ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот еще! Думаешь, я испугаюсь каких-то призраков? Это ты от страха магию забыл, а не от смеха! У тебя душа в пятки ушла вместе со всеми заклинаниями! Стоит тебя перевернуть и как следует потрясти, и все заклинания посыплются обратно в голову! — Я сделал вид, что собираюсь проверить свое предположение на практике.

— Не трогай меня! — взвизгнул Энди и исчез. — Ты же мне ногу оторвешь, костолом! — крикнул он, появившись поодаль.

— Ты меня с Гунартом перепутал. А где он, кстати?

Гунарта со Стином нигде не было. Мое веселье куда-то подевалось, и я бегом помчался назад.

Стин лежал на влажных камнях на берегу Мертвой реки и, казалось, не дышал. Гунарт склонился над ним, вероятно пытаясь услышать, бьется ли сердце, время от времени с опаской косясь на толпившиеся вокруг призрачные тени.

— Призраки забрали его душу, — виновато пробормотал он.

Подбежал Энди. Он бросился к Стину, прикоснулся к его запястью и уверенно заявил:

— Он еще жив, но без сознания, и это действительно из-за призраков. Даже людям от них не по себе, а эльфы вообще не выносят их присутствия. Мой старик потому и оставил их охранять выход из Сумеречной долины. Как я мог забыть, что Стин — наполовину эльф! Его надо срочно вынести из ущелья. Я думаю, тогда он придет в себя.

— Может, отнесешь Стина к озеру, где остались лошади, или в зал охраны? Все равно здесь от тебя пользы не больше, чем от придворной дамы на конюшне, — обратился я к Гунарту. Кажется, он несказанно обрадовался такому поручению. Особенно после того, как я рявкнул на призраков: — А вы, герои Фаргорда, не вздумайте их преследовать! Лучше доложите своему военачальнику, чтобы переставлял свои костяные ноги в этом направлении! Скоро появится ваш король! И отойдите шагов на десять! Ночь и так не теплая, а они тут столпились со своим могильным холодом! — Призраки поспешно расступились, чем вызвали у погрустневшего было Энди новый приступ веселья.

— Как они от тебя шарахнулись! — прыснул он, нарушив всю торжественность момента. — Ты прирожденный полководец, Рик! Может, сам ими покомандуешь вместо Роксанда? А я посмотрю. Давай парад устроим! — Определенно черный колдун не привил своему ученику никакого почтения к душам умерших. А зря не привил, потому что даже после смерти не все воины могут стерпеть насмешки.

— Позволь проучить этого выскочку, принц! — прозвучало сразу несколько глухих голосов, призрачная толпа колыхнулась, сверкнули обнаженные клинки, и Энди, знавший, что они не так уж безопасны, поспешно юркнул за мою спину. Да и мне стало не по себе от нахлынувшей со всех сторон волны сжимающего сердце ужаса. Только виду я не показал, а рявкнул во всю силу своего командирского голоса:

— Как вы смеете называть выскочкой великого черного колдуна Эндилорна?! — Мой гневный вопль эхом прокатился по горам, и призраки, почтительно отступив еще шагов на пять, безмолвно замерли. Я грозно оглядел притихшее войско и миролюбиво добавил: — Только он может освободить вашего короля Роксанда Второго от заклятия, так что не советую его убивать. Приступай, Энди! — Я снял с шеи медальон, в котором белым облаком клубился дух моего предка, и протянул другу.

Энди, у которого желания веселиться слегка поубавилось, принялся готовиться к ритуалу — долгое и нудное занятие, между прочим, но, по уверениям маленького волшебника, просто необходимое. Без всяких там пентаграмм, черных свечей и вонючих растений или ничего не получится, или какие-то одним черным колдунам ведомые темные силы могут вырваться на свободу…

