ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фирма
Шкатулка Судного дня
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Колдун Его Величества
Дочь того самого Джойса
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Перстень Ивана Грозного
Карнакки – охотник за привидениями (сборник)
A
A

Я чувствовал себя очень неловко. Место действительно не особенно годилось для бесед с великим королем, но что я мог поделать, если он пожелал общаться со мной именно в моем сне. Не мог я ничего изменить. Я был крепко-накрепко прикован к стене цепью толщиной в два пальца и, к моему великому сожалению, был не настолько силен, чтобы разорвать ее, как Гунарт. Оставалось успокаивать себя мыслью, что темный эльф был не в лучшем положении в. темнице Черного замка, но не уронил при этом своего королевского достоинства, по крайней мере в моих глазах.

— Если не возражаешь, мы продолжим беседу в моих апартаментах, — говорил тем временем Данквил.

— Не возражаю, — с готовностью согласился я.

— Договорились, — расплылся в гадкой улыбочке демон. — После беседы заглядывай. А я пока поработаю вот с этим красавчиком, рожу его эльфийскую подправлю. Если, конечно, ты не захочешь сказать мне перед уходом, где прячешь мальчишку…

Демон, ловко подбрасывая в лапе раскаленные щипцы, направился к Стину. А я ведь мог бы поклясться, то мгновение назад у противоположной стены никого не было.

— Данквил, ваше величество, во имя всех богов спаси Стина! — взмолился я. — Возьмем его с собой, а то этот баран замучит его до смерти!

Данквил взмахнул плащом, как крылом огромной птицы, и комната преобразилась, превратившись из камеры пыток в лабораторию, определенно ту самую, до которой я так и не дошел накануне. Я опустил руки, цепей на них больше не было. Стин стоял у противоположной стены и удивленно озирался по сторонам. Все было бы прекрасно, если бы не рогатый демон. Он как шел, так и продолжал идти к Стину, поигрывая раскаленными щипцами.

— Ко мне, Стин! Беги от него! — завопил я.

Стин метнулся в сторону, но демон оказался проворнее. Он взмахнул неизвестно откуда появившимся в волосатой лапе кнутом, и полуэльф растянулся на полу с накрепко скрученными ногами.

— Прости, Данквил, — бросил я своему великому предку, одним прыжком перемахнул через стол, занимавший всю центральную часть лаборатории, угостил демона парой полновесных ударов, получил в ответ оплеуху, от которой перелетел через тот же стол, только в обратном направлении, сметя по пути добрый десяток склянок и бутылок с разноцветными жидкостями. Но, разумеется, тут же вскочил на ноги и запустил в рогатую голову первым подвернувшимся под руку тяжелым предметом. Кажется, это был свинцовый слиток величиной с кулак. Он угодил демону прямо в лоб, между рогов, отчего тот с хрипом свалился на пол и затих. Я бросился к нему, чтобы окончательно вышибить дух из ненавистного мучителя, но меня остановил недовольный голос Данквила.

— Твое поведение возмутительно, принц! — высокомерно заявил он.

— Ничего не поделаешь, такие уж у меня сны, — огрызнулся я.

— Я веду речь не о снах, а об этикете, о котором ты, видимо, позабыл в своих странствиях. Возможно, у тебя не было времени на почтительный поклон при нашей встрече, но ты мог хотя бы извиниться за тот беспорядок, что устроил в моей лаборатории. Или тебя воспитывали на конюшне?

— Бывало, что и там, — съязвил я. — Но в основном в казармах и кабаках.

Терпеть не могу, когда меня отчитывают, сразу хочется надерзить в ответ.

— Не сердитесь на Рикланда, ваше величество, — вступился за меня Стин, видя, что Данквил побелел от гнева. — В два года он потерял мать, а отец, пораженный тяжелой болезнью, не мог уделять ему внимания. Он рос среди солдат и воспитание получил соответствующее…

— Откуда ты все про меня знаешь? — не очень любезно оборвал я полуэльфа.

— От твоего старого учителя Филиана, долгие годы бывшего моим соседом. И Энди много рассказывал о тебе. Поверьте, ваше величество, — снова обернулся он к Данквилу, — Рикланд храбр и благороден, как никто другой в Фаргорде. Он не заслуживает участи, на которую обрекает его ваше проклятие.

— А мне сдается, что заслуживает. Он как две капли воды похож на моего порочного сына. Боюсь, что кроме внешности он унаследовал и его черную душу. Ответь мне, Рикланд, что привело тебя сюда?

