ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну что тут скажешь?

— Я должен посоветоваться с друзьями. — Это все, что я смог сказать по этому поводу. Собственных мыслей не было. Вернее, были, но все какие-то не особенно умные. Хотелось снова приставить стилет к горлу темного эльфа и вытащить его за ворота на растерзание призракам, чтоб знал, как распоряжаться судьбой моей сестры и чужим мечом… Хорошо, что я не выпил ни капли вина, а то бы, пожалуй, выкинул что-нибудь подобное, а потом бы проклинал свою вспыльчивость над трупами друзей, убитых в отместку темными эльфами.

В отведенных нам роскошных апартаментах царил первозданный хаос. Все, что когда-то стояло вдоль стен или висело на них, теперь валялось на полу в виде груды обломков и обрывков, посреди которых извивался крепко спеленатый эльфийскими бесценными гобеленами младенец, не иначе как великанского происхождения, и голосом Глыбы Норсела изрыгал проклятия. Гунарт Сильный, сидя на краешке кровати, которая за время нашего отсутствия стала колченогой, и глядя в погнутое явно о чью-то голову серебряное зеркало, зашивал свежую рану на собственной щеке.

— Давай вылечу! — тут же предложил свои услуги Энди.

— Пусть сначала расскажет, что они тут натворили, — остановил я его.

— Да Глыба умом тронулся спросонок. Ну я его и угомонил, — с невозмутимым видом пояснил Гунарт.

— Кости целы? — заботливо поинтересовался я.

— Вроде целы, — буркнул сверток.

Надо было, конечно, выяснить, что не поделили Гунарт с Глыбой, но не до этого мне было. Куда мне до отца, время от времени вершащего правый суд. Мне бы со своими проблемами разобраться…

Глава 17. РЕШАЮЩАЯ БИТВА

В Сумеречной долине трудно было судить о времени года. Зима у них не отличалась от лета, как и день от ночи. Наверно, в Фаргорде уже облетали с деревьев листья, а роскошные сады темных эльфов цвели круглый год, надежно защищенные от непогоды прозрачными крышами замков. В самой же долине царили сумрак, холод и слякоть. Там жили низкорослые гномы, брившие бороды и отрицавшие всякое родство с гномами Гилл-Зураса. Они лаже говорили по-эльфийски и выполняли за эльфов всю черную работу. Их это устраивало. Кажется, они даже гордились тем, что служат темным эльфам.

И за временем суток в Сумеречной долине уследить было невозможно. Солнце и звезды тут были закрыты тёмными тучами. Для меня оставалось загадкой, откуда эльфы узнают, что пришло время обедать или ложиться спать. Крайт утверждал, что это нетрудно и что спать всегда хочется ночью, а есть днем. Есть мне хотелось почти постоянно, а спать почти никогда, так что, если руководствоваться времяисчислением Крайта, по моим подсчетам выходило, что с начала зимы прошло бесконечно много дней и всего три-четыре ночи. И все это время темный эльф, Роксанд и его призрачная армия ждали, когда же я наконец соизволю назначить день решающей битвы. Энди ничего не ждал, он все время проводил в библиотеке, а я все надеялся, что среди моих спутников найдется доброволец, который вызовется одолжить моему великому предку свое тело. Добровольцев, естественно, не находилось. Крайт настаивал на жребии, непоколебимо веря в собственную удачу, Гунарт хмуро отмалчивался, а Глыба время от времени заявлял что-то вроде:

— Вы как хотите, а лично я сваливаю отсюда! Я свободный воин и не намерен отдавать жизнь во имя сумасбродных идей Рикланда, даже если мне выпадет жребий! Мне за это не платят!

Я его не удерживал, но он никуда не уходил. Наверное, боялся призраков.

— А сколько тебе надо заплатить, чтобы ты согласился? — спросил я как-то.

— А сколько тебе надо заплатить, чтобы ты бросился головой вниз вон с той башни? — передразнил меня Глыба.

— Мы не обо мне говорим. Меня деньги вообще не интересуют.

— Знаю-знаю, тебя интересует только слава. Так было всегда, богатые платят, бедные сражаются. А когда кого-нибудь из нас убьет в поединке темный эльф, о наших именах даже не вспомнят! Зато принц Рикланд войдет в историю как освободитель темных эльфов. Нет, все нормально, так и должно быть. Ты небось всю свою громкую славу именно так и завоевал!

