ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто посмел выдать человеку тайну искусства эльфийских воинов? — гневно вопросил он, оглядывая своих подданных взглядом красноглазого демона ночи. Все мгновенно замолчали, молчала и Альвейс, виновато потупив взор. Я тоже помалкивал. Я не выдал бы свою прекрасную наставницу даже под пытками. Легче было солгать, что я и сделал, едва темный эльф обратился ко мне: — Принц Рикланд, кто научил тебя эльфийской манере боя?

— Я сам научился, — без зазрения совести заявил я. — Насмотрелся, как твои подданные сражались между собой, и запомнил некоторые приемы.

— Это невозможно! — нахмурился король.

— А я талантливый! — криво ухмыльнулся я. — Ты разве не знаешь, как люди быстро учатся?

— Ты пытаешься выгородить мою дочь, дерзкий юноша! Мне докладывали, что она проводит с тобой дни и ночи. — Темный эльф сделал знак своему эскорту, и несколько эльфов с алебардами направились к моей Альвейс не иначе как с намерением взять ее под стражу.

Я был в отчаянии. Ну какого лысого демона мне понадобилось блистать своим новоприобретенным умением?

— Ты ошибаешься, — предпринял я последнюю попытку выкрутиться. — Альвейс учила меня только вашему языку. Но разве это тайна? Меня пытались научить ему еще в детстве, и только твоя дочь справилась с этой задачей. За это ты хочешь наказать ее? А то, что искусство боя я освоил сам, я докажу хоть сейчас. Пусть любой из вас покажет мне самый трудный прием. Если я повторю его с первого раза, вы поверите?

Желающих убедиться в моих способностях нашлось немало. Темные эльфы поражались, как человек может моментально освоить то, на что они сами потратили десятилетия. «Как хорошо, что люди смертны, — перешептывались они. — Если бы боги дали им жизнь эльфов, они бы покорили весь мир!» Я наслаждался восхищением эльфов, пока их король не порадовал меня несколько неожиданным заявлением:

— Я верю тебе, Рикланд, и не стану наказывать Альвейс. Но нашими тайными знаниями темных эльфов может владеть только темный эльф. Ты — человек и должен умереть.

Не люблю, когда мне угрожают смертью, даже если эта угроза логически обоснована.

— Это и есть обещанная награда? — усмехнулся я. — Или обещание короля стоит в этой стране не больше крысиного помета?

Темного Эльфа передернуло, наверное, такая аналогия живо напомнила ему темницу Черного замка. В его собственном замке крыс не было.

— Хорошо, — медленно проговорил он. — Я сохраню тебе жизнь, если ты дашь клятву не посвящать в тайну нашего боевого искусства ни одно живое существо. Но за то, что ты пролил кровь на священном празднике и этим навлек несчастье на мой народ, принц Рикланд, ты и твои люди должны навсегда покинуть Сумеречную долину.

— А как же Энди? Ты обещал спасти его, если я принесу кристалл!

— Я ничего тебе не обещал, но, если ты принесешь магический кристалл и волшебную книгу Данквила, возможно, я сумею что-нибудь сделать. — Кажется, королю тяжело давалась видимость спокойствия. Его красные глаза просто метали искры. — Но ты уйдешь немедленно, иначе я не ручаюсь за твою жизнь. Поторопись! И имей в виду, ты должен вернуться до того, как Звезда Силы войдет в созвездие Короны. Иначе жизнь твоего колдуна будет стоить не больше нарушенной клятвы. А теперь уходи!

— Спасибо, что не выдал! — шепнула мне Альвейс, догнав уже почти на пороге моих покоев. — Отец так разгневан, что не скоро помиловал бы меня. А сидеть в башне сотни лет… О боги, какая скука! Ты даже представить себе не можешь, как это тоскливо!

— Наверное, так же, как мне расставаться с тобой.

— Мне тоже будет не хватать тебя, милый мальчик. — Прекрасная эльфийка нежно провела рукой по моим волосам. Мне так хотелось прижать ее к груди и целовать, целовать ее такое грустное и такое прекрасное лицо, пока ее разгневанный отец не появится, чтобы испепелить меня какой-нибудь боевой магией. Но я не решился, и не потому, что опасался темного эльфа, и вовсе не потому, что робел перед Альвейс, она давно отучила меня от этой глупой привычки. Просто я считал, что недостоин ее любви. Ведь своей безрассудной выходкой я разрушил нашу такую счастливую жизнь и к тому же накликал на темных эльфов беду. Но Альвейс почему-то совсем не сердилась. — Останься со мной, — шептала она. — Я спрячу тебя от отца, и никто не узнает… — Как будто меня можно спрятать!

