ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Все, приплыли. Дальше только вниз, — бодро заметил Крайт, обретший прежнее неунывающее расположение духа, после того как выковырял из щели в стене несколько алмазов. Как он разглядел эти небольшие камешки во мраке, рассеиваемом лишь нашими тусклыми факелами, оставалось только догадываться. Может, амулет, который он чуть не проиграл в кости, действительно позволял ему видеть в темноте?

Вода сбивала с ног, стремясь утащить за собой куда-то в недра земли, откуда непрестанно доносился звук, похожий на раскаты далекого грома. Впереди, на другой стороне трещины, зияла черная пасть прохода с гнилыми зубьями каменных обломков, каким-то чудом держащихся на краю. Оттуда тянуло скрытой угрозой, будто множество недобрых глаз следило за нами с той стороны. Мне казалось, что я вижу их тусклый отблеск. Я с трудом оторвал взгляд от недружелюбной темноты и попытался заглянуть вниз, но Гунарт силой оттащил меня от края пропасти и, кажется, собирался тащить так и дальше до самой Сумеречной долины.

— Раз на карте нет этого ущелья, надо возвращаться, — заявил он.

— Мы не можем вернуться! — упирался я. — Ты же был на Гномьей войне, Гунарт! Неужели тебя может напугать жалкая трещина?

— Для Рикланда преград не существует, когда он головой рискует! — пропел вконец развеселившийся Крайт.

— Ну и что ты предлагаешь? — хмуро взглянул на меня Глыба.

— Перекинуть веревку и перебраться на ту сторону. Я пойду первым…

— Ты? Тебе что, больше послать некого? — фыркнул Гунарт. — Принц людям живой нужен.

— Ну что со мной может случиться?

— Да что угодно. Ты же сперва лезешь, а потом думаешь, — заявил Крайт.

— В гномью ловушку влопаешься или на самих гномов нарвешься, чего доброго, и на пир к богам… — уточнил Глыба.

— Не пущу я тебя вперед! — не допускающим возражений тоном произнес Гунарт.

Нет, посылать кого-то вперед, а самому наблюдать из безопасного местечка, как этот кто-то отправляется на пир к богам, я терпеть не мог. «Все мои предки командовали армиями, и никто не смел заявить им, что они в чем-то не правы. А меня боги покарали такими своенравными спутниками, которые вечно спорят. И почему я должен им что-то объяснять или доказывать? Я же принц как-никак!» — раздраженно подумал я и набросился на Гунарта:

— Тоже мне опекун выискался! Ты, Гунарт, странный какой-то, то все убить норовил, а теперь о моем здоровье печешься, будто я тебе сын родной. Я про гномьи ловушки, между прочим, больше вашего знаю, мне Ленсенд рассказывал. А первым хочу пойти, потому что те камни на краю чуть держатся, а я из вас самый легкий…

— Ты не прав, я легче, — подал голос Стин.

— Точно, — согласился Гунарт. — Лучше послать Стина.

Действительно, изящный полуэльф, по крайней мере с виду, был не тяжелее своего тринадцатилетнего приемного сына Энди. Но никакие, даже самые убедительные, доводы не могли удержать меня, когда речь шла об опасностях, таящихся впереди.

— Если кто еще не понял, — прервал я Гунарта, — решаю здесь я, а вы должны не возражать, а подчиняться. Мне, а не Гунарту. Кто не согласен, может убираться к демонам, я никого с собой насильно не тянул!

— О, наконец-то я узнаю Рикланда! — воскликнул Крайт. — Он всегда так — или слушайся, или катись на все четыре стороны. Катиться, между прочим, крайне невыгодно, ему всегда сопутствует удача и горы сокровищ…

— Что-то незаметно, — проворчал Гунарт, но спорить со мной не стал. Он даже любезно перекинул веревку через пропасть. — Пожалуйте, ваше высочество! — нехотя сказал он, когда тройной крюк на конце веревки под названием «орлиные когти» с лязгом зацепился за каменный зуб на другой стороне.

— И будь осторожен, — уже серьезно предупредил Крайт. — Мне показалось, что там, в глубине, промелькнула какая-то тень.

— Ты что, действительно видишь в темноте?

— По-моему, да.

— Тогда держи арбалет наготове. — Я на прощание хлопнул его по плечу, прыгнул вперед и повис над пропастью.