— Неправда! — возмутился Крайт, который лучше других знал цену моей славы. — Наш Рикланд никогда не прятался за чужой спиной! Он всегда впереди.

— Неужели? Что-то непохоже, чтобы он рвался вперед и на этот раз. Или боится остаться призраком навсегда? Так все боятся…

Глыба разошелся не на шутку, хоть я и без него чувствовал, что переваливать свои проблемы на чужие плечи не слишком-то благородно с моей стороны. Ну и что ж из того, что меч мне необходим, чтобы убить дракона и спасти тысячи жизней. Нельзя же ради этого жертвовать друзьями, хотя друзей-то у меня здесь раз-два и обчелся — Энди да Крайт. Гунарт вообще бывший враг. Вот кого надо бы отдать на растерзание этому колдуну Энди, тем более что пойдет он как миленький. Такие, как Гунарт, клятву верности не нарушают. Только не могу я никому приказать делать то, чего сам боюсь больше смерти…

— Не скули! — прикрикнул я на Глыбу, который вовсе не скулил, а скорее рычал. — Я пойду сам.

— Может, все-таки жребий? — неуверенно промямлил Крайт.

Я с благодарностью взглянул на него и ушел, ничего не сказав на прощание. Мне было страшно.

— Чего ты волнуешься? — беспечно рассуждал Энди по дороге к королевским апартаментам. — Темный эльф обещал обойтись без кровопролития, а от моей магии будет страдать только Роксанд. Так что тебе вообще ничего не грозит…

— Еще неизвестно, что выкинет Роксанд, — услышали мы тихий голос, и перед нами как из-под земли вырос темный эльф. — Этот король самое коварное создание из всех встреченных мной за тысячелетнюю жизнь. Но я рад, что ты все-таки решился, — добавил он, распахивая перед нами потайную дверь. Оказывается, тайные ходы имелись и в эльфийском замке, да такие, что я, несмотря на весь мой опыт в этом деле, до сих пор не обнаружил ни одного. — Следуйте за мной. Я хочу, чтобы ты сам выбрал оружие для него.

«Что выкинет Роксанд? — думал я, понуро бредя следом за эльфийским королем. — Он мечтал сразиться с темным эльфом, чтобы попасть в Лучший мир, так что избегать поединка на этот раз не будет. Только вот вряд ли согласится так просто признать победу темного эльфа. Он учил меня никогда не сдаваться и вряд ли сдастся сам. А поединка ему не выиграть. Этот эльф владеет мечом, как сам бог войны и разрушения. Как он меня отделал на той тренировке, даром что двести лет в цепях проболтался! А у меня еще правая рука плохо действует после того, как ее Гунарт сломал. Умеет ли Роксанд сражаться левой? Наверное, умеет. Только все равно у него никаких шансов против темного эльфа. Он же на несколько сотен лет опытнее и меня и Роксанда, вместе взятых. Это он сам сказал… « Но тут мы пришли в личный арсенал короля темных эльфов, и все тоскливые мысли собрались в стаю и дружно улетели куда-то в теплые края, потому что, когда из двух десятков превосходных мечей тебе предлагают выбрать лучший, какие вообще могут быть посторонние мысли?

В ущелье Потерянных Душ мы отправились вдвоем с Энди. Темный эльф остался. Встреча с призраками грозила ему если не смертью, то длительным обмороком. Чем грозило мне заклинание, которое ждало меня в ущелье, я старался не думать, но все равно чувствовал себя как приговоренный к смерти по дороге на эшафот. Только у того оставался шанс сбежать, а я шел по доброй воле. Подбадривало лишь обещание Энди держать ситуацию под контролем и, если что, моментально выпроводить из моего тела душу старого призрака. Да еще мое неиссякаемое любопытство. Побыть в шкуре призрака — кому из смертных удавалось такое?

Роксанд уже ждал Энди и совсем не ждал меня.

— Ты что, не мог прислать Гунарта, бестолковый мальчишка? — набросился он на меня. — Он принес тебе клятву верности и должен выполнить любой приказ! Возвращайся и пришли его вместо себя!

Объяснять Роксанду, что я терпеть не могу отправлять кого-то на смерть, чтобы остаться в живых самому, было бесполезно. Все равно не поймет. Так что я просто буркнул:

49
{"b":"6430","o":1}