— Прости, Альвейс, но я должен идти. От меня зависит жизнь друга.

— Ты готов погибнуть, только чтобы какой-то другой человек прожил лишние полсотни лет? Я не понимаю тебя. А ты не понимаешь, что мой отец посылает тебя на верную смерть. Он просто хочет избавиться от тебя навсегда.

— Я все равно должен, — упрямо повторил я.

— Как жаль, — грустно вздохнула Альвейс. — Без тебя моя жизнь снова станет скучной и однообразной. Для меня ты осветил Сумеречную долину, как звезда темное небо. Ты помнишь, как выглядят звезды? Я — нет. Я не видела их с тех пор, как темные эльфы покинули Эстариоль. Вряд ли я их когда-нибудь снова увижу… И вряд ли снова увижусь с тобой, принц Рикланд, яркая звезда Фаргорда…

— Пойдем со мной, Альвейс! — с жаром предложил я. — Оставь свою тоскливую долину. Я уведу тебя к солнцу и звездам, к стройным соснам и голубым озерам! Мы всегда будем вместе!

— Что значит для тебя «всегда»? День, неделя или, может быть, сотня лет? — печально улыбнулась Альвейс. — Нет, мой маленький глупый мотылек. Ты летишь к свету, чтобы опалить себе крылышки и погибнуть, потому что иначе все равно вскоре умрешь. Я так не могу. Пусть моя жизнь длинна и утомительна, но я не собираюсь расставаться с ней так скоро. Я останусь в Сумеречной долине. И не переживай за меня, — резко оборвала она мои жалкие попытки возразить. — Я не умру от горя. Если стану сильно скучать, заведу себе другого домашнего любимца. Вы, люди, такие занятные существа…

Она была милой и ласковой, Альвейс, которую я наивно считал своей. Наверное, она не хотела меня оскорбить, но я все равно обиделся. И ушел…

Глава 20. ПУТЬ В ПОДЗЕМЕЛЬЕ

— Ставлю Пояс Силы против топора.

— Ишь чего захотел! Отличный боевой топор! Да мы этот топор с гномами эльфийскими почти полгода ковали и до ума доводили! Нет уж, выиграл мой поясок — сам и гоняйся за вором. Мне он без надобности. Я топор только против ведьмина зуба буду ставить. И все тут!

— Нет, ты умом рехнулся, здоровяк! Для меня этот ведьмин зуб единственная защита от проклятия, а он хочет, чтобы я его на кон поставил!

— Против какого еще проклятия?

— Да против родового проклятия Рикланда. Не слышал разве? Все его друзья погибают, а я все живой. Думаешь почему? Потому что мать мне этот ведьмин зуб дала, чтоб от смерти оберегал. Понял? Ладно, у меня другой амулет есть, мне одна эльфийка подарила — глаз волка. Говорят, позволяет видеть в темноте. Правда, я не проверял.

— Не проверял — нечего и ставить…

Крайт с Гунартом и Глыбой, забыв о былой вражде, самозабвенно резались в кости. Шумели они при этом, как компания подвыпивших орков, совершенно не считаясь с тем, что я тщетно пытался заснуть.

— Орите потише, спать хочется, — недовольно проворчал я, закутываясь в плащ с головой и поворачиваясь изрядно промерзшей спиной к костру, сложенному Гунартом из каких-то странных черных камней, которые полыхали не хуже дров.

— Ты слышал, здоровяк? Рикланд хочет спать! — тут же принялся рассуждать Крайт. — Нет, ты можешь себе представить?! Он же раньше никогда не спал. В походах, по крайней мере. Слушай, а может, он и не Рикланд вовсе?

— А кто?

— Может, призрак все еще живет в его теле? Он, после того как свою шкуру ему одолжил, на себя непохож стал.

— С чего это ты взял? — не выдержал я.

— А что, нет? Ты раньше веселый был, а сейчас? Вспомни, когда ты в последний раз смеялся? Не помнишь? Вот и я не помню. И меч ты как-то не по-людски держишь, и вина не пьешь…

— Вино я давно не пью, — заметил я.

— Не знаю, — скорчил недовольную физиономию Крайт. — Когда мы с тобой в последний поход ходили, ты и вино пил, и веселился на славу. А сейчас от одного твоего вида это самое вино скиснуть может.

57
{"b":"6430","o":1}