Когда все приготовления были закончены, Кольцо Души заняло свое место в центре пентаграммы, а пылающий защитный круг вокруг него замкнут. Энди взглянул в ночное небо, будто хотел увидеть написанные между звезд руны, и, не найдя там ничего достойного внимания, принялся произносить заклинание, сначала неуверенным, слегка дрожащим голосом, а потом уже бойко, как обычно. Признаться, я ждал чего-то похожего на то, как черный колдун заколдовывал Роксанда. Думал, что из кольца, как из котла, повалит пар, который в конце концов превратится в привидение. Но не тут-то было. Энди говорил и говорил, а кольцо все лежало в центре пентаграммы целое и невредимое, с белым туманом в середине. Я уже начал подумывать, что Энди не шутил и действительно забыл заклинание, но внезапно раздался оглушительный грохот, сопровождаемый ослепительно черной вспышкой. Никогда не думал, что бывает что-то ослепительно черное. Но это действительно была вспышка не света, а тьмы, и была она такая ослепительная, что я на несколько мгновений потерял зрение, а когда наконец обрел способность видеть, заметил Роксанда, следящего своими рубиновыми глазами, как медленно сыплются на землю вокруг него крохотные кусочки разлетевшегося вдребезги золотого кольца.

— Рик, мальчик мой, тебе удалось! — Я никогда не видел своего предка таким счастливым. Вообще-то у призраков невыразительные физиономии, но сейчас вечно скалящийся улыбкой смерти череп Роксанда так и лучился радостью.

— Если хотите знать, это мне удалось, — поправил Роксанда Энди, как ни в чем не бывало наступая в пламя защитного крута, отчего тот сразу же погас. — Это я тебя освободил!

— О этот вездесущий маленький колдун! — взвыл призрак. — Неужели и здесь мне не будет от него покоя?

Роксанд недолюбливал Энди, смиряясь с его существованием только на время моих тяжелых ранений. Мой друг никогда особенно не церемонился со стариком и, если тот вовремя не скрывался с его глаз, мог запросто развеять его, как туман, на пару дней, что вызывало у Роксанда приступы головной боли.

Как это ни странно, за Энди вступились призраки.

— Ваше величество! — выступил вперед лорд Лейнар. — Этот колдун действительно расколдовал вас. Он вправе требовать награду.

— Тебе нужна награда, маленький колдун? — удивленно спросил Роксанд. Он прекрасно знал, что Энди самое бескорыстное существо на свете, совершающее добрые дела примерно из тех же соображений, из которых я рискую жизнью, — ради собственного удовольствия.

Энди на мгновение задумался.

— Здесь у вас где-то есть белый маг. Отпустите его, а? Не заставляйте участвовать в этой вашей последней битве, — попросил он. — И можно мне немного поговорить с ним?

Энди отправился общаться с призрачным колдуном, а Роксанд произнес перед своим войском неимоверно длинную речь, с моей точки зрения отличавшуюся крайним занудством. Правда, призраки не умерли от скуки и даже не уснули, а сопровождали чуть ли не каждое слово старого короля приветственными криками, стуком мечей о щиты и вообще, кажется, готовы были прыгать от радости, как мальчишки. А потом вся эта призрачная армия выстроилась ровными рядами и отправилась в сторону Сумеречной долины. Я тоже пошел. Естественно, в первых рядах, рядом с Роксандом. Мне вообще трудно усидеть на месте, когда намечается сражение, тем более такое незаурядное, как битва призраков с темными эльфами. К тому же я надеялся отобрать у короля темных эльфов меч «Пламя дракона».

Энди остался, и я подумал, что это совсем неплохо: и сам целее будет, и мне на нервы действовать не станет со своим милосердием.

Только никакой решающей битвы не состоялось. Армия Роксанда подошла к огромным каменным воротам, перекрывавшим ущелье, и остановилась, удерживаемая защитными рунами, которыми они были покрыты сверху донизу.

Я вдоль ворот, конечно, походил, попинал их ногами, постучал здоровенным булыжником и громким голосом сообщил скрывающимся за ними темным эльфам, что они — жалкие трусы, но все бесполезно. Никто не отворил передо мной ворот, и даже стрелами сверху из сторожевой башни не осыпал. Вот и пришел, называется, в Сумеречную долину.

Как там темный эльф говорил? «На лестнице Древних Магов встань на лишнюю ступень… » И где, интересно, эта лестница?

Так или иначе, надо было возвращаться к Энди. Если он не захочет разнести ворота каким-нибудь боевым заклинанием, то по крайней мере лестница Древних Магов должна его заинтересовать. А уж с темным эльфом я сам поговорю и про решающую битву, и про украденный меч, и про похищенную сестру Линделл. Он у меня сам перед Роксандом ворота распахнет!

41
{"b":"6430","o":1}