для кого, кроме собственной племянницы. Ведь и демон вроде бы был послан богами, чтобы решить мои проблемы. Мой замечательный план рушился на глазах. Угрожать людям, ждущим от меня помощи, язык не поворачивался, а объяснять, что демон не настоящий, не хотелось.

Положение спас Энди. Он внезапно материализовался из вспышки магического света. Я даже слегка вздрогнул — настолько мой друт походил на Повелителя темных сил в своей черной одежде. Пожалуй, он отличался от него лишь ростом да выглядывавшим из-под опущенного на глаза капюшона отнюдь не старческим подбородком. На слуг же его появление произвело какой-то замораживающий эффект. По-моему, они так и замерли с раскрытыми ртами, оборвав на полуслове мольбы о помощи. Наступила зловещая тишина.

— Я — Эндилорн, черный колдун! — совершенно не своим обычным мальчишеским, а каким-то потусторонним голосом сказал Энди. — Это я наслал на вас демона! Он никому не причинит вреда, если будут выполнены мои условия!

Если мою славу в основном создал Брикус, то свою Энди, по-видимому, решил творить сам. И примерно тем же способом — бессовестной ложью. Тем не менее слуги поверили сразу.

— Говори свои условия, колдун, — почти радостно откликнулись они. — Мы на все согласны!

— Видишь, как легко мой старик получает жертвы для своих богов, — шепнул Энди, толкнув меня в бок. — Чтобы избавиться от мелких неприятностей, люди душу готовы отдать. Для начала, — сказал он уже во всеуслышание, — приведите старика, полуэльфа и ребенка, что томятся в подземелье.

Просьба вызвала замешательство. Ключей от темницы у слуг, конечно, не было. Послали за начальником охраны, потом за пожилой особой женского пола — захватчицей замка, как назвал ее Энди.

Пока мы ждали ее появления, я допытался у слуг, что произошло. В принципе ничего особо нового я не узнал. Накануне в ворота замка постучалась хорошо одетая леди с мальчишкой-слугой и попросила убежища от разбойников. Разбойники и вправду гнались за ней по пятам, целый отряд, и, когда по настоянию белого колдуна женщину впустили в замок, они, перейдя ров, расположились лагерем прямо под стенами, в недосягаемости для стрел. Начальник стражи приказал было разжечь огонь под котлом со смолой, чтобы угостить непрошеных гостей, но спасенная леди отговорила его. Она уверяла, что к утру разбойники сами уберутся восвояси. К тому же в знак благодарности она напоила вином весь замок, включая охрану, слуг и детей, и о горстке врагов под стенами попросту забыли. Утром охранники, нанятые Крайтом, проснулись связанными по рукам и ногам, а разбойники, внезапно оказавшиеся верными слугами своей предполагаемой жертвы, вовсю хозяйничали в замке. В вино было подмешано сонное зелье. Керниуса и Стина связали и заточили в подземелье вместе со стражей, а Энлику лишь после того, как девчонка чуть не пристрелила старую леди из арбалета, который стащила у кого-то из ее людей.

— Ты уверяешь, что этот мальчик и есть непобедимый Рикланд? — донесся до меня сонный голос, принадлежащий не иначе как какой-нибудь томной придворной даме, а следом за ним появилась и его обладательница. Я никогда не встречал эту женщину при дворе, но все равно она была воплощением придворной дамы со своей невообразимой прической, в платье с пышной юбкой и узким корсетом и, вероятно, напичканная этикетом по самые Уши. Я внутренне содрогнулся. Я ожидал увидеть эдакую разбойничью атаманшу, а тут — женщина из высшего общества. Тем временем придворная дама принялась подтверждать мои самые страшные опасения насчет этикета. Она присела так низко, что я засомневался, сможет ли она подняться, учитывая ее преклонный возраст, и торжественно проговорила: — О мой возлюбленный король, тебе представиться позволь. Я, леди Велибана, пред тобой склоняюсь, вдовой владельца замка я являюсь. К твоим ногам я припадаю и о прощенье умоляю! — Леди, запнулась, будто забыла тщательно вызубренный урок по придворному этикету, и растерянно пробормотала: — Ведь я взяла лишь то, что принадлежит мне… по закону…

Я хотел было возразить, что никакой я не король, а всего-навсего принц, но потом мне стало не до странностей речи леди Велибаны — настолько я был удивлен.

