ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А над ущельем Потерянных Душ занималась заря…

Глава 15. ЛЕСТНИЦА ДРЕВНИХ МАГОВ

— Вряд ли я смог бы уничтожить ворота, даже если бы захотел, — с сомнением произнес Энди. — Я просто уверен, что руны, которые на них вырезаны, защищают не только от призраков, а от черной магии вообще. Думаешь, мой старик не сообразил бы, как их открыть, если бы на них не было зашиты от его заклинаний?

— А лестница Магов? Колдун-призрак не упоминал о ней?

— Нет, мы говорили о его записях и о той книге, которую я не мог открыть, и еще…

— А о древних магах?

— Да мы вообще не успели толком поговорить! Солнце взошло, и призрак пропал. Вот настанет ночь, тогда спросим.

Мы вернулись к лошадям, чтобы перекусить и дождаться ночи в приятном обществе Гунарта и Стина, а не в окружении костей и ржавого оружия в ущелье Потерянных Душ.

— Лестница Древних Магов… — размышлял вслух Энди, лежа на мягкой траве и задумчиво глядя на медленно плывущие облака. — Он приподнялся и посмотрел на меня. — Между прочим, на обелиске у дороги написано: «Здесь проходит граница владений Гильдии Четырех. Незваным гостям уготована смерть». Насколько я знаю, Гильдия Четырех — древний магический орден, возглавлявшийся четырьмя Верховными магами — повелителями стихий. Правда, мой старик как-то хвалился, что уничтожил их всех до единого вместе с учениками. Кстати, все четверо Верховных магов были темными эльфами, так что вполне возможно, что из Гильдии Четырех ведет тайный ход в Сумеречную долину. Ты не встречал здесь ничего похожего на Гильдию магов? Ну башню, например.

— Никакой башни в окрестностях нет. Я был на такой высоте, что башню точно заметил бы. Правда, призрачный воин рассказывал про секретную магическую лабораторию темных эльфов. Но она уничтожена взрывом, единственный коридор, по которому можно туда попасть, завален, и вообще там невозможно дышать…

— Где это? — встрепенулся Энди.

— На рудниках, на нижних ярусах.

— И туда ведет лестница?

— Не знаю, я спускался на подъемнике для руды… Подожди-ка! — вдруг осенило меня. — А ведь была лестница! Кэттан называл ее «Зачарованная лестница» и говорил, что в одну сторону там тысяча шестьсот семьдесят две ступени, а в другую тысяча шестьсот семьдесят три! — Я как ужаленный вскочил на ноги. — Пошли скорей! Это и есть лестница Древних Магов, а недостающая ступень — тысяча шестьсот семьдесят третья!

Жизнь всегда любила преподносить мне сюрпризы, чаще всего пакостные. Но на рудниках меня ждал приятный сюрприз в виде моего верного Крайта, целого и невредимого, хотя и злого, как тысяча разъяренных демонов. Не знаю, что эта тысяча демонов успела бы натворить, пока я пересекал зал охраны, но Крайт успел зарубить двоих орков, явно отданных под его начало.

— Запомните и передайте своим свинорылым дружкам: так я буду поступать с каждым, кто заснет на посту! — продолжал он распекать уже орочьи трупы. Правда, вскоре он заметил свою оплошность, выругался сквозь зубы и только тут заметил нас с Энди.

— Привет, Крайт! — как ни в чем не бывало улыбнулся я.

— Как самочувствие? — поинтересовался Энди.

— Спасибо, Энди! Если бы не твоя помощь, я бы подох, как собака. — Крайт разговаривал с Энди, демонстративно не обращая на меня внимания.

— Благодари Рика, это он попросил тебя вылечить.

— Какое благородство! — язвительно воскликнул Крайт. — Сначала чуть на тот свет не отправил, а потом вдруг вылечить попросил! Совесть замучила, да? — Крайт, зло прищурившись, глядел мне в глаза.

— Сам виноват! — огрызнулся я. — Кто тебя просил лезть под горячую руку?

— Ты и просил! Не помнишь? После того как король посвятил тебя в воины и назвал мужчиной, что ты твердил на пиру? «Поклянись, Крайт, что, если проклятие заставит меня поднять руку на отца, ты остановишь меня!» Твои слова?

Я молча кивнул, Крайт был прав. Зачем было заставлять его клясться?

