ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мой дед Глитен тоже уйму троллей изничтожил. И об этом тоже есть песенка. «О храбром портном и глупых троллях» называется. Мальчишкой я пел ее на ярмарках.

— Ты умеешь петь?

— Умел когда-то. Я ж в балагане рос, пока на войну не сбег.

— Может, и сейчас споешь?

— Я и слов-то не припомню, — усмехнулся Гунарт. — Хотя как там…

Был у портного ученик,
Один парнишка удалой.
Искусство кройки он постиг,
Умел орудовать иглой.
Но он работать не любил,
Все больше комаров давил.
Однажды жарким летним днем
Он семерых прибил зараз,
И вмиг на поясе своем
Он надпись вышил напоказ:
«Кто этот пояс надевает,
Тот семерых одним ударом убивает!»
И он бродить по свету стал.
Все было парню нипочем.
Ведь все, кто надпись прочитал,
Его считали силачом.
А те, кто грамоты не знал,
Его слова на веру брал…

Легко забывать об усталости, когда скачешь верхом, но путешествие по горам на собственных ногах отнимает куда больше сил. А если и во сне не отдыхать, а мучиться под страшными пытками, жизнь превращается в одну сплошную усталость, с которой приходится бороться днем и ночью. На этот раз усталость победила. Я уснул сидя, так и не узнав, как дед Гунарта победил троллей, а оказавшись вместо этого в страшном месте из моих сновидений, где за полтора десятка дней, прошедших с той поры, как мы покинули долину Вечного Лета, я успел побывать не однажды. Все было как прежде — знакомое подземелье и до боли знакомые орудия пыток и жаровня с раскаленными углями. И знакомый демон-палач все так же зловеще ухмылялся из-под своей маски.

— Знаешь, сегодня я не буду тебя мучить. — Он дружелюбно похлопал меня по плечу своей грубой волосатой лапищей. — От тебя все равно никакого толку. Даже крика из тебя не вытянешь. Займусь-ка я лучше твоими дружками. Ты ведь готов ради них жизнь отдать, верно? Посмотрим, готовы ли они на то же ради твоего упрямства.

И тут я заметил Гунарта Сильного, прикованного тяжелыми железными цепями к стене напротив.

— Ну что, Рикланд, скажешь, где скрывается ученик черного колдуна, и я не трону этого человека, не скажешь — он умрет в мучениях! — с блаженной миной сытого кота промурлыкал демон прямо мне в ухо. Но Гунарт услышал.

— Еще чего! — невозмутимо заявил он. — Мало ли чего Рикланду во сне привидится. Что ж, умирать из-за этого?

— Из-за того, что снится принцам или королям, люди умирают довольно часто. — Палач расплылся в слащавой улыбке и многозначительно подмигнул. — И наш принц знает, что бывают сны, которые рано или поздно сбываются.

— Да пошел ты… — Гунарт презрительно сплюнул. — Не говори ничего этой рогатой скотине, Малыш.

Я не мог ничего поделать, оставалось лишь с ужасом смотреть, как плавно покачивается жирная, волосатая, как у орка, спина, медленно приближаясь к Гунарту, и выбирать между бессердечностью и малодушием. Но наш славный силач не стал дожидаться, пока я решу его судьбу. Рогатый палач так и не испробовал на нем действие своих зверских орудий. Он даже дойти не успел до своей предполагаемой жертвы, когда одна из цепей со звоном лопнула, предоставив в распоряжение Гунарта обрывок длиной почти в локоть.

— Только подойди, и вот этой самой цепочкой по башке схлопочешь, — многообещающе пригрозил Гунарт.

Демон в нерешительности замер.

— Силен ты, приятель, — пробормотал он. — Да только не спасет тебя твоя сила!

Я так и не понял, что произошло, но пол под ногами заходил ходуном, а стены и потолок начали рушиться прямо на Гунарта.

— Говори, Рикланд! — рычал демон. — Ты еще можешь спасти этого героя. Или ты хочешь лишиться своего лучшего воина из-за глупого мальчишки? Ну говори же!