— Какого лысого демона?! Ведь у Урманда не было жены! — только и смог я выговорить, начисто забыв о правилах поведения в обществе дам.

— У меня есть бумага с подписью Урманда! — Леди не без труда вытянула из-за корсета свернутую трубочкой грамоту и протянула мне. Я тупо смотрел на покрывавшие свиток неразборчивые руны и чувствовал себя хуже некуда. Это ж надо так промахнуться — подарить человеку чужой замок! Ведь и в самом деле, по закону, введенному еще Элионом для прекращения междоусобных войн между лордами; жена Урманда являлась законной наследницей замка.

— Ты держишь свиток вверх ногами, — ехидно шепнул Энди.

— Какая разница, — проворчал я. Еще не хватало читать брачные свидетельства! Но Энди был другого мнения.

— Почитай-почитай, это интересно! — теребил меня он.

Я перевернул грамоту и, нахмурившись, принялся за чтение. Почерк у Урманда был хуже моего, а ошибок он делал несравненно больше.

«Я, лорд Урманд, прозванный Волчье Сердце, — с трудом разобрал я, — наказываю каждому, кто грамоту эту прочесть сумеет: девицу Велибану, дочь силача Глитена из балагана бродячих комедиантов, на кол посадить, щенка моего, коль родит его та девица, утопить, а самого Глитена хоть числом, хоть обманом захватить да мне на расправу доставить. В чем и подписываюсь: Урманд».

Я не удержался, чтобы не расхохотаться.

— Ты сама-то это читала, Велибана из балагана? Тебе повезло, что послание твоего покойного муженька не видел никто из его верных слуг! Представляю вашу веселую свадьбу…

— Как это никто? — обиженно поджала губы старушка. — А мои храбрые воины? Все они видели грамоту, потому-то и согласились помочь мне вернуть замок.

— Так они ж неграмотные, твои храбрые воины, а то бы прочли этот приказ Урманда и посадили тебя на кол! Твоя грамота не что иное, как смертный приговор! Неплохая шуточка! — До слуг начал доходить смысл происходящего. Раздались робкие смешки служанок. Бедная Велибана, затравленно озиравшаяся по сторонам, теперь походила на придворную даму не больше, чем осел на лошадь. И как я мог принять эту комедиантку за благородную леди? Ведь эти слова: «О мой возлюбленный король, тебе представиться позволь… » — они же из «Короля и прекрасной вдовушки». Я видел это представление на ярмарке в Веселой деревне. Но Велибана не спешила отказываться от роли придворной дамы. Она закатила глаза и свалилась в обморок на руки служанок.

Придворные дамы обожают падать в обморок. В основном они проделывают это на балах, и я с детства был уверен, что падать в обморок им нравится примерно так же, как танцевать. Так что обморок Велибаны не произвел на меня особого впечатления. Я просто воспользовался им, чтобы снять с ее пояса ключи от темницы.

— Ладно, черный колдун, разбирайся с Гунартом, а я пошел в подземелье…

— С Гунартом? — взвизгнула Велибана, мгновенно приходя в себя. — Что вы сделали с моим сыном?

Кричала она громко. Ее вопль разнесся по всему замку и был слышен, пожалуй, даже в окрестном лесу. Именно этот крик и привел нашего демона в чувство, напомнив, что на самом деле он Гунарт, а визжит как резаная его собственная матушка. К сожалению, ни к чему хорошему это не привело. Гунарт решил, что я, злодей, в свое время заставивший его отца умирать долго и мучительно, принялся теперь за его мать. Правда, я это понял уже потом, медленно приходя в себя после обрушившегося на меня сзади первого подвернувшегося Гунарту под руку предмета, который оказался всего-навсего оставленной кем-то в панике лопатой. На мое счастье, лопата была предназначена для того, чтобы отскребать раздавленный конский навоз от мощенного камнем двора, а не для проламывания головы наследным принцам. Хотя в руках Гунарта, пожалуй, и простая лопата была оружием посерьезнее, чем дубина в лапах тролля…

38
{"b":"6430","o":1}