— Древнее пророчество. Оно гласит, что, отыскав Затерянный город, я избавлюсь от проклятия…

— Ты готов поклясться, что это все, что тебе нужно?

— Нет, — честно признался я. — Я хотел забрать магический кристалл и твою волшебную книгу, — я замялся, — если позволишь…

— С первого взгляда не скажешь, что ты увлекаешься магией.

— Нет, просто я должен спасти друга… — И я рассказал Данквилу об Энди, об истории с Роксандом, о том, как печально она закончилась, о том, что король темных эльфов обещал спасти Энди, если я достану кристалл и книгу.

— В моей книге ни слова не сказано об исцелении неопытных магов, злоупотребивших силой, — задумчиво произнес Данквил. — Король темных эльфов хитер и коварен. На твоем месте я не стал бы ему доверять.

— У меня нет выбора. Темный эльф сказал, что Энди умрет, если я не вернусь до того, как Звезда Силы войдет в созвездие Короны.

— Не иначе злодей задумал пошатнуть мировое равновесие! — нахмурился Данквил. — Ему мало власти над стихиями. С давних пор он лелеет надежду обрести силу всех магов! Сколько раз он пытался похитить у меня книгу!

— Значит, ты не позволишь забрать ее?

— Но ты ведь все равно возьмешь, не так ли? Что ж, я предусмотрел, что рано или поздно книга может попасть в плохие руки, — проговорил он. — Можешь взять ее и отнести в Сумеречную долину. Надеюсь, все зло, задуманное королем темных эльфов, обернется против него самого!

— А кристалл?

— Кристалл? — Данквил зловеще улыбнулся. — Кристалл забрал Ознабер, и ты носишь его в кармане, мой мальчик…

— Перстень Данквила… Так вот что это такое! Значит, я все это время таскал в кармане что-то вроде посоха черного колдуна и даже не догадывался об этом! Это ж надо быть таким олухом! С Энди ничего бы не случилось, если бы я сразу отдал ему кольцо. Нет, я не олух, я… — Подобрать словечко повыразительнее мне не дал Данквил.

— Так это все, что ты хотел получить? — внезапно выкрикнул он. — Ты ведь, как и Ознабер, пришел за короной верховной власти, Рикланд? Признайся!

Единственное, в чем я мог бы признаться, так это в своем крайнем недоумении. Корону я рассматривал как некую обузу, резко ограничивающую свободу и налагающую массу обязанностей. А корону верховной власти вообще не рассматривал как корону, а скорее как красивую безделушку. С моей точки зрения, использовать ее можно было лишь в качестве доказательства того, что я побывал в Затерянном городе. Только ведь все равно никто не поверит, если Данквил не снимет с меня проклятие. Еще смеяться станут…

— Н-нет, — промямлил я. — Я пришел, чтобы ты снял с меня проклятие. Корону лучше оставь себе…

— Видимо, я ошибся, — со вздохом сказал Данквил. — Ты совсем не похож на Ознабера. — Он быстрым шагом пересек лабораторию, взял с полки крохотную, похожую на нераскрывшийся бутон бутылочку, наполненную рубиновой жидкостью, и принялся рассматривать ее на свет. — Эликсир жизни, — произнес он наконец. — Раз в тысячелетие Древо жизни приносит единственный плод. И только в этот день и час возможно создать эликсир жизни. Я создал его. Я хотел быть бессмертным, как эльф. Но эликсир не делает человека бессмертным. Он способен лишь исцелить любой недуг и вернуть молодость. Хотя того, что я создал, хватило бы, чтобы прожить тысячелетие. Я не успел воспользоваться им, умер на пороге лаборатории… Будь проклят Ознабер с его жаждой власти! Теперь же я отдаю эликсир жизни тебе. Снять с тебя проклятие не в моих силах. Сейчас это может сделать только твой отец. Я мертв, и искупить преступление моего сына ты можешь лишь перед своим отцом. Ты должен…

Что я должен, я так и не узнал. Демон, в моем сне лежавший до той поры без сознания, пришел в себя. Мое внимание было целиком поглощено беседой с Данквилом, и коварный палач воспользовался этим. Он неслышно подкрался к Стину и схватил его своими когтистыми волосатыми лапами за горло.

— Ну что, Рикланд? Ответишь, где мальчишка, или прикончить тонкошеего?

70
{"b":"6430","o":1}