Я проснулся в холодном поту, лишь когда до неузнаваемости изувеченное тело Гунарта было погребено целой горой камней, и открыл глаза, готовый перерезать себе глотку от отчаяния, раскаяния и еще демоны знают чего. И с удивлением обнаружил перед собой широкоплечую фигуру, удобно расположившуюся на травке и любовно поглаживающую лезвие топора плоским камнем.

— Тебе что-нибудь снилось, Гунарт?

— Я не сплю на посту, — оскорбился воин.

— И ничего не чувствовал?

— А что чувствовать? Как комары кусают? Так их тут нету… Да что с тобой, Рикланд? Приснилось что?

Скрывать правду было бы подло, и я рассказал все про ужасную смерть Гунарта в кошмарном сне, который вполне мог оказаться вещим.

— Не бери в голову, — успокоил меня Гунарт. — Если снится, что кто-то умер, значит, этот человек проживет долго.

Как выяснилось, пока я терзался, глядя на смерть Гунарта в своих кошмарах, тот успел поведать Крайту со Стином, как его дед боролся с глупыми троллями. По его словам, днем тролли беспробудно спят и пройти сквозь их пещеру днем — все равно что пересечь лесную поляну. Что тролли проснутся, так же маловероятно, как и то, что над поляной пролетит дракон.

Тролли действительно спали как убитые. Тем не менее нужную нам пещеру мы нашли не без труда. Дело в том, что подземный ход, слишком узкий для их необъятных туш, эти неряшливые существа использовали как помойную яму и за века завалили обглоданными костями до самого потолка. Гунарт с Крайтом и Стином разгребали этот завал почти до вечера. А я все это время упражнялся с мечом, радуясь в глубине души, что королевское происхождение имеет некоторые положительные стороны. Разве плохо, например, что принц ни в коем случае не может себе позволить копаться в объедках? Но до заката мы все же успели покинуть долину Троллей. Хозяева пещеры еще крепко спали, когда мы друг за другом ползком протиснулись в узкий и неимоверно вонючий подземный ход. Перед уходом Крайт зачем-то притащил из соседней пещеры какой-то бараний череп с золотыми рогами и водрузил на каменный постамент посреди пещеры, на котором уже лежало несколько драгоценных камней и яйцо какой-то исполинской птицы.

— Гунарт сказал, что вы можете убить друг друга за свои так называемые сокровища, — обратился он к мирно спящим на бараньих шкурах в углу и потому не слышащим его троллям. — Что ж, надеюсь, для ваших соседей эта штуковина представляет большую ценность, и они перегрызут вам глотки как ее похитителям…

Глава 23. ЗАТЕРЯННЫЙ ГОРОД

Мы неуклонно приближались к цели нашего путешествия. Одолев перевал Поющих Ветров, где ветер выл, как огромный одинокий волк на луну, на утлом плотике, кое-как сооруженном из кривых стволов местных деревьев, мы переплыли озеро Уснувшей Звезды, на дне которого слабо мерцал таинственный свет, и ступили на душистый берег долины Цветущего Хмеля. Оставалось пройти самую малость, — пересечь долину, выйти к скале под названием Колпак Гнома, а там… Там нас ждало горькое разочарование. Скала больше не была похожа на треугольный колпак. От нее остался лишь острый каменный клык, подобно обелиску возвышавшийся на краю пропасти шириной с Королевское озеро.

— И разверзлась земля и поглотила древнюю столицу, и даже название дивного города стерлось из памяти людей по воле богов… — упавшим голосом проговорил я, глядя в клубящийся мрак неизвестности далеко внизу.

— Красиво говоришь, Рик, — с невеселой усмешкой сказал Крайт.

— Это не я, это «Хроники Фаргорда», том первый. Я всегда думал, что это просто легенда. Ведь никто не мог знать, что случилось…

— Кроме твоего предка короля Ознабера, — напомнил Крайт.

— Да, кроме короля Ознабера, — кивнул я, не отрывая взгляда от бездны. — Он даже сумел вернуться в Черный замок. Правда, без меча и без памяти. Говорят, он помнил лишь слова проклятия Данквила…

67
{"b":"6430","o":1}