— Прости меня, Крайт, — наконец выдавил я. В душе я постоянно взваливал на себя грехи чуть ли не всего человечества, а вот прощения попросить, даже у друга, язык повернулся с трудом…

— Ладно, забудем, — расплылся в улыбке Крайт. — Пойдем выпьем за встречу.

— Можешь считать меня ненормальным, но я поклялся не пить вина.

— Это что-то новенькое! — расхохотался Крайт. — Ты, конечно, всегда был не прочь отмочить что-нибудь необычное, но не до такой же степени! Нет, за это стоит выпить. Пойдем, я налью тебе водички, деточка…

Наемники обожают подтрунивать друг над другом и надо мной в том числе. Обижаться нельзя, засмеют до смерти… своей, естественно. Так что все ехидные шуточки Крайта я пропустил мимо ушей и зашел вместе с Энди в тесную каморку, вырубленную в стене зала охраны, скорее чтобы перекусить, чем выпить водички, ну и расспросить заодно, чем он добился высокой чести безнаказанно убивать орков на рудниках.

Король наградил Крайта за спасение своей королевской жизни. Наградил воистину по-королевски, отдав под его начало тысячу орков. Неплохое повышение по службе для бывшего младшего ловчего, между прочим. И жалованье соответствующее. Только вот работенка… Крайта с его тысячей отправили наводить порядок на разоренных мной рудниках. Видно, держать при себе моего друга, пусть даже бывшего, отцу не хотелось.

Орков предприимчивый Крайт отправил работать на нижние ярусы вместо каторжников, не сильно заботясь об их здоровье. Орков много, эти передохнут, новые придут. А сам скучал в зале охраны, время от времени со всей строгостью новоиспеченного военачальника проверяя посты, свидетелями чего нам и довелось стать.

— Плюнь ты на эти рудники, пойдем в Сумеречную долину, — предложил я.

— Нет, — нахмурился Крайт. — Тебе, может, и все равно, а на мне семья. Сейчас, сам понимаешь, король не станет смотреть сквозь пальцы на наши с тобой похождения. Живо прогонит со службы. И знаешь что… давай так: ты не трогаешь моих орков и идешь своей дорогой, хоть в Сумеречную долину, хоть в брюхо к дракону, а я тебя не видел, потому что тебя здесь как бы не было… Иначе я просто обязан сообщить о тебе в Черный замок…

— Не трону, если вовремя с дороги уберутся, — пообещал я, и мы с Энди оставили Крайта в одиночестве допивать свое вино.

Со времени моего первого и последнего посещения рудники пришли не то чтобы в полное запустение, но выглядели брошенными лет эдак сто назад. Орки Крайта трудились где-то на нижних уровнях, а от трупов охранников, которые бывшие каторжники не удосужились скинуть в ущелье, остались голые кривые кости и безобразные клыкастые черепа, глядящие во мрак пустыми глазницами. Крысы обнаглели и в таком количестве шныряли по полу, что добросердечному Энди приходилось постоянно смотреть под ноги, чтобы не обидеть ни одно из этих мерзких созданий, отдавив ему хвост.

Уж какой длинной была лестница в Черной башне, но она ни в какое сравнение не шла с лестницей Древних Магов. Не знаю, как по ней ходили старики вроде черного колдуна, но даже я потерял терпение, пока добежал до самого низа, а уж подниматься вверх, после того как я постоял на самой нижней, тысяча шестьсот семьдесят третьей ступени и убедился, что ничего не происходит, мне вообще не захотелось.

— А кто тебе сказал, что лишняя ступень — обязательно последняя? — тяжело дыша, проговорил Энди, рухнув родом со мной на эту самую нижнюю ступень.

— А какая, по-твоему?

— Да какая угодно, хоть сотая, хоть двухсотая, хоть тысяча четыреста тридцать пятая!

— И как, интересно, я должен ее искать?

— Можно по дороге наверх нарисовать на каждой ступени крестики углем, например, а лучше известняком. Потом останется только спуститься и найти ступень, на которой ничего не нарисовано.

— Да мы так до конца жизни не управимся! — вспылил я. — Тысяча шестьсот семьдесят две ступени! Да я с ума сойду! И вообще, вдруг это не та лестница? Знал бы, что мне понадобится попасть в Сумеречную долину, уж я бы у этого темного эльфа все узнал! А то сказал: «Встань на лишнюю ступень!»

42
{"b":"6430","o":1}