Ущелье было довольно глубокое. При свете солнца, которое заглянуло в открывшуюся над моей головой трещину, стало видно, как там, внизу, будто в котле, бурлит и клокочет вода. Я с трудом оторвал взгляд от этого завораживающего зрелища, только когда был почти у цели, да и то лишь потому, что веревка подозрительно дернулась в руках. Камень, за который уцепились «орлиные когти», неотвратимо сползал в пропасть, обещая мне если не удар по голове, то захватывающий полет через ущелье прямо под струи водопада. Купаться не хотелось, я и так был сыт водой по горло, получать обломком скалы по макушке хотелось еще меньше, и я прыгнул. Не вниз, конечно, а вбок. Прыгнул, вцепился пальцами в какой-то выступ, пытаясь найти ногами опору. А через мгновение камень рухнул вниз. Я проводил его взглядом и выбрался на освободившуюся площадку.

Мои люди что-то кричали с другой стороны ущелья. Их голоса заглушал шум водопада, но я и так знал, что это крики восторга. Только вот почему Крайт вздумал стрелять? Раньше за ним не водилось такого бурного проявления чувств. Или… Я резко обернулся. Прямо на меня надвигалось разъяренное чудовище, и стрела, пушенная Крайтом и угодившая в плечо этому страшилищу, отнюдь не сделала его доброжелательнее. Встреча была не из приятных. Размером эта зверюшка могла сравниться, пожалуй, с болотной ведьмой Ранетой в обличье кикиморы или с той огромной рогатой скотиной, на которой эльмарионцы распахивают свои поля, а с виду скорее походила на нашего фаргордского медведя со своими непомерно короткими кривыми лапами, длинными когтями и свалявшейся блеклой шерстью.

Над ухом просвистели еще две стрелы. Чудовище оскалило желтые клыки и издало утробный звук, окатив меня волной зловония из похожей на небольшую пещеру пасти. Я глядел в его тусклые, будто слепые, глаза и судорожно расстегивал ремешок перевязи. Меч «Пламя дракона» нельзя лихо выхватить из-за спины, он слишком длинный. Я предпочитал носить его обнаженным на плече, пока не пришлось перебираться через эту треклятую пропасть.

Увернуться от когтистых лап было невозможно. Сзади пропасть, впереди необъятная туша, закрывающая собой весь проход. Я выхватил нож и метнул прямо в смрадную глотку. Чудовище остановилось, сглотнуло, заворчало и снова двинулось на меня. Еще две стрелы воткнулись в густую шерсть, потом за спиной раздался скрежет об камень металла «орлиных когтей». Кто-то из друзей спешил мне на помощь. Я плюнул на неподатливый ремешок и с силой рванул меч. Кожаные ремешки, охватывавшие извилистый клинок, для которого не нашлось подходящих ножен, легко поддались острому лезвию, и почти так же легко поддалась лапа чудовища, мгновение назад угрожавшая мне своими грязными когтями. Зверь взвизгнул, как побитая собака, и на трех лапах заковылял прочь.

Лапы чудовища хватило на неплохой ужин моим спутникам после того, как они перебрались вслед за мной по мосту, сотворенному нами из трех прочных веревок. Сам я так и не смог заставить себя съесть ни куска достаточно аппетитного с виду мяса. Уж больно гадко вонял его обладатель. Я без всякого удовольствия жевал сушеные плоды, которыми нас снабдили в дорогу маленькие гномы Сумеречной долины, глядел на огонь и думал, что будет, если пойти по кровавому следу раненого чудовища. Куда он приведет, в подземную берлогу или в солнечную долину?

— Странная зверюга, — оторвал меня от этого занятия Крайт. — Кто-нибудь встречал таких раньше? — Он примерял на руку кусок шкуры с огромными, длиной не меньше ладони, когтями, кажется намереваясь смастерить из него перчатку.

— Я даже не слыхал, — признался Гунарт.

— Может, в заметках к карте о нем сказано? — предположил я.

Стин развернул часть карты и углубился в чтение.

— Здесь ничего нет ни о каких чудовищах, — заверил он. — Подземелье когда-то принадлежало гномам, но они покинули его из-за Невидимой смерти, а не из-за чудовища…

Я подсел к Стину. Половина эльфийских рун значила для меня не больше таинственных значков, которые иногда можно встретить на стволах деревьев, прямо под корой. Альвейс не учила меня читать. Зато в картографии я разбирался неплохо.

59
{"b":"6